Центр истории Кавказа,
Доктор исторических наук,
профессор Рауф Гусейн-заде

 

ПРЕАМБУЛА

История так назывемой «Армении» (Хайаса, Hayasa, Hayastan) и армян (самоназв. хай) изобилует многократными миграциями, утратами государственности и заимствованиями. Как следствие, невозможно отделить эти две дефиниции одну от другой. Ибо далёкое, докавказское, прошлое Армении и предков современных хайев связано не с их исторической родиной в Европе (область Фракия, Греция), но с Малой Азией, где и существовала периодически их государственность. Поэтому для армянской историографии характерна традиция излагать историю армянского этноса, а не территории. Такая традиция ведёт начало от «отца армянской истории» Мовсэса Хоренаци, якобы жившего в V веке и назвавшего свой труд «Патмутюн хайоц» («История хайев»). Однако этот и другие «древнеармянские» труды впервые всплывают XVII-XVIII вв. что ставит под сомнение их существование в ранее средневековье.

М.Хоренаци перечисляет пять «армений». А якобы армянский автор VII века Анания Ширакаци назвал уже восемь «арме­ний». Современные  арменисты насчитывают 34 «армении»: Первая, Вторая, Третья, Четвёртая, Аршакидская, Великая, Византийская, Внутренняя, Восточная, Высокая, Глубин­ная, Греческая, Западная, Кавказская,  Киликийская, Малая, Месопотам­ская, Нахарарская,  Персармения,  Сатрапская,  Северная, Северо-Восточная, Турецкая, Юго-Западная,  Южная, Юстинианова, а ещё – просто Армения, Армянская Месопотамия, Армянская область, Армения за пределами Армении, Армениак, Армина, большая часть Великой Арме­нии, часть Великой Армении. Говорится порой и о 35 «армении» — «Восточном крае Армении», — под которой подразумевается территория Азербайджанского Эриванского ханства (1747-1828). Однако, никогда не упоминается, что на Южном Кавказе армянская государственность появилась именно на азербайджанской земле.

Какую же из этих «армений» можно вывести в заголовок исторического труда об армянах? Поэтому, речь ведётся о виртуальной территории, то есть каждый раз эта «terrae incognitae» указывается как очередная «армения». Под стать множеству «армений» — отсутствие единой армянской церкви, в которой до сего дня функционируют четыре католикосата: Стамбульский, Киликийский, Иерусалимский и Эчмиадзинский.

С феноменом множества «армений» связана мифологема «Великая Армения от моря до моря», то есть территория в треугольнике «Средиземное-Чёрное-Каспийское моря». Её главная цель — представить множество «армений» как единую территорию, объединяемую дефиницией «Великая Армения». С этим же парадоксом связано понятие «Армянское нагорье», которое общеизвестно как Анатолийское плоскогорье, почти полностью расположенное в восточной части Малой Азии. Понятие «Армянское нагорье» удобно тем, что покрывает собой территорию так называемой «Великой Армении».

История предков хайев позволяет прийти к выводу, что они — фракийское племя, переселившееся из Греции в Малую Азию в VIII веке до н.э., а здесь Армения — горная страна, где берут начало Тигр и Евфрат. Отсюда они вступили в долину Аракса, затем появились в долине Куры, то есть на Кавказе.  Поэтому хайи не могут считаться автохтонами ни Малой Азии, ни, тем более, Кавказа.

Внекавказское происхождение предков хайев подтверждают артефакты. Антрополог В.В.Бунак, на основе исследованных им черепов железного века XIV-XIII века до н.э. из Севанского района доказал, что они не имеют ничего общего с более поздними армянскими насельниками этой зоны. Этническая одонтология также подтверждает аллохтонность хайев на Кавказе, ибо их зубы, по своему составу, отличаются от зубов автохтонов Кавказа. Так называемая армянская болезнь характерна «преимущественно для представителей народностей, предки которых жили в бассейне Средиземного моря, особенно для армян, евреев (чаще сефардов), арабов, и лишь в 6% всех случаев для лиц прочих национальностей».

ДРЕВНИЙ ПЕРИОД.

 

В далёком прошлом предки хайев мигрировали из Фракии во Фригию, что находится в западной части Малой Азии. Поэтому «отец истории» Геродот (5 в. до н.э.) считал их выходцами из этой исторической области. Евдокс Книдский (4 в. до н.э.) сообщает, что армяне, по языку, очень схожи с фригийцами. Страбон (1 в. до н.э.-1 в. н.э.) связывает армян с Фессалией, областью на севере Греции.

Что касается территории, где предки хайев сложились как этнос, это, по мнению арменистов, Малая Азия: «Родина армян, территория, где они появились и сформировались в качестве отдельного, отличного от других, народа, – Армянское нагорье», т.е. Анатолийское плоскогорье.

Таким образом, первоначальная родина предков хайев находится в Европе. Следующая «родина» — в Малой Азии, которую они пересекли с запада на восток — до района озера Ван. Последняя по времени «родина» хайев — на Кавказе земли бывшего Азербайджанского Эриванского ханства. Здесь они были и остаются народом-аллохтоном.

Достоверных сведений о начале армянской государственности нет — утверждают, что якобы первые «царства» хайев появились до н.э. Так, в одном случае арменисты пишут просто «армянские государственные образования в VII-II века до н.э.». В другом —  говорится о «сатрапии Армения» или о «13 и 14 сатрапиях в Ахеменидской империи». В третьем — имеются в виду включённые в состав какой-либо политической структуры земли, заселённые предками хайами. В четвёртом – сказано: «подробные сведения об армянском государстве дошли до нас в предании, сохранившемся в историко-нравоучительном произведении греческого историка V-IV веков Ксенофонта “Киропедия”». Однако, это не может быть принято за исторически достоверную истину.

