Захват Оттоманского банка 26 августа 1896 года – Тайные причины армянского теракта

Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5 | Часть 6 | Часть 7 | Часть 8 |

Центр истории Кавказа,
Аббас Исламов

Подойдя к событиям 1890-х годов, когда разгул кровавого террора армянского сепаратизма задолго до Первой мировой войны уже сотрясал устои османского государства, необходимо отметить, что существенным фактором усиления вооруженной агрессии националистов в этот период стало укрепление институтов национал-политического руководства. На фоне десятков тайных армянских обществ, комитетов, подпольных и террористических организаций, на лидирующие позиции выдвинулись две партии – «Гнчак» и «Дашнакцутюн».

Созданная в центре Европы, в Женеве, в 1887 году, партия «Гнчак» сразу же приступила к выполнению функций европейского штаба армянского национализма, осуществлявшего управление политическими, финансовыми, людскими и материально-техническими ресурсами, необходимыми для наращивания силового давления на турецкую державу. Значительная часть деятельности «Гнчак» заключалась в планировании, подготовке и осуществлении террористических атак на население и правительство османского государства, а также выбивания денежных средств из своих соплеменников методами угроз, запугивания и покушений.

На пространстве российской империи аналогичную деятельность развернула партия «Дашнакцутюн», созданная в городе Тифлисе в 1890 году. Охватив практически все армянские общины на территории России, «Дашнакцутюн» работала по той же схеме, выбивая деньги из своих соплеменников, создавая боевые группы, запасая оружие, боеприпасы, превращая подвалы армянских церквей в арсеналы. Различие было только в контролируемых регионах и в значительно большей численности армян, попавших под влияние партии «Дашнакцутюн», умудрившейся создать на российском пространстве более 2000 активных ячеек. Но общие цели и методы работы армянских национал-политических партий были практически одинаковы и включали в качестве программных положений и обязательных приоритетных задач развертывание террора и партизанской войны на территории османского государства.  Лозунгом партий была фраза, включенная в тексты уставов и программных документов – «Убивать турок и курдов в любых условиях» – подчеркивая тем самым откровенно расовую направленность террора.

Методы подготовки и развития вооруженной агрессии против правительства и населения Турции были четко очерчены в программных документах «Дашнакцутюн» и являлись руководством к действию во всех филиалах и ячейках и включали следующие положения:   

«- организовать боевые группы и подготовить их как идеологически, так и практически,

 — использовать все средства для вооружения людей,

 — подвергать террору представителей власти,

 — организовать финансовые ресурсы,

 — разработать каналы транспортировки людей и оружия (из России и Ирана)

 — разорять и разрушать правительственные учреждения.»

Ввиду приоритетности террора в структуре партии «Дашнакцутюн» был создан так называемый «Подготовительный террористический комитет», в обязанности которого входила подготовка и осуществление террористических атак. Создание дополнительной структуры, работавшей, словно специализированный цех, над разработкой и осуществлением кровавых акций, свидетельствует о максимальной нацеленности дашнаков именно на вооружённую агрессию. Это в значительной степени объясняет непрерывность террористического натиска и лавину терактов в Османской империи 1890-е годы. Превратившись в серьезную разрушительную силу и тесно скооперировавшись через сети так называемых «революционных» организаций с политическими кругами Европы и царской России, армянский национализм целенаправленно подготавливал почву для будущих, еще более кровавых и масштабных, событий, которые развернутся с началом Первого мирового военного конфликта 1914 – 1918 годов.

Одним из наиболее ярких примеров операций гибридной войны, которую возглавила партия «Дашнакцутюн», является вооруженный захват Оттоманского банка в Стамбуле 26 августа 1896 года. Информация об этом инциденте выставлена в электронных энциклопедиях Интернета, однако она (особенно в русскоязычных ресурсах) отличается субъективностью и далеко не полным раскрытием деталей происходивших событий. С целью героизации образов главарей террора, кровавый теракт продолжает освещаться с позиции традиционной неприязни к турецкой державе и благосклонности к организаторам и исполнителям вооруженного террора против правительства и населения этой страны, включая захват Оттоманского банка в конце лета 1896 года. При этом замалчиваются подлинные масштабы совершенного преступления, но существующие пробелы могут быть заполнены благодаря материалам, хранящимся в архивах американской прессы XIX века.

