Центр истории Кавказа,

Бахтияр Алиев, заведующий отделом
Института Права и Прав человека НАНА

После Первой Мировой войны (1914-18 гг.) мир забыл про события, происходившие до этого на территории Османской империи, и про то, как часть армянского населения этой страны, предала своих соотечественников, свое государство и перешла воевать на стороне Российской империи, Франции, Англии, США и других. Внутри Османской империи на фоне Первой мировой войны армянские отряды создали новый кровавый фронт борьбы против своей страны и соотечественников. По этой причине правительство Османской империи было вынуждено депортировать армянское население с территорий, где велись военные действия, вглубь страны. Позже, спустя десятилетия в отношении событий, происходивших в этот период, будет придумана дата 24 апреля 1915 года – дата вымышленного «геноцида армян», которая не имея никакой правовой силы до сих пор в виде политического инструмента применяется для обслуживания определенных политических и геополитических вопросов. Но ведь эти события в Османской империи были практически позабыты вплоть до 1962 года!

Послевоенное «размораживание» советско-турецких отношений началось на рубеже 1950-60-х годов после примирительной, «отказной» советской ноты 1953 г., но стало заметным не сразу — сказались события в Турции после военного переворота. Правительства, возглавляемые Инёню, с большой осторожностью шли на переговоры с Советским Союзом о нормализации отношений и развитии сотрудничества. Внешняя политика Турции была прочно увязана с действиями США, а в советско-американских отношениях сохранялась холодная атмосфера. Более того, именно тогда возник крупнейший конфликт, в котором оказалась замешанной Турция. Ведь ещё в 1957 г. американцы разместили на территории Турции (как и Греции) ракеты средней дальности типа «Юпитер». Это создало для СССР «окно уязвимости» благодаря малому, по сравнению с межконтинентальными ракетами, времени подлёта «Юпитеров» к промышленным центрам юга Европейской части Советского Союза. [1]

Причины кризиса:

Причина №1. Кризис вызвало предшествовавшее данным событиям размещение в 1961 году Соединёнными Штатами в Турции (стране-участнице НАТО) ракет средней дальности «Юпитер», которые беспрепятственно в силу малого подлётного времени могли достигнуть городов в западной части Советского Союза, включая Москву и главные промышленные центры СССР, что лишало Советы возможности нанести равноценный ответный удар. В качестве ответной меры на эти действия Советский Союз разместил кадровые военные части и подразделения, на вооружении у которых находилось как обычное, так и атомное оружие, включая баллистические и тактические ракеты наземного базирования, на острове Куба, в непосредственной близости от побережья США.

Летом и осенью 1962 года из портов Советского Союза выходили сотни кораблей. Но куда они шли, было не ясно. А когда пункт назначения самолеты-разведчики U-2 все же нашли, было уже поздно. Ядерные ракеты, боевая техника, 50 тысяч солдат, самолеты и зенитки были переброшены на Кубу. Операцию по скрытной переброске целой армии через океан разработал советский маршал Иван Баграмян (первый армянский след в конфликте). Чтобы запутать противника, ей дали название «Анадырь»: противник должен был думать, что Советский союз планирует переброску войск на крайний север.

Для достоверности личному составу выдали лыжи и тулупы.  Секретный пакет с приказом «Следовать на Кубу» капитаны кораблей могли вскрыть только после прохождения Гибралтара. Обычные сухогрузы на палубах везли лес, тракторы и комбайны. А в трюмах — ракеты, технику и готовых к войне людей. Когда появились первые фотоснимки советских пусковых установок на Острове свободы Штаты испытали шок. Всего в 150 километрах от Флориды разместились два дивизиона ракет средней дальности Р-12, способных долететь до Вашингтона. Это был советский ответ на размещение в Турции примерно таких же по классу ракет, но нацеленных на Советский союз. Но политики сумели договориться и найти компромисс. Советский союз вывез войска с Кубы, а США демонтировали свои ракеты в Турции и Италии и обязались не свергать кубинских коммунистов. Советская же армия в результате операции «Анадырь» впервые показала — отныне ей по плечу решать задачи в любой части земного шара.

 

Причина № 2. Сталин был очень заинтересован в решении вопроса о «Проливах» (из Средиземного моря в Черное море) и в период Втрой мировой войны тоже придавал этому вопросу первостепенное значение. Однако, в ноябре 1943 г. немцы были под Киевом и Ленинградом, и им принадлежал Крым. Только Англия и США к этому времени имели реальную возможность высадить десант в Дарданеллах, чтобы взять под контроль турецкие проливы.