Более менее связный рассказ об армянских царствах начинается с I века, когда «Престол Армении римляне передали своему ставленнику – царю Атропатены», то есть правителю Азербайджана. В связи с этим арменисты писали в 1951 году «История древней Армении тесно связана с историей всех соседних государств. Однако, неизменными друзьями армян были ближайшие вековые их соседи – грузины и албаны, и преемники последних – азербайджанцы».

До появления первого армянского, государства предки хайев до VI века до н.э. жили в Ассирийской державе и государстве Урарту, которое арменисты именуют Ванским царством. Они считают, что после падения Урарту на его территории сложилось первое армянское государство, под протекторатом Мидийского царства (VII-VI века до н.э.), то есть на азербайджанской земле.

То, что это азербайджанские земли подтверждается историческим свидетельством. Согласно легенде, сохранённой в сирийском памятнике VI века – в «Истории Кархи де бет Селох» (Кархи — ныне город Киркук в Ираке), — название страны «Азербайджан» было известно уже в VII веке до н.э. В легенде говорится: «Когда настал конец царства Ассура и ослабела власть ассирийская, по приговору Божию, построил крепостную стену Арбак, то есть Адурбад в царстве мидийцев, названном по его имени землей Адорбадаган».

Что касается Арбака, то, в связи с Азербайджаном, он отмечен в VIII веке в «Истории албан» азербайджанского историка Моисея (Каланкатуйского) Утийского среди «имён [местных] властителей».

До IV века до н.э. географическая Армения входила в Ахеменидскую империю. Тогда же стали известны дефиниции «Армина» и «арминийа», которыми соседи наименовали много веков спустя и хайев, занявших территорию, заселённую до них местным этносом «арминийа».

Что касается т.н. Ванского царства — Урарту, то, по мнению арменистов, «Урарту было империей и далеко не все атрибуты этого деспотического государства, типичного для Передней Азии, были унаследованы собственно армянской государственностью». Поэтому они не считают Урарту «своим», и полагают, что «начатки общеармянской государственности появились на территории Урарту, под протекторатом Мидийского царства, которому было обязано уплачивать дань, помогать войском и не строить укреплений».

Более того, они полагают, что именно «После падения государства Урарту на Армянском нагорье образовалось первое общеармянское государство – государство Ервантидов (Оронтидов), прошедшее долгий и трудный путь развития». Однако в реальности государство Оронтидов не имеет отношения к армянам.

Затем, якобы «Армянское царство» оказалось в вассальной зависимости от Ахеменидской державы [VI-IV века до н.э.]. Имея в виду Мидийскую и Ахеменидскую империи, арменисты заключают, что, «едва успев сложиться в качестве единого государства, армяне вынуждены были считаться с внешним фактором. Основным препятствием на пути сложения армянской государственности всегда будет опасное соседство с превосходящими силами». Этот фактор характерен для истории армянской государственности с момента её появления и до наших дней.

После восточного похода Александра Македонского [336-323 годы до н.э.] якобы появились армянские царства Айрарат, Малая Армения и Софена. Они просуществовали до конца III века до н.э. В 189 году до н.э. была провозглашена «независимость армян». Это произошло при Арташесе (189-160 годы до н.э.). В так называемой «Великой Армении» и Софене в 95-55 годы до н.э. правил парфянин Тигран II. В этот период Рим организовал несколько походов на Восток. Его легионы во главе с полководцами Лукуллом, Помпеем, Крассом, Антонием дошли через Малую Азию до Кавказа. В результате, местные государства, в том числе армянское, признали власть Рима.

В начале I века н.э. так называемое Армянское царство было упразднено, его территория стала римской провинцией, но в 64 году оно оказалось номинально восстановленным. Здесь правили представители разных царских фамилий соседних территорий. Всё это происходило под протекторатом Рима. Затем Армения оказалась сперва под протекторатом Парфянской державы (250 год до н.э.-227 год), а потом — в её составе. Правителями были поставлены младшие члены парфянских Аршакидов. Поэтому считалось, что «при верховном владычестве Парфии Армения была не завоёванной страной, а входила в состав державы, притом с высоким политическим статусом».

Последующая история хайев связана с Сасанидской империей (224-652 годы). Тогда на номинальный армянский трон возводили членов династии Сасанидов, как до того парфянских Аршакидов.

По мнению некоторых арменистов: «Геополитическое положение Армении в системе межгосударственных отношений древности в указанный период в значительной мере (и большей частью, хотя и не всегда) определялось промежуточным (буферным) положением по отношению к крупнейшим государственно-политическим образованиям тогдашнего Древнего мира. Государства, существовавшие в то время как к западу, так и к востоку от Армении, были значительно крупнее и обладали большими ресурсами и военно-политическими возможностями. Поэтому главной задачей Древней Армении в тот период было сохранение государственности, укрепление границ и их расширение в те моменты, когда общая геополитическая ситуация становилась более благоприятной (как во время царя Тиграна Великого, I век до н.э.). В процессе внешних войн Великая Армения в течение всего рассматриваемого периода постоянно претерпевала изменения своих границ». Вместе с тем арменисты полагают, что «После освобождения от ахеменидского ига произошло разделение единой Армении на две части, в результате чего на исторической арене появились Великая Армения и Малая Армения». К тому же, «Свою независимость Великая Армения сохранила недолго, попав вскоре под иго Селевкидского государства, возникшего на обломках державы Александра Македонского».

          СРЕДНЕВЕКОВЫЙ ПЕРИОД.