Первые сообщения, появившиеся в американских газетах на следующий день после штурма Оттоманского банка, выглядели приблизительно одинаково, описывая общую картину террора так же, как это было сделано, например, в газете «The Evening Times» от 27 августа 1896 года:

«АРМЯНЕ НАЧАЛИ ВОССТАНИЕ. Нападение на Оттоманский банк в Константинополе. Убили жандармов и сражались с полицией. Мятежи в пригородах Галаты.  ЛОНДОН, 27 августа. – В специальном послании из Константинополя говорится, что вчера днем группа из сорока человек, вооруженных револьверами и бомбами, ворвалась в Оттоманский банк, убив жандармов, которые охраняли двери учреждения. Клерки, работавшие в банке, бежали и укрылись в табачной конторе Tobacco Regie, которая находится по соседству с банком. Нападавшая группа расположилась возле окон и на крыше банка и вела оживленную перестрелку с полицией. Вспышки мятежей произошли также в различных частях Галаты, крупнейшего района Константинополя, было захвачено несколько магазинов и множество людей было убито и ранено.

До поздних часов прошедшей ночи Оттоманский банк все еще находился в руках захватившей его банды. Была взорвана бомба возле караульного помещения в Константинополе, убившая несколько солдат и ранившая еще нескольких. Британский военный корабль «Driad», а также французские и итальянские сторожевые корабли приплыли к Галате. Нет никаких сомнений в том, что восстание является работой армянского революционного общества.

ПАРИЖ, 27 августа. – Директоры Оттоманского банка в Галате, деловой центр в Константинополе, телеграфировали руководству парижской конторы банка, что беспорядки, которые произошли вчера вечером, когда банк был атакован и захвачен вооруженной бандой мятежников, закончились и что с банком все в порядке и в городе спокойно, благодаря энергичному вмешательству султана.

БЕРЛИН, 27 августа. – Wossiche Zeitung опубликовала специальное сообщение из Константинополя, в котором говорится о том, что вчера была предпринята попытка совершить революцию. Отряд армян совершил нападение на банк и на несколько зданий в Галате и Константинополе, убив обитателей жилых кварталов и посетителей магазинов и выбросив их тела на улицы. Полиция и военные не пытались вмешиваться в действия банд. Ожидается, говорится в сообщении, что французские войска высадятся в Галате».

Совершенно очевидно, что в сообщениях о теракте в Стамбуле, опубликованных сразу же после нападения на Оттоманский банк, было отчетливо выделено несколько существенных моментов. Прежде всего, зарубежные корреспонденты ни минуты не сомневались в том, что кровавые беспорядки в столице были устроены так называемым «армянским революционным обществом». Помимо этого, репортеры сразу же обратили внимание на то обстоятельство, что одновременно с атакой на Оттоманский банк были совершены нападения и на многие другие объекты, включая государственные учреждения, жилые дома и магазины. Комментаторы обратили внимание также и на то, что головорезы «угнетенного» и «многострадального» народа, забрасывая бомбами и расстреливая из револьверов ни в чем не повинных людей в жилых домах и других помещениях – выбрасывали их тела на улицы.

Заслуживает внимания и та оценка происходившего, которая была сделана иностранными наблюдателями в самых первых репортажах из Стамбула. Она выражалась в отчетливо прозвучавшем заключении о том, что «была предпринята попытка совершить революцию». Иными словами – была предпринята попытка государственного переворота… И на этом фоне внимания заслуживает еще один факт, отмеченный репортерами зарубежных издательств – вслед за захватом Оттоманского банка и началом масштабного террора в Стамбуле британские, французские и итальянские военные корабли подошли непосредственно к причалам Стамбула и были готовы высадить войска в Галате, в самом сердце османской столицы.

Эти и многие другие факты дают основания полагать, что по планам организаторов террора в августе 1896 г. атака армянских террористов на столицу Турции должна была иметь последствия, выходящие далеко за пределы требований партий «Дашнакцутюн» и «Гнчак» о предоставлении армянам прав на автономное самоуправление в Османской империи, которые бандиты передали турецким властям в виде ультиматума. По замыслу армянских националистов та лавина терактов, которая потрясла Стамбул и все османское государство, должна была стать поводом для эскалации международного конфликта и спровоцировать иностранную интервенцию…

События продолжали освещаться в американской прессе и в газетах, изданных 28 августа появились новые, ужасающие подробности захвата Оттоманского банка, свидетельствующие о звериной сущности головорезов «несчастного» народа. В качестве примера обратимся к статье в газете «The Indianapolis Journal» от 28 августа 1896 года:

«БУНТ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ. Армяне покорились и главари шайки были быстро «удалены». Служащие Оттоманского банка сообщают, что банк не был ограблен – сообщение советника Террела. КОНСТАНТИНОПОЛЬ, 27 августа. – Мятежи, которые вызвали вчера столько волнений во всем Константинополе, по-видимому, подошли к концу. Главари банды, которая напала на служащих Оттоманского банка, сдались и были высланы из Турции. Официальный отчет о мятежах приписывает беспорядки организованным усилиям центрального комитета армянских революционеров по раздуванию революции. Захватчики, словно действуя по предварительному сговору, внезапно вошли в большой вестибюль Оттоманского банка, неся револьверы, кинжалы и динамитные бомбы. Разбившись на небольшие группы, они были остановлены офицером охраны, который потребовал от них отчета о деловых отношениях с банком. Не останавливаясь для ответа, они вышибли ему мозги и затем убили, и обезглавили жандармов, выбросив головы убитых людей на улицы. В ходе последовавшего замешательства они закрыли двери и метнули несколько бомб на улицу. Четыре турецкие женщины, проезжавшие мимо в карете, были разорваны на куски одной из динамитных бомб. Двое французских служащих банка, спускавшиеся из окна по веревке, были ранены одним из этих взрывов и избежали смерти только благодаря своевременному вмешательству солдат.

Мятежниками была также захвачена гостиница в Константинополе. Бомбы, пули и метательные снаряды дождем посыпались на головы прохожих, ранив множество людей. О множестве подобных событий было сообщено из различных частей города. Известно, что было убито великое множество людей, но невозможно предположить точное число, вследствие царящего возбуждения и желания как со стороны армян, так и турецких властей держать в секрете личности погибших и раненых. Армянский патриарх отлучил от церкви всех армян причастных к этому мятежу.

В качестве меры предосторожности французский поверенный в делах установил охрану во французском посольстве из моряков французского сторожевого корабля «La Fleche». Французское правительство незамедлительно отправит второе военное судно в Константинополь. Руководители Оттоманского банка сообщили, что никто из персонала не был ранен во время вчерашнего бунта и что банк не был ограблен».

Эти репортажи, раскрывающие подлинную картину совершенных преступлений, объясняют, почему в современных сетевых энциклопедиях избегают упоминать подробности кровавой бойни, устроенной армянами в Стамбуле в конце августа 1896 года. Потому что они уничтожают ауру «героизма», в которую пытаются завернуть кровожадный бандитизм боевиков армянского национализма. Ужасающим фактом является то, что все проявления звериной жестокости, засвидетельствованные в репортажах американских корреспондентов, являлись продуманными и запланированными элементами террористической атаки.

Читатель должен отчетливо представить подлинную картину развития событий – за месяц (подробности ниже) до террористической атаки, в период подготовки организаторы кровопролития тщательно обговаривали и распределяли роли между членами банды, специально для этого собранной в Стамбуле. Были подобраны армянские головорезы (очевидно, с богатым предыдущим опытом) и перед ними были поставлены конкретные задачи не только по совершению убийств, но и по жестоким глумлениям над убитыми. Они пришли к месту преступления с револьверами, бомбами, а также с кинжалами, которыми не только обезглавили только что застреленных охранников, но и выбросили головы несчастных на улицу перед зданием банка.

На представленной здесь фотографии Имперского Оттоманского банка, оперировавшего не только турецкими, но и британскими и французскими капиталами (в связи с чем в учреждении работало много иностранцев), хорошо видно, что здание банка находилось в многолюдном центре столицы и было плотно окружено жилыми кварталами. Именно это обстоятельство было поставлено во главу готовившейся кровавой акции – демонстративная жестокость в центре огромного густонаселенного города должна была вызвать сильнейшее эмоциональное потрясение, как у населения, так и у властей страны.

Именно к этой цели стремился «многострадальный» армянский национализм – в течение считанных часов причинить максимальные страдания мирным жителям, с расчетом вызвать жесткий ответ со стороны правительства, что по замыслу организаторов террора должно было спровоцировать конфликт европейских держав с Османской империей. И на этом фоне привлекает внимание поведение зарубежных держав. Они сразу же привели в движение свои военно-морские силы, угрожая высадить десант в центре Стамбула и как всегда, опережая события, завалили турецкое правительство строгими предупреждениями о необходимости воздержаться от репрессивных мер.