Как уже говорилось, «казусов белли» (поводов к войне с турками) у СССР было более чем достаточно. Сейчас можно только гадать, почему в 1944 г. Сталин не провел операцию по захвату «Проливов». Ведь СССР обладал лучшей в мире разведкой, которая всегда могла дать абсолютно законный повод к войне. Да и зачем искать повод? Заявило же советское правительство 5 сентября 1944 г., что «теперь не только Болгария будет вести войну против СССР, но и СССР будет воевать с Болгарией». Болгарская армия даже не сопротивлялась советским войскам. В Болгарию в сентябре 1944 г. было введено свыше 300 тысяч солдат, свыше 4 тысяч орудий, около 400 танков и около 1200 самолетов. Советские войска были хорошо вооружены и буквально рвались в бой. Это показала последующая (28 сентября — 28 октября) Белградская наступательная операция. А ведь все эти силы могли быть повернуты на юг! Туркам нечем было бороться с советскими танками Т-34, КВ и ИС (Господство в воздухе также было на стороне советской авиации).

Не следует забывать и о Черноморском флоте, который к началу 1944 г. имел в своем составе линкор «Севастополь» (двенадцать 305/52-мм орудий), 4 крейсера (из них три со 180-мм орудиями), 6 эскадренных миноносцев, 13 сторожевых кораблей, 29 подводных лодок, 47 торпедных катеров, 27 тральщиков, 44 канонерские лодки и 467 боевых самолетов.

Сопротивление турецких войск вряд ли отличалось бы от сопротивления румын и болгар в августе—сентябре 1944 г. Захват Проливов с болгарского плацдарма занял бы не более недели. Немцы физически не смогли бы помочь туркам. Находившаяся в Югославии немецкая армейская группа «Сербия» была слишком слаба и блокирована югославскими партизанами. Союзники тоже не смогли бы ни за неделю, ни за две даже начать десантную операцию в Дарданеллах, чтобы «помочь русским».

Естественно, США и Англия были бы крайне недовольны взятием Проливов под контроль СССР. Но тогда у них не было иного выхода. Они физически не могли пойти на разрыв с СССР.[2]

Идеальный момент был упущен. А дальше было поздно. 23 февраля 1945 г. Турция объявила войну Германии и Японии. Теперь она автоматически становилась союзницей СССР и формально даже могла претендовать на имущество и территории побежденных. Вот теперь бы Сталину кусать локти да помалкивать. Но именно тогда советское правительство начинает предъявлять претензии к Турции.

19 марта 1945 г. СССР денонсирует советско-турецкий договор 1925 г. о дружбе и нейтралитете. Молотов заявил турецкому послу в Москве С. Сарперу, что вследствие глубоких изменений, происшедших особенно в течение Второй мировой войны, этот договор не соответствует больше новой обстановке и нуждается в серьезном улучшении. К этому времени советское руководство определило свою позицию по вопросу «Проливов». Она сводилась к следующему:

  1. Конвенция, подписанная в Монтрё[3], как не отвечающая современным условиям, должна быть отменена.
  2. Установление режима «Проливов» должно находиться в компетенции Советского Союза и Турции.
  3. Новый режим Черноморских проливов должен предусматривать создание, наряду с турецкими военными базами, советских военных баз в Проливах в интересах безопасности СССР и Турции и поддержания мира в районе Черного моря.

В разговоре с турецким послом глава советского МИДа Молотов поднял вопрос и о территориях, отошедших к Турции в 1921 г. (Карс, Ардаган и др.). Сарпер настойчиво просил снять вопрос о территориях. На это Молотов заявил, что в подобном случае отпадает возможность заключения союзного договора и может идти речь только о заключении советско-турецкого договора о Проливах, причем безопасность таковых не должна зависеть в будущем просто от воли Турции и ее реальных возможностей, а нужна реальная гарантия безопасности СССР в виде баз в Проливах.

Посол отклонил это требование и заявил, что Турция готова рассмотреть вопрос о Проливах, если будут исключены территориальные уступки со стороны Турции в пользу СССР и снят вопрос о базах в «Проливах» в мирное время.

Трудно объяснить, почему ни Сталин, ни Молотов не понимали, что теперь западные союзники никогда не отдадут России «Проливы». И теперь уже, чтобы их получить, нужно не заменить Белградскую операцию на Стамбульскую, а начинать Третью мировую войну.