В эту эпоху государственность в географической Армении в Малой Азии существовал, с перерывами, в IV-XIV века. Для сохранения как собственной власти, так и своих государств армянским правителям приходилось лавировать между Сасанидской и Византийской империями, которые неоднократно решали свои проблемы с оружием в руках. Всё завершилось в 387 году, когда вассальное Армянское царство, было захвачено Византией и Сасанидами, которые разделили между собой его территорию. Византийская часть стала фемой (провинцией) во главе с комитом (провинциальным правителем), здесь действовали общеимперские структуры. В состав Сасанидской империи часть Армении вошла как марзпанство – приграничный военно-административный округ во главе с марзпаном, подчинявшимся персидскому двору. Таким образом, пестрое этническое население географической Армении превратилось в подданных византийского императора на западе и персидского шаханшаха на востоке.

Недовольные попытками Сасанидов склонить их к принятию зороастризма население Армении в 450-451 годы подняло восстание. Инсургенты обратились за поддержкой к Византии, но она предпочла сохранить с Сасанидской империей мирные отношения. Восстание было подавлено, потому что его руководителям обещали определённые привилегии, и они изменили восставшим. В итоге, 6 мая 451 года на Аварайском поле инсургенты были разбиты. Однако, в 482-484 годы произошло новое восстание, в результате которого так называемая Персидская Армения получила известную долю самоуправления в составе Сасанидской державы. Тем не менее, в 571 году здесь произошло новое восстание, также подавленное Сасанидами.

В VII веке на мировой сцене появилась новая военно-политическая сила – обширный и могущественный Арабский халифат. В 651 году арабы ликвидировали Сасанидскую империю, и географическая Армения вошла в состав их владений. Таким образом, в условиях персидского, византийского и арабского доминирования в Передней Азии, то есть в IV-IX века, у населения Армении было лишь самоуправление. Поэтому, как и ранее, оно поднимало восстания против арабского владычества.

В IX-XI века, после ослабления Арабского халифата, стали известны несколько армянских государств. Тогда «Армения эпохи Багратидов шла по пути дробления, по пути образования небольших царств». Таких, как так называемая «Великая Армения» (Анийское, 886-1045 годы). Васпураканское (908-1021 годы), Ванандское (963-1064 годы), Ташир-Дзорагетское (979-1256 годы), Таронское (830-967 годы). У них хватало сил только для вражды между собой. А при поддержке Византии и других внешнеполитических сил они стремились подчинить себе своих соседей.  Византийская империя, в собственных интересах, поддерживала одни армянские царства против других, раздавая их правителям почётные титулы «архонт» и «духовный сын императора», заключала с ними «договоры о любви». В обмен, армянские цари считали себя вассалами Византии. Однако, всё завершилось в X-XI века византийским завоеванием армянских царств, включением их в состав империи в качестве фем, учреждением имперской администрации и процессом византинизации.

Тогда же на части этой территории уже были известны и мусульманские эмираты. А в первые десятилетия XI века начались походы тюрок-огузов в этот регион. В 1016 году они опустошили Васпуракан, в 1021 году  – другие территории.

В 1038 году на политической карте появилась огромная и могущественная Сельджукская держава (1038-1157 годы), в состав которой вошли значительная часть Центральной Азии, Передняя Азия, в том числе Малая Азия. Эта тюркская империя оказала большое влияние на ход мировой истории, с ней оказалась связана судьба многих стран и народов Евразии. Тогда географическая Армения входила в состав владений султанов Сельджукидов.

В 1055 году первый великий султан Сельджукид Тогрул-бек (1038-1065 годы) вошёл в столицу Арабского халифата Багдад. В августе 1064 году его преемник Алп-Арслан (1065-1072 годы) осадил и захватил Ани, превращённый в опорный пункт для борьбы с Византией. В августе 1071 года, в битве при Манцикерте, в Малой Азии, сельджуки разгромили византийскую армию, после чего Византия навсегда утратила свою военную мощь и влияние.

В XIII веке история региона была связана с татаро-монгольским нашествием и господством. В 1206 году появилась могущественная и обширная Монгольская империя, которую основал и возглавил великий каан Чингиз-хан (1206-1227 годы). В её состав входили огромные пространства от Китая до Центральной Европы и Средиземноморья.  В 1220-1221 годы татаро-монгольские армии совершили разведывательные походы на запад. В 40-е годы XIII века татаро-монголы овладели территорией географической Армении. В результате, она оказалась в составе Ильханского государства Хулагидов (1256-1353 годы). Соперничавшая с ильханами Золотая Орда неоднократно вторгалась в их владения, от чего страдали местные жители, города и селения.

Вскоре появилась новая опасность – из Центральной Азии ринулась на запад армия грозного гурхана Тимура (1370-1405 годы). Затем на смену татаро-монголам пришли тюркские государства Гара-Гойунлу (1380-1468 годы) и Аг-Гойунлу (1378-1508 годы). Тогда было ликвидировано единственное известное армянское государство в Малой Азии – Киликийское царство (1080-1375 годы), которое захватил и уничтожил Мамлюкский султанат.

В результате, после этой даты армянская государственность исчезла на 500 с лишним лет. Поэтому «Вечную боль армянской истории составляет тот факт, что в течение значительной части средневекового периода и в последующую эпоху, вплоть до 1918 года, у армян практически не было своего независимого государства».

Дальнейшая история армяно-хайев, вплоть до начала ХХ, связана с обширной и могущественной Османской империей, в составе которой оказались Передняя Азия, Северная Африка и часть Европы. Как отметил армянский путешественник века XVII века Симеон Лехаци, который более 10 лет провёл в Османской империи, его соплеменники, как и остальные «миллеты» — арабы, курды, иудеи, греки, — вели в её составе «нормальный образ жизни». Он видел здесь, во многих городах и многочисленных армянских селениях их церкви и монастыри, купцов и священнослужителей, ремесленников, негоциантов и чиновников. При этом Симеон Лехаци подчеркнул, что «исконными врагами армян были греки», а османские султаны благоволили к армяно-хайам, духовный глава которых с 1461 года с резиденцией в столице империи – Стамбуле.