Оправданием же для интервенции (которую державы фактически уже начали осуществлять) должно было послужить намерение защитить христианское население от предполагаемой жесткой реакции турецких властей и населения против армян. Однако, видя, что ожидаемые последствия не наблюдаются, державы приступили к организованному давлению на османское правительство с требованиями немедленно ужесточить действия по усмирению мятежников! Эта парадоксальная политика также нашла отражение в публикациях американской прессы. Одним из примеров является статья в газете «Evening Journal» от 31 августа 1896 года:

«ДЕРЖАВЫ ТРЕБУЮТ. Иностранные послы отправили резкую ноту султану. Должен немедленно подавить беспорядки. Лондонская газета предсказывает скорый распад Оттоманской империи и расчленение Турции – отголоски захвата банка. Константинополь, 31 августа. В районе Галата этого города возобновился мятеж. Резкая перестрелка произошла между солдатами и армянскими революционерами. Послы иностранных держав провели конференцию и отправили жесткое совместное заявление с требованием к султану незамедлительно подавить беспорядки. Никакого ответа от Блистательной Порты пока не получено.

Непосредственно перед отбытием главарей захвата Оттоманского банка на яхте сера Эдгара Винсента, после того как они провели переговоры с турецкими властями и сдались при условии, что им будет позволено покинуть страну, они объявили через переводчиков различных посольств, что они намереваются продолжить мятежи до тех пор, пока права армян не будут признаны представителями иностранных держав. Представители различных посольств получили еще одно циркулярное письмо от армянского революционного комитета, в котором делается похожее объявление. Следует помнить, что за несколько дней до нападения армян на Оттоманский банк, представителями держав были получены угрожающие письма аналогичного характера, но иностранные дипломаты, расположенные в Константинополе, не обратили никакого внимания на эти предупреждения.

В послании в Daily News из Константинополя представлено личное интервью с Френком Баркером, который был оставлен на месте сера Эдгара Винсента, как заложник во время переговоров между армянами, напавшими на Оттоманский банк и турецкими властями. В послании говорится: «господин Френк Баркер сообщил, что захватчики сказали ему, что они намеревались захватить здание Credit Lyonnaise (французский банк – А.И.) и взорвать там бомбу. Частью их плана в то же самое время было совершить нападение на полицейский участок Войвода. Бомбы должны были взорваться в полицейском участке одновременно с нападением на Credit Lyonnaise. Однако люди, подготовленные для нападения на Credit Lyonnaise, прибыли слишком поздно для одновременной атаки на полицейский участок.  Частью заговора было также одновременное нападение на дворец султана и на патриарха».

Помимо двуличной политики европейских держав, в этих публикациях раскрывались новые подробности атаки на столицу османского государства, совершенной бандами армянских террористов. Во-первых, очевидно, что нападения армян в Стамбуле все еще продолжались 31 августа. Также стало известно, что за несколько дней до кровопролития главари «многострадального» армянского национализма уже атаковали шантажом и угрозами иностранные посольства, аккредитованные в Стамбуле. Судя по этим публикациям, получается, что сведения о письмах с угрозами, которые посольства получали до нападения армян на Оттоманский банк, были оглашены только после совершения террора – т.е. иными словами европейские страны не просто проигнорировали их, а со всей очевидность заняли молчаливую позицию, выжидая дальнейшее развитие событий и по всей видимости не информировали о происходящем турецкие власти.

Становится известно, что далеко не только Оттоманский банк был объектом нападения – бомбовая атака (разумеется, с убийством служащих) была подготовлена и на здание французского банка «Credit Lyonnais», и не состоялась лишь по чистой случайности. Одновременно с этим должен был быть уничтожен находившийся поблизости полицейский участок и совершены нападения на дворец султана и резиденцию армянского патриарха. В публикациях было отмечено также, что в это же время группы армянских террористов совершили нападения на общественные объекты и жилые кварталы Стамбула, убив множество мирных жителей. Газета «The Herald» от 1 сентября 1896 года, дополняла картину такими подробностями:

«В то же самое время дом Джелал Бея (известного судьи – А.И.) был захвачен революционерами, которые обрушили дождь из бомб на головы всех, кто оказался в это время на соседних улицах. В Хаскини военные были атакованы и один офицер и множество солдат были убиты. В квартале Псоматия банда армянских анархистов захватила народную школу, убив множество невинных людей. Во многих частях столицы и даже в армянской церкви было обнаружено великое множество динамитных бомб. Армяне верные имперскому трону были возмущены, а патриарх отлучил именем Иисуса Христа всех преступников, которые подвергли опасности жизни невинных мужчин и женщин. Патриарх попросил османское правительство сообщить в пресвитерию имена революционеров, чтобы заклеймить позором в обоих цивилизованных мирах их ужасные преступления».