В связи с османами арменисты специально отметили, что «В XV веке со всей чёткостью обозначилась сила, которой предстояло определять судьбы армянского народа на значительной части его родины и за её пределами. Это была Османская империя».

Таким образом, в XIV-начале XX веков история хайев оказалась связана с османами и с мирными и немирными российско-османскими взаимоотношениями. В связи с этим следует отметить, что в течение XVII-начала ХХ веков состоялись 11 русско-османских войн, от которых пострадали многие народы, в том числе армяно-хайи.

Вплоть до XIX века физико-географическое понятие «Армения» и этническая дефиниция «хайи», как и сама их история, оставались за пределами Кавказа. В связи с этим стоит напомнить, что миграционные передвижения предков хайев на восточном направлении начались уже после первой ликвидации Армянского царства в 387 году и раздела его территории между Византийской и Сасанидской империями. Процесс миграции предков хайев интенсифицировался с ликвидацией последующих армянских государств, особенно при арабском владычестве в Передней Азии в VII-IX века, а затем при сельджуках — в XI-XIII века. Продолжились миграции впоследствии – при татаро-монголах, Тимуридах, государствах Гара-Гойунлу, Аг-Гойунлу, Азербайджанской Сефевидской, Османской и Иранской империях.

В IV веке важнейшим событием в истории армян стало утверждение христианства, в первую очередь, его распространение в подконтрольной Сасанидам Персармении. Поэтому закономерно, что армянская церковная терминология – иранского (парфянского) происхождения. Например, айрапет — патриарх; вардапет – учёная степень духовных лиц; шахапет – духи-охранители.  Имена большинства армянских богов также иранского корня. Не случайно Страбон отметил, что «Обычаи мидийцев большей частью те же, что и у армян, по причине сходства их стран. Мидийцы, однако, как говорят, являются родоначальниками обычаев армян и ещё раньше персов, их владык и преемников господства в Азии. Мидийцы и армяне почитают все священные обряды персов».   Название верховного христианского божества хайи заимствовали из авестийского, то есть зороастрийского, пантеона. Армянское Аствац (Бог) созвучно с авестийским Астват-Эрэта.

Всё это не случайно. Ибо предков хайев обратил в христианство парфянин (а не армянин!) Григорий Партев Лусаворич (партев – арменизированная форма иранского этнонима «парфянин»). Он почитается основателем армянской церкви и её первым епископом/католикосом. Григорий происходил из знатного парфянского рода Сурэн-Пахлавов, являвшегося ветвью царского дома Аршакидов. Он — младший сын парфянского князя Апака и, естественно, был зороастрийцем. Парфянами после него были и другие армянские католикосы: Аристакэс I Парфянин, Вртанэс I Парфянин, Йусик I Парфянин, Нэрсэс I Парфянин Великий, Саак I Парфянин Великий.

Отметим также, что в Аршакидскую Армению христианство проникало через сироязычную Эдессу и грекоязычную Кесарию Каппадокийскую, что нашло отражение, в частности, в терминологии, заимствованной как из сирийского, так и из греческого обихода.  Поэтому вряд ли есть основания считать, что «армяне стали первыми в мире христианами». Достовернее, скорее, другое.

Согласно легенде, не менее легендарный царь Эдесский Абгар V, состоявший в переписке с самим Иисусом Христом, просил его прислать в Эдессу (ныне Шанлыурфа, Турция) миссионеров и объявил в своём государстве христианство официальной религией. Значит, легитимизация этой конфессии ещё в I веке произошла в сирийской среде (сирийцы – потомки ассирийцев).

Не случайно поэтому, как считают арменисты, «начальные документы христианской литературы армян тяготели преимущественно к сиро-персидскому церковному миру. Они многому научились у сирийцев. Сирийский язык, хотя сравнительно меньше, чем персидский, имел влияние на армянский. В армянский вошло значительное количество сирийских слов, которые арменизировались».

Сирийцы оказали влияние и на религию хайев. Из их божеств в армянский пантеон вошли Варшамин, Нанэ, Астхик, Анаит. Из сирийского происходит слово курм – жрец. Более того, арамейский антропоним Арим трансформировался у армяно-хайев в Арам, вероятно, под влиянием упомянутого в Библии Арама, который считается эпонимом (предком-родоначальником) жителей Сирии и Месопотамии — арамеев, являющихся одной из ветвей семитов. В «Ключевом словаре армянского языка» фиксированы 200 коренных сирийских слов, до сих пор употребительных у хайев. Не случайно также, что до появления армянского алфавита в V веке здесь пользовались сирийским письмом несторианского пошиба. Об этом можно судить по эпиграфическим надписям в Малой Талинской церкви, редактированных на сирийском языке несторианским письмом.

Имея в виду сиро-армянские культурные связи, арменисты считают, что «На всём протяжении существования армянской национальной литературы ей сопутствовали переводы, выполненные с греческого, сирийского, латинского и арабского языков, явившиеся важнейшим фактором её развития, одним из основных источников, питавших её». Говоря о сирийском влиянии на хайев, они же полагают, что «Роль Византии в формировании армянской культуры исключительно велика. В области литературы можно настаивать если не на равенстве, то на безусловной соизмеримости греческого и сирийского влияния. С греческого и сирийского языков переводили различного рода и жанра произведения. Значительно влияние Византии, в частности, византийской Сирии, на армянское искусство — монументальную и книжную живопись, архитектуру».

Вообще, сирийцев считают «учителями армян, и армянская литература в свои ранние дни многим обязана сирийской. Она обязана ей не только переводом Церковной истории Евсевия, но и такими сочинениями, как Учение Аддая, Поучения Афраата. Некоторые утраченные сирийские творения сохранились даже только в армянских переводах».