Вот на самом деле какие события происходили в Стамбуле в конце августа 1896 года, оставшиеся в истории под название «захват Оттоманского банка». Это была масштабная вооруженная диверсия, охватившая все центральные районы османской столицы, во время которой армянские террористы убили сотни людей, не взирая на пол и возраст, в магазинах, государственных и общественных учреждениях, школах, на улицах, в жилых кварталах, частных домах. Погибли десятки жандармов и военнослужащих, пытавшихся остановить кровавую бойню, развязанную бандами «ни в чем не повинного» и «беззащитного» армянского национализма. И в который раз подтвердилось активное использование армянских церковных институтов в подготовке и осуществлении террора.

В Галата (районе столицы) в начале сентября произошла еще одна вспышка армянского террора, о чем также было множество репортажей, сохранившихся в американских архивах, одним из которых является, например, публикация в газете «The San Francisco Call» от 5 сентября 1896 года:

«БОМБЫ БРОШЕНЫ В ВОЙСКА. Армянские анархисты убили турецких солдат в Галате. Начался судебный процесс. Сорок три обвинения против тех, кто связан с недавними мятежами. Ожидается суровое наказание. КОНСТАНТИНОПОЛЬ, Турция, 4 сентября. – Порта информировала различные иностранные представительства, что судебный процесс в отношении арестованных революционеров в связи с недавними беспорядками, по обвинению в грабежах и убийствах мирных людей, должен начаться без промедления и что будут назначены самые суровые наказания. Суд впервые собрался сегодня. Было выявлено сто сорок три обвинения, обвиняются как мусульмане, так и армяне. Полиция получит примерное наказание за то, что не смогла остановить убийства и грабежи.

ВАШИНГТОН, 4 сентября. – Турецкое представительство получило сообщение от Блистательной Порты, датированное вчерашним числом. Имперские власти вручили государственным поверенным все документы относительно преступных действий как христиан, так и мусульман. Армянские анархисты бросили бомбы в войска, проходившие через Галату. Офицер и несколько солдат были убиты.  После этого никаких преступных действий не совершалось и порядок сохраняется по всей империи.

ЛОНДОН, 4 сентября. – Завтра газета Daily News опубликует парижское послание, сообщающее о том, что сегодня ожидается прибытие в Марсель армянских революционеров, которые погрузятся на корабль, отбывающий в Нью-Йорк.

МАРСЕЛЬ, Франция, 4 сентября.  – Семнадцать армянских революционеров, которые приняли участие в недавнем мятеже в Константинополе, включая Гаро, который бросил первую бомбу в Оттоманском банке, высадятся сегодня в Марселе. Они будут содержаться в тюрьме св. Петра, ожидая распоряжение государства об их освобождении. Турецкое правительство выдвинуло требование французским властям об экстрадиции заключенных, но маловероятно, что оно будет удовлетворено. Беженцы заявляют, что они покинули Константинополь только после получения разрешения безопасно покинуть страну. Они желают эмигрировать в Соединенные Штаты или какую-либо другую зарубежную страну».

Нельзя не обратить внимание на то, что западная пресса в первых числах сентября, всего неделю спустя после вспышки кровавого террора в Стамбуле, уже с уверенностью сообщала о том, что требования Турции выдать бандитов правосудию не будут удовлетворены, и что преступники покинут Францию и отправятся в страны, которые выберут сами.

Интересно, что в американской газете, изданной 5 сентября и цитирующей лондонскую информацию от 4 сентября, за две недели до того, как Франция приняла решение о высылке преступников из страны, уже сообщалось о том, что из Марселя бандиты отправятся в Нью-Йорк!

Со временем было раскрыто еще больше подробностей относительно подготовки и реализации совершенного в столице Османской империи террора. Материалы расследований, проведенных турецкими властями и представителями иностранных посольств, показания сотен свидетелей и очевидцев, а также арестованных участников нападения, позволили составить полную картину происшествия. Подлинная история «захвата Оттоманского банка» заметно отличается от той информации, которая выставляется сегодня в популярных источниках, где преступления кровавого армянского террора конца XIX и начала XX века старательно прикрываются рассуждениями о некоей «революционной деятельности», а образы главарей террора обрамляются аурой героизма.