Основатель сирийской церкви и литературы Бар Дайсан (Вардесан) во II веке проповедовал «среди горцев Армении», то есть в восточной части Малой Азии. Он также якобы является автором первой известной «Истории Армении», которой воспользовался в греческом переводе «отец армянской истории» Мовсэс Хоренаци.

Таким образом, начальная история армянской церкви связана с парфянским и сиро-персидским миром, и следует отметить, что этот мир ассоциируется с зороастрийскими Парфянской и Сасанидской империями. Уже в первой четверти IV века христианство было распространено в Сасанидской империи, и в том же столетии здесь появилась сиро-персидская церковь. Как раз тогда, в 387 году, Армянское царство было ликвидировано, и часть его территории оказалась в составе Сасанидской империи. Поэтому армянская церковь попала в подчинении Сасанидов. Вот почему митрополит Нисивийский и Армянский сириец Абд Ишо Бар Бериха составивший в XIV веке список 14 митрополий сиро-персидской церкви «в порядке предшествования [то есть создания] кафедр и их церковного значения, основанного на исторической давности», определил армянскую кафедру, по счёту, 13-й, то есть предпоследней, и учреждённой католикосом-сирийцем Тимофеем I лишь в IX веке.

 

Симптоматично, что ни Албанской, ни Грузинской церквей в списке Абд Ишо Бар Берихи нет, так как они были независимыми, не входили в сиро-персидскую церковь, ибо самостоятельно функционировали в своих «национальных» государствах, которые и обслуживали.

Таким образом, армянская церковь зародилась «под колпаком» зороастрийской Сасанидской державы и первоначально функционировала под её «контролем». Эта церковь была нужна персидским владыкам для противостояния их главному политическому и военно-идеологическому сопернику в Передней Азии — христианской Византийской империи. Тогда же армянская церковь находилась под влиянием сирийской. Не случайно, что в Сасанидской империи действовала сиро-персидская церковь, находившаяся под патронажем и контролем шаханшахов-зороастрийцев.

В связи с вышесказанным следует отметить, что пестрое этническое население географической Армении возможно начало принимать христианство в IV веке, причём от сирийцев. До создания армянского алфавита они пользовались сирийским письмом несторианского пошиба. В армянской церкви литургия и обучение в школе велись первоначально на языке сирийцев, в ходу была их версия Библии – Пешитта. У сирийцев заимствованы христианские термины коханай – «священник», екелеци – «церковь», хетанос – «язычник». Поэтому же, не случайно, что несколько армянских католикосов были, по происхождению, сирийцами: Барк-Ишо Сириец, Шамуэл Сириец.

В связи с положением хайев в Османской империи Симеон Лехаци отмечает религиозную и этническую толерантность титульной нации: «Племя мусульман столь милосердно и добродетельно, что в начале каждой улицы [в Стамбуле] сооружён источник и поставлено много посуды со сладкими и приятными напитками, да ещё туда кладут лёд, чтобы прохожие пили и получали удовольствие. Точно так же во многих безводных и безлюдных местах для путников поставлена холодная вода. Иные же или возят её на ослах, или носят повсюду на плечах и выкрикивают “Из любви к Богу испейте холодной воды!” И никого не различают – ни гявуров [немусульман], ни евреев».

Что касается истинных исторических врагов хайев, то Симеон Лехаци в XVII веке отметил: «Греки…очень злы и неправедны и злейшие враги армян. При виде нас они плевали и кричали: “ишкил”, что значит “собака” и “еретик”, и, если кто-нибудь [из армян] ел или пил из их посуды, тотчас разбивали её, даже если она была дорогая. И это не удивительно, ибо греки — исконные враги армян.

Кто хочет, пусть прочитает книгу Михаила [Сирйца], историка Товму [Арцруни] и другие, чтобы узнать, сколько зла они обрушили на головы наших предков, как уничтожили они царство армянское, и так до Ована Одзнеци [католикоса], который отправился к могущественному царю Омару [халифу Омейаду], и с помощью его эмиров, по его повелению, изгнал всех греков, выселив их на Чёрное море и во все прибрежные [места]. А потом наш святой патриарх Саак отправился к Мехмету и поручил нас ему, освободив армян от коварного и вероломного племени греков, наших древних врагов. Я прочёл также у наших историков, что во всё время владычества греков ни один армянин не вступал в Стамбул, и не то, чтобы поселился там, но даже и купцов не пускали. Но когда Стамбул заняли турки [в 1453 году], они с приглашениями и уговорами привези из многих областей армян.

Точно так же турки отобрали у греков большие и великолепные церкви и передали армянам.

Слава Богу! Не знаю, чем мы заслужили, что, за исключением греков, все народы, и верующие, и неверующие, любят нас!»

Что до Эмиадзина, то на его месте изначально стояли три албанских сурба-святилища: Сурб Гайанэ, Сурб Рипсимэ и Сурб Шокагат. — символы дохристианского верования кавказских албан — коренного населения Кавказской Албании, принадлежащего к истории Азербайджана и азербайджанцев. Поэтому поселение Эчмиадзин именовалось первоначально Уч-килисэ, то есть «три церкви». А армянский патриарх в Эчмиадзине появился только в XV веке.

Касательно восстановления армянской государственности в Малой Азии в позднем Средневековье, следует отметить, что при османах надежды на это не было. Несмотря на их благосклонное отношение к армяно-хайам. Поэтому теплилась надежда воссоздать её там, где это станет возможным. А над Кавказом уже витала сень великой Российской христианской державы, благоволившей к хайам.

 

ОБ АРМЯНАХ И АРМЕНИЯХ – 2 Часть

Центр истории Кавказа,

Доктор исторических наук,

профессор Рауф Гусейн-заде

XIX-НАЧАЛО ХХ ВЕКОВ.