К подготовке террористической атаки, которая произошла в конце лета, главари «несчастного» и «угнетенного» армянского национализма приступили фактически с начала 1896 года. Руководство по подготовке бойни взяла на себя партия «Дашнакцутюн» и с этой целью в Стамбул из России прибыл один из её функционеров по имени Мелик Юсуфьян. К этому времени в Стамбуле возникли еще две новые тайные организации армянских террористов – «Шант» и «Курбан». Таким образом, в разработке вооруженного нападения, которое должно было залить кровью весь густонаселенный центр османской столицы, приняло участие четыре организации армянских националистов – «Дашнакцутюн», «Гнчак», «Шант» и «Курбан». Именно на совместных собраниях этих четырех террористических организаций было принято решение, что центральным звеном кровавой акции должен стать Оттоманский банк.

Приготовления начались с арендования квартир и помещений в различных частях Бейоглу, одного из центральных районов Стамбула – в кварталах Агаджами, Тепебаши, Галатасарай, Тёнел и в армянской центральной школе в Галате. В каждой их этих съемных квартир расположилось от восьми до десяти бандитов, и в этих же помещениях были постепенно подготовлены большие запасы бомб, которыми в назначенный час террористы должны были забросать многолюдные улицы, с целью убить и искалечить как можно больше мирных жителей. Упомянутые выше факты выбрасывания трупов убитых людей и отрезанных голов на улицы также были частью замысла – по мнению организаторов террора подобное зверство должно было произвести максимально шокирующее впечатление и непременно спровоцировать власти и население Стамбула на ответную жестокость.

Была назначена отдельная группа, вооруженная револьверами и бомбами, для нападения на дом министра жандармерии Назим Паши, усилиями которого к этому времени было раскрыто в Стамбуле несколько тайных ячеек армянских террористов и ликвидированы арсеналы оружия, бомб и взрывчатых веществ. Назим Паша стал объектом особой ненависти армянского национализма после того, как составил несколько официальных отчетов османскому правительству о том, что армянские банды готовят вооруженную атаку на Стамбул.

Следствием докладов министра жандармерии стало проведение обысков и арестов в столице, во время которых были обнаружено хранилище оружия и боеприпасов в армянской церкви. В этих же докладах отмечалось, что для подготовки нападения на столицу в Стамбул прибыло около сорока армянских бандитов (включая главарей, возглавивших операцию) из Франции и России.

На собраниях четырех армянских организаций разрабатывались технические детали предстоящей бойни, в частности, было решено подготовить множество больших тяжелых телег, запряженных волами и груженых камнями и мешками с песком, для того, чтобы одновременно с началом террора забаррикадировать ими центральные улицы в городе. Было принято решение о доставке дополнительного оружия через «революционный центр» в Болгарии. Захват Оттоманского банка и бомбовая атака на французский банк Credit Lyonnaise рассматривались, как ключевые моменты, поскольку считалось, что покушение на иностранные капиталы, которыми оперировали банки, а также угроза жизни иностранного персонала позволит оказать ощутимое политическое давление на европейские державы. Во время террористической атаки планировалось также взорвать Галатский мост через знаменитую бухту «Золотой рог» в Стамбуле.

На протяжении летних месяцев, под руководством прибывших из Франции и России главарей, распоряжавшихся значительными денежными суммами, в Ускударе – одном из районов Стамбула, в подпольном цехе террористов, которым владели армяне Саркис и Микаэль, было организовано производство бомб. Для этого через Батуми была налажена доставка недостающего динамита, причем перевозили его небольшими партиями армянки, завербованные партией «Дашнакцутюн», обычным пассажирским багажом.

Позднее часть бомб, оставшихся неиспользованными во время террора, вместе с бомбами, изъятыми во время повальных обысков из подпольных цехов и подвалов армянских церквей, проведённых полицейским департаментом Стамбула, которое возглавлял Назим Паша, были выставлены на всеобщее обозрение, и в первую очередь для иностранных представительств, в здании артиллерийского ведомства.

К середине августа было изготовлено 753 бомбы, из которых двенадцать были весом 25 кг и обладали колоссальной разрушительной силой. За это же время было закуплено и запасено 800 револьверов американского производства. Бомбы и оружие были доставлены по местам расквартировки и распределены между группами террористов. Банда, нападавшая на Оттоманский банк 26 августа, имела при себе 200 бомб, спрятанных в инкассаторских мешках, и каждый бандит имел при себе по два револьвера и сотни патронов.