Дефиниции «армяне» и «Армения», то есть эти этническое и физико-географическое понятия, появились в истории Кавказа лишь в начале XIX века. С этого времени армяно-хайи проживают компактной массой на азербайджанской территории, именуемой арменистами «Восточный край Армении», но которую следует условно называть «Кавказская Армения». Сюда они попали в силу военно-политических событий.

В результате двух русско-иранских войн первой трети XIX века Российская империя захватила Северный Азербайджан и ликвидировала здесь 11 азербайджанских ханств. Они были превращены в провинции. В связи с этим появился императорский Высочайший указ Правительствующему Сенату от 21-го марта 1828 года, № 1888:

 

«Силою трактата, с Персиею заключённого, присоединённые к России от Персии ханство Эриванское и ханство Нахичеванское повелеваем во всех делах именовать отныне Областью Армянскою и включить оную в титул Наш. Об устройстве сей области и порядке её управления Правительствующий Сенат в своё время получит надлежащие повеления.              

                                                                                                           

                                                                           Подписано «Николай».

Так на Кавказе, на земле двух азербайджанских ханств – Эриванского и Нахчыванского, – впервые появилась армянская физико-географическая дефиниция. С тех пор началась «Кавказская эпопея» хайев, что по сей день негативно отражается на истории Азербайджана и азербайджанцев. Так, повествуя о начальных событиях  этого периода, арменисты никогда не отмечают, что Эриванское и Нахчыванское ханства были азербайджанскими, здесь правили династии азербайджанских ханов, население составляли азербайджанцы. В лучшем случае, они употребляют термины «персы» и «персидский».

В Армянскую область Российская империя стала интенсивно заселять иранских и османских хайев. Одной из целей являлось увеличение христианского населения во вновь обретённом силой оружия Северном Азербайджане. Когда хайев здесь стало достаточно много, в 1840 году эту область упразднили, ее территорию расширили за счёт других азербайджанских земель и преобразовали в 1849 году Эриванскую губернию Кавказского наместничества Российской империи.

Говоря о массовом заселении Российской империей хайев в Азербайджан, арменисты, придумавшие условный термин «Восточная Армения» отмечали: «Впервые в многовековой истории Армении, знавшей только исход своего населения, была осуществлена массовая репатриация. Восточная Армения [чит. Азербайджанское Эриванское ханство] с этого времени стала центром консолидации армянской нации. В условиях русского владычества Восточная Армения стала во всё более возрастающей степени играть роль основного центра социально-экономической, общественно-политической и духовной жизни армянской нации».      

 

В итоге, после 1828 года местная этно-демографическая и конфессиональная ситуация претерпела качественные изменения. По Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года, на исходе XIX века среди мигрантов в Северном Азербайджане хайи составили большинство — 1,208,615 чел., или 32.8%, то есть 1/3 населения.

После распада Российской империи в 1917 году на Южном Кавказе произошла политическая трансформация. 9 марта 1917 года здесь появилась местная политическая власть — Особый Закавказский комитет (ОЗАКОМ),  орган Временного правительства России по управлению Закавказьем.      Под его юрисдикцией находилась территория бывшего Кавказского наместничества. 15 ноября 1917 года ОЗАКОМ сменило коалиционное правительство Закавказья. Однако, и оно просуществовало недолго. 10 февраля 1918 года появился Закавказский Сейм, на смену которому 22 апреля 1918 года пришла Закавказская Демократическая Федеративная Республика (ЗДФР). А в Баку в конце декабря 1917 года провозгласили советскую власть во главе с С.Шаумяном.

Тогда же, имея виды на так называемую «Западную (Турецкую) Армению», Совет народных комиссаров РСФСР 29 декабря 1917 года принял декрет «О Турецкой Армении». Он провозгласил виртуальное создание в Малой Азии «независимого армянского государства». Однако, эта идея оказалась мёртворождённой.

26 мая 1918 года Грузия вышла из состава ЗДФР и провозгласила Грузинскую Демократическую Республику (ГДР). 28 мая появились Азербайджанская Демократическая Республика (АДР). В тот же день на азербайджанской земле была провозглашена армянская Араратская Республика (ААР) во главе с национал-шовинистской партией «Дашнакцутюн».

Парижская мирная конференция по итогам Первой мировой войны определила территорию ААР в 4 тыс. англ. кв. мили или 10,600 кв. км. Это были уезды Эриванский и Эчмиадзинский, а также часть бывшей Эриванской губернии. Ввиду того, что на территории ААР не имелось ни одного города, АДР, под внешним давлением, вынуждена была уступить хайам азербайджанский город Ереван. Так возродилась армянская государственность, уже в пятый раз, спустя более 500 лет, но теперь на азербайджанской земле.

Не довольствуясь доставшейся им территорией, дашнаки заявили претензии на Ахалкалаки, Борчалы, Нахчыван и Нагорный Карабах. Более того, 28 мая 1919 года появилась «Декларация о независимости Объединённой Армении». В ней провозглашалось: «С сегодняшнего дня различные части Армении, до того разделённые, воссоединяются на вечные времена в одном объединённом независимом государстве». И Ереван объявил включёнными в состав ААР, естественно виртуально, восточную часть Малой Азии, а также территории АДР и ГДР.

Со своей стороны, АДР и ГДР предложили ААР создать военно-оборонительный союз для защиты от наступавшей на Южный Кавказ Добровольческой армии генерала А.И.Деникина. Однако, Ереван заявил о «необходимости сперва решить территориальные проблемы», и обратился за содействием к А.И.Деникину. В результате, ААР провела в 1918-1920 годы необъявленные захватнические войны – одну против ГДР, три – против АДР.

Тогда же, в начале ХХ века, армянские национал-шовинисты во главе с С.Шаумяном учинили геноцид азербайджанцев в Баку. Это произошло 31 марта 1918 года, когда власть здесь принадлежала большевикам. Второй акт геноцида азербайджанцев совершён армянскими головорезами в Ходжалы 26 февраля 1992 года.