Вот так, в 1896 году, за долгие годы до Первой мировой войны, на протяжении нескольких месяцев сотни активистов армянского террора не спеша, беспрепятственно, пользуясь правами и свободами подданных Турции, которыми в большинстве своем они являлись:

 – стягивали в столицу османского государства отборных головорезов «стенающего в нужде» и «угнетенного» народа не только из регионов Турции, но и из других стран,

 – снимали квартиры, расселяя отряды убийц по районам и кварталам Стамбула,

 – организовали доставку взрывчатых вещества в подпольные цеха, тайно созданные в столице страны и наладили массовое производство бомб и гранат для кровавого террора в центре столичного города,

 – проводили регулярные собрания и совещания, на которых обсуждались и согласовывались детали готовившейся атаки на столицу, распределялись задачи, включая такие, как отрезание голов и выбрасывание трупов на улицу,

– накапливали оружие и боеприпасы, используя для этого помещения арендованных квартир, подвалы армянских школ и церквей,

израсходовав при этом денежные средства, которые измерялись бы сегодня миллионами рублей или долларов. До сегодняшнего дня пропаганда националистов внушает армянскому народу и обывателям христианских стран, что все это делалось именно по той причине, что армянский народ в Османской империи был «обездоленным» и «бедствующим» …

В тот день, когда головорезы «многострадального» народа обрушили великое множество страданий на головы жителей Стамбула, залив улицы потоками крови сотен ни в чем не повинных людей, генеральный директор Оттоманского банка, Эдгар Винсент, гражданин Британии, «удивительным образом» сумел сбежать из захваченного здания. Его офис находился на самом верхнем этаже банка и в то время, как все его охваченные ужасом сотрудники (150 человек) оказались в руках у бандитов, угрожавших взорвать все здание, и были согнаны в одно помещение – Эдгар Винсент выбрался через осветительное окно на крышу своего банка, перебрался оттуда на примыкающую крышу соседнего здания, которое занимала фирма «Tobacco Regie» и таким образом оказался на свободе.

В течении дня он принимал активное участие, вместе с переводчиком российского посольства Максимовым, в переговорах между турецкими властями и террористами, результатом которых стало согласие властей разрешить бандитам беспрепятственно покинуть страну. Выйдя ранним утром 27 августа из здания Оттоманского банка и пройдя между двумя рядами солдат, 17 бандитов поднялись на борт яхты «Гюльнаре», принадлежавшей Эдгару Винсенту. Согласно договоренности с посольством Франции, с этой яхты их должно было забрать французское судно «Gironde» и доставить в Марсель.

До прибытия французского корабля, на яхте Э. Винсента произошло примечательное происшествие. Поскольку бандиты покинули здание банка вооруженными и находились на борту яхты со своими револьверами, представители французского посольства предложили им сдать оружие, перед тем как они поднимутся на борт французского судна, прибытие которого ожидалось во второй половине дня. Армянские террористы ответили отказом, пафосно заявив, что это оружие является собственностью «армянской революционной федерации» – однако, после коротких переговоров согласились продать его, по цене пять золотых за каждый револьвер. Оплату бандитам произвел находившийся на своей яхте сэр Эдгар Винсент. (Деньги впоследствии были отобраны французами).

Дальнейшие события также представляют определенный интерес. В Стамбуле пятеро раненых бандитов оказались в русском посольском госпитале и, хотя их ранения не были настолько тяжелыми, чтобы они не могли давать показания, турецкие следователи так и не были допущены к ним (усилиями все того же главного переводчика Максимова, взявшего на себя роль опекуна бандитов), вплоть до их выздоровления. Но затем, несмотря на настойчивые требования турецкой стороны о передаче преступников властям для проведения допроса, всех пятерых бандитов внезапно увезли в Египет, объяснив это тем, что им нужна была перемена климата.

Точно так же, турецкие представители долгое время не допускались к семнадцати бандитам, отсиживавшимся под защитой Франции в марсельской тюрьме. Им не позволено было даже сфотографировать преступников. Автором представленного выше единственного снимка банды армянских преступников, сделанного во дворе тюрьмы св. Петра и впервые появившегося в газете «Illustration» 31 октября 1896 года, был французский фотограф Ж. Бернар. Французская сторона не проводила никаких официальных расследований и не представляла никаких отчетов, хотя всего пару дней назад Франция устроила военный демарш у берегов Турции, и готова была высадить войска в Стамбуле в связи с серьезной угрозой своим интересам. (Возможно, её интересы заключались именно в этом – в спасении армянских головорезов от правосудия).