Правивший в ААР «Дашнакцутюн» на своём IX съезде (октябрь 1919 года, Ереван) принял решение о проведении террористической операции «Немезис» («Возмездие») в ответ на мифический «геноцид армян 1915 года». В этом обвинили даже лидеров АДР, являвшихся тогда частными лицами и занимавшихся общественно-политической деятельностью на Кавказе, и не имевших отношения к этому «событию». Тем не менее, в 1920-1921 годы армянские террористы убили находившихся в эмиграции лидеров АДР – Фатали-хана Хойского, Халил-бека Хасмамедова, Гасан-бека Агаева, Бехбуд-хана Джаваншира.

Что же до «геноцида армян 1915 года», то Брюс Фейн, советник 40-го президента США Рональда Рейгана (1981-1989 годы) заявил следующее: «По заданию президента, мы провели расследование, которое установило, что претензии армян в связи с геноцидом беспочвенные. Сказки о ”геноциде армян” являются плодом воображения собственно армянских историков.

Армянские бандформирования на территории Анатолии убили свыше двух миллионов турок. В годы Первой мировой войны армяне предали родину, и примкнули к врагам Османской империи. Армянские подразделения бок о бок воевали на Кавказском фронте вместе с российской армией.

Несмотря на то, что в ходе расследования турецкая сторона разрешила пользоваться их архивами, армяне категорически отказывались от показа своих архивов.

На мой взгляд, если удастся открыть эти архивы, правда обязательно выяснится. Тогда армянам придётся извиниться перед миром, в том числе особенно перед турками за историческую ложь».

 

ХХ-НАЧАЛО XXI ВЕКОВ.

 

В 1920 году XI-ая Красная Армия Советской России ликвидировала независимые республики Южного Кавказа. Появились Азербайджанская. Грузинская и Армянская ССР, с 1922 года в составе СССР.

После этого, в 1922-1991 годы, Ереван неоднократно требовал «восстановления исторической справедливости» — передачи   ему Нагорного Карабаха. С этой целью он 16 раз обращался в Москву с предложением о переименовании НКАО в «Армянскую НКАО» и 45 раз – о «праве НКАО перейти в состав Армянской ССР».

Не добившись своего, в 1988-1994 годы Ереван вёл четвёртую необъявленную войну с Азербайджаном, захватил Нагорный Карабах, где провозгласил нелегитимную НКР, и семь административных районов — Лачинский, Кельбаджарский, Зангиланский, Джабраильский, Губадлинский, Агдамский, Физулинский.

Пытаясь выдать азербайджанские земли за «исконно свои», Ереван все местные топонимы, которых на территории Эриванского ханства и оккупированных азербайджанских землях около 1000, заменил на армянские.

Все эти события – захватнические войны, оккупация земель Азербайджана, изгнание азербайджанцев, уничтожение азербайджанской топонимии — являются не просто противоправными, но носят террористический характер. В связи с этим стоит напомнить,  что дефиниция «армянский терроризм» впервые официально употреблена в ежемесячном бюллетене Государственного Департамента США за август 1982 года.

 

После распада СССР в 1991 году на Южном Кавказе появились независимые Азербайджанская Республика, Грузия и Республика Армения.

Война 1988-1994 годов получила известность как Карабахская война, и, в отличие от прежних трёх, велась армянскими регулярными частями, которые получали поддержку вооружением и прямым участием в военных операциях как зарубежных отрядов террористов-наемников, так и советских воинских формирований, что были дислоцированы в Армянской ССР и НКАО Азербайджанской ССР. В мае 1994 года, при посредничестве России, было заключено соглашение о прекращении армянской агрессии. Сложилась ситуация «ни войны, ни мира», выгодная для армянского агрессора, ибо миротворческая деятельность Минской группы ОБСЕ по Карабаху – неэффективна.

История хайев-аллохтонов подтверждает, что в период многовековых миграционных блужданий по Малой Азии и Кавказу они немало заимствовали у местных народов-автохтонов. Поэтому большинство армянских фамилий персидского, арабского и тюркского корня. Много заимствований из материальной и духовной культуры, социально-политической, торгово-экономической и конфессиональной терминологии, из обычаев и обрядов, традиций и титулатуры, письменности и военного искусства, быта и ремесла, торговли и религии. В связи с этим достаточно          сказать, что даже армянский алфавит не оригинален: он — южно-семитского происхождения и идентичен с эфиопской системой письма.

Процесс заимствований предками хайев начался в период Античности и продолжился в Средневековье — у греков и урартов, римлян и византийцев, парфян и мидян, персов и ассирийцев, арабов и тюрок. Влияние иранской культуры заметно в языке хайев, в котором много арменизированных персидских слов, заимствованных большей частью в парфянскую эпоху и весьма схожих с пехлевийскими. Поэтому одно время язык хайев относили к иранской ветви индоевропейских языков.