Как выяснилось позже, время пребывания бандитов в Марселе (всего две недели) было использовано французской стороной для подготовки юридических условий и соответствующих документов, необходимых армянским бандитам при пересечении границ, когда они будут покидать Францию. Единственный допрос, проведенный французами заключался в том, что всех бандитов индивидуально опросили относительно того, в какую страну они пожелали бы выехать. 15 преступников изъявили желание отправиться в Нью-Йорк. Двое главарей, Гаро и Хайк, пожелали выехать в Швейцарию, в город Женева, куда они и отправились поездом со всеми оформленными во Франции документами для безопасного пересечения границы и дальнейшего проживания в центре Европы.

Об остальных 15 преступниках французская сторона также проявила заботу и, поскольку существовало опасение, что в США бандиты могут вновь оказаться в тюрьме (и, возможно, переданы Турции), Франция организовала безопасную переправку преступников в Буэнос-Айрес, столицу солнечной Аргентины.

Необходимо отметить, что все эти действия французского правительства совершались на фоне упомянутого выше жесткого политического давления европейских держав (включая Францию) на правительство Османской империи с требованиями незамедлительно подавить беспорядки в стране.

История с захватом Оттоманского банка и кровавым террором армянских националистов в Стамбуле в августе 1896 года, позволила выявить еще несколько фактов, имеющих немаловажное значение для понимания подлинного «вклада», сделанного армянскими националистами в историю мирового терроризма.

Армянский национализм, основательно интегрированный в мировоззрение обывательских масс в христианских странах, объявляет армян «самым первым» христианским народом в мире и эта легенда, не имеющая под собой достоверных исторических оснований, продолжает оставаться общехристианским мифом. Кого на самом деле можно назвать «самым первым» христианским народом – жителей Эдесского царства, сирийцев, арамейцев, греков, эфиопов или армян – этот вопрос все еще остается предметом научных диспутов. Но совершенно точно известно, в каких именно вопросах армяне действительно являются «самыми первыми» – ввиду неопровержимости достоверного исторического материала.     

Армяне самыми первыми:

– изобрели городской терроризм (Urban terrorism): целенаправленное использование террора в городских условиях с целью вызвать наибольшие жертвы и причинить наибольший материальный ущерб. На современном этапе истории армяне первыми доказали миру, что поскольку городские условия отличаются значительно большей плотностью населения по сравнению с сельскими местностями, городской терроризм позволяет достичь максимального разрушительного эффекта;

– применили практику бомбовых/динамитных атак на государственные учреждения, правительственные здания и жилые кварталы в столице и крупных городах страны, с целью вызвать панику среди населения, парализовать властные структуры, спровоцировать массовые беспорядки, создающие условия для свержения правительства;

– применили практику шантажа правительства страны путем захвата больших групп заложников в столице;

– додумались использовать эскалацию собственных этнических и внутри-конфессиональных распрей, как эффективное средство для провоцирования беспорядков и мятежей в стране проживания;

– поставили во главу кровавого террора духовных лидеров народа, епископов и священников, выступивших в роли организаторов, вдохновителей и руководителей насилия, совершавшегося с целью разрушения своей страны;

– превратили подвалы армянских церквей и монастырей в хранилища оружия и боеприпасов и в тайные типографии, где печатались призывы к мятежам, насилию и террору;

– применили метод вооруженного захвата иностранных капиталов с целью шантажа правительств различных стран и провоцирования интервенции иностранных вооруженных сил;

– возвели идею расовой исключительности хайского народа на уровень общенационального мировоззрения, превратив его в базовый элемент идеологической и политической пропаганды, продолжающейся по настоящее время;

– изобрели геноцидальную идеологию (этническую направленность террора), сделав её стержневым элементом национал-политической программы и общенациональной идеологической пропаганды;

– создали разветвленную сеть из тысяч взаимосвязанных террористических групп и организаций, действующих под координацией общего центрального руководства, охватывавшей не только все пространство Османской империи, но и соседних стран (России, Ирана);

изобрели гибридную войну и развернули её на пространстве страны, в которой проживали, как эффективное средство разрушения государственного строя непрерывным давлением бандитских рейдов и террористических атак на правительственные учреждения и мирное население городов и селений.

Это первенство, засвидетельствованное кровью сотен тысяч безвинно и безвозвратно загубленных жизней, несомненно, принадлежит армянскому национализму.

Продолжение следует.