Большинство имён армянских божеств иранского происхождения — Арамаза, Ваагн, Михр, Тир; имена собственные – Анаит, Ануш, Анушаван, Арам, Арамазд, Артавазд, Арташэс, Арусяк, Аршак, Астхик, Бакур, Ваган, Вардан, Вахтанг, Вртанэс, Гургэн, Карэн, Нерсэс, Санатрук, Сурэн, Тигран, Трдат; топонимические окончания типа -абад, -ван, -кан, -керт, -стан, -шен. Например, Ван, Кировокан, Пемзашен, Сардарапат,  Севан, Тигранакерт, Хайастан. Того же корня политическая, церковная, социальная и финансовая терминология: азарапет – высший чин по ведомству государственных доходов; азат – свободый; азатогунд – полк, сформированный из азатов; азнавакан – знатный, благородный, аристократ; азнаваканутюн – знать, аристократия; азнавур – свободный; айрапет — патриарх; аназат – несвободный; вардапет – учёная степень духовных лиц; варпет – мастер; востан, остан – область, провинция; востаник – население востана; дастакерт – вилла, село; дпир – писец; ишхан – князь; марпет – глава племени мардов; марз – провинция; марзпан – глава провинции; нахапет – глава нахарарского рода; нахарар – крупный землевладелец, князь; сенекапет – камергер; сепух – близкий родственник нахарара; спарапет – верховный военачальник; хмбапет – вожак хумба (гунда); шахапет – духи-охранители. Иранскими являются Мех — бог Митра, седьмой месяц – михр-мах, то есть месяц Митры. Названия ряда месяцев персидские: первый — навасард, седьмой — мегекан, девятый — агекан.  В современном армянском календаре: первый месяц  — навасард, седьмой — мехекан, девятый – ахекан. Названия дней месяца: в древнеармянском календаре: Анаит, Ани, Арам, Арамазд,  Арусяк, Астхик, Ваагн,  Ванатур, Вараг, Маздех, Мани,  Маргар, Мигр, Пархар. В современном:  Анаит,  Арамазд,  Астгик, Вахагн,  Гишеравар, Михр.

Что до армянской кухни, то и здесь многочисленные заимствования. Например, кюфта, лаваш, мацун, долма, суджук, бастурматонир, шашлык;   хаш, кята, пахлава.

Ввиду того, что предки хайев многие столетия не имели собственной государственности, они пользовались чужими денежными единицами. Ныне таковой в Республике Армения является драм, то есть древнегреческая драхма. Вероятно, в память о времени, когда предки хайев обитали в греческой области Фракия.

Известны заимствования хайев из реалий мусульманского культурного мира. У любого народа имеется, примерно, 350-450 фамилий. Армянская ономастика свидетельствует, что наиболее распространённые у хайев фамилии — персидского, арабского и, тюркского корня.

Хотя ныне есть Республика Армения, подавляющее большинство хайев, которых, по оценке, 11 млн., как всегда, живут в диаспоре – Спюрке. В России – 2 млн. 500 тыс., США – 1 млн. 500 тыс., Франции – 600 тыс., Иране – 200 тыс., Сирии, Ливане и Турции – по 150 тыс., Аргентине – 70 тыс., Ук­раине – 54 тыс., Узбекистане – 50 тыс., Туркменистане – 32 тыс., Болгарии – 25 тыс., Канаде и Ираке – по 20 тыс., Казахстане – 19 тыс., Австралии – 16 тыс., Греции, Египте, Уругвае и Великобритании – по 15 тыс., Кувейте – 10 тыс., Румынии – 6 тыс.чел. До распада СССР в 1991 году в Северном Азербайджане проживали 390505 хайев.   В Республике Армения их чуть более 2 млн.

Таким образом, начиная с IV века, то есть после первой утраты армянской государственности, предки хайев оказались рассеянными по белу свету. Там они и остаются в большинстве, несмотря на то, что ныне существует Республика Армения.

Известна конфессиональная разнородность хайев. Наряду с григорианами, есть католики, лютеране, православные, протестанты, мусульмане. Характерна этническая разнородность предков современных армяно-хайев. Их различают по месту обитания и менталитету, самоидентификации, языку и религиозной принадлежности, материальной и духовной культуре. Поэтому с XIX веке используют дефиниции акулисские, амшенские, ахалкалакские, ахалцихские, донские, елизаветпольские, западные, ираноязычные, карабахские, тифлисские, эдессийские хайи, а также – греки, григориане, зоки, католики, протестанты, тумбульцы, хемшины/хемшилы, цыгане, черкесогаи.

По заключению самих арменистов, сегодня известны 11 субэтнических групп хайев, что доказывает мозаичный характер их этно-конфесионально-культурно-лингвистической палитры. Тем самым подтверждается как разнородность хайев по многим признакам, так и существование среди них «разных народов», объединённых собирательной дефиницией «армянский этнос». Поэтому так называемая «монолитная культура» хайев состоит из различных этнокультурных образований».

Существование 11 субэтнических групп хайев даёт основание полагать, что их появление связано с многовековым территориально-историко-политическим прошлым, когда бывали периоды, способствовавшие процессу этно-дифференциации. Это — неоднократная утрата армянской государственности, миграции и проживание в широкой диаспоре, обитание в государствах с иными ментальностью и самоидентификацией, религиозной, языковой и этнической составляющими.

В отличие, скажем, от 50 млн. азербайджанцев, большинство которых, почти 40 млн., изначально проживают на своей исторической Родине – в Азербайджане, где ими были созданы собственные государства.

Особенностью изложения истории хайев является гипертрофированная интерпретация арменистами прошлого своего народа, на что обратил внимание французский историк и социолог Марк Ферро: «Арменистами в истории армянского народа представлено очень наивное, чистое видение истории. В ней действуют люди добрые и злые, предатели и герои. Армения, много раз терпевшая поражения, охотно возвеличивает свою историю, придаёт ей светлый образ мученичества.

Расчленённая, разорённая, подвергшаяся гонениям, прежде всего со стороны турок, исключённая из числа государств, творит себе историю на грани золотой легенды. В ней действуют гиганты и богатыри, которые переламывают кости львам, ломают рёбра быкам.

С трудом можно представить себе, что такая нация может терпеть поражения, терять государственность. Злосчастья армян изображены так искусно и задушевно, что перестаёшь, в конце концов, понимать, когда же Армения на самом деле была независимой, а когда там господствовали иноземцы. Легенда переплетается с реальностью, даже когда речь идёт о периодах, хорошо разработанных наукой».

В принципе, история так называемой «Армении» и хайев состоит из многовековых миграций и частой утраты государственности, заимствований и обитания в широкой диаспоре.