Британское правительство проявило инициативу в постановке вопроса о «Проливах» на Потсдамской конференции. Этот вопрос обсуждался на шестом заседании глав правительств в Потсдаме 22 июля 1945 г. Первым выступил Черчилль, который заявил, что он «неоднократно выражал готовность разработать соглашение, согласно которому советский флот — военно-морской и торговый мог бы свободно плавать из Черного моря в Средиземное и обратно. Поэтому мы открываем обсуждение этого вопроса на основе дружественного согласия».

По предложению Сталина позицию изложил Молотов. Он рассказал о переговорах с послом Турции Сарпером в Москве, о чем уже Сталин говорил Черчиллю 18 июля, и передал в письменном виде следующие предложения по Проливам, которые, как сказал Молотов, были устно изложены послу Сарперу:

«Предложения делегации СССР о Черноморских проливах».

Конференция признала необходимым в отношении режима в Черноморских проливах Международная конвенция о режиме проливов, подписанная в Монтрё, как не отвечающая современным условиям, должна быть отменена в соответствующем нормальном порядке. Установление режима проливов, единственного морского пути из Черного моря и обратно, должно находиться в компетенции Турции и Советского Союза — как наиболее заинтересованных и способных обеспечить свободу торгового мореплавания и безопасность в Черноморских проливах.

Новый режим проливов должен предусматривать в числе других мероприятий также следующее: «Турция и Советский союз в интересах своей безопасности и поддержания мира в районе Черного моря обеспечивают совместными средствами в проливах недопущение использования этих проливов другими государствами во враждебных черноморским державам целях (наряду с турецкими военным базами — советские военные базы в проливах)».

Ознакомившись с этим проектом, Черчилль заявил, что в этой связи «возникают совсем другие вопросы. Речь идет о русской базе в «Проливах», а также о том, что никто не может иметь отношение к вопросу о Дарданеллах и Босфоре и проходе через них, кроме Турции и Советского Союза. Я уверен, что Турция никогда не согласится на это».

Это был категорический отказ. Англия и США больше не нуждались в помощи Советской армии в борьбе с Германией и начали сомневаться, нужна ли им помощь в борьбе с Японией. Не следует забывать, что за 6 дней до этого разговора рано утром 16 июля 1945 г. американцы осуществили первый испытательный ядерный взрыв. Кстати, о взрыве почти немедленно доложили Сталину.

Англичане и американцы не только отвергли предложение СССР, но и выдвинули свои предложения по изменению Конвенции Монтрё. Они предложили ввести принцип неограниченного прохода военного и торгового флота через Проливы как в мирное, так и в военное время для всех государств.[4]

Ясно, что внесенное США предложение по «Проливам», поддержанное Англией, не только не укрепляло безопасность СССР на Черном море, но, напротив, ее ослабляло. Черчилль и Трумэн хотели также лишить СССР и другие причерноморские государства даже тех небольших преимуществ, которые они имели по Конвенции Монтрё.

На заседании 23 июля Сталин не стал комментировать это предложение США. Он это сделал на следующий день, 24 июля. Сталин заявил, что записка Трумэна не затрагивает вопроса о Турции и «Проливах». Трумэн говорит только о свободной навигации. Отметив, что в отношении Проливов не удастся достичь соглашения, поскольку взгляды сильно расходятся, Сталин предложил отложить этот вопрос и заняться другими проблемами.

 

Причина № 3. С 20 декабря 1945 г. и до конца 1946 г. в советской прессе, и особенно в изданиях Грузии и Армении, велась кампания за возвращение СССР турецкого Карса и Ардагана. Чтобы запугать СССР, США устраивают провокацию. 5 апреля 1946 г. в Стамбул прибывает американский линкор «Миссури» (9 — 406-мм орудий) в сопровождении эскорта эсминцев. Линкор привез тело покойного турецкого посла в США Мехмеда Мюнира Эртегюна. Естественно, что смерть посла была только поводом для нарушения Конвенции Монтрё.

12 июля 1947 г. США предоставили Турции кредит в размере 100 млн долларов для закупок вооружения. Забегая вперед, скажу, что с 1947 по 1954 г. США оказали Турции военную помощь на 704,3 млн долларов, а с апреля 1948 г. по 1954 г. — техническую и экономическую помощь в размере 262 млн долларов.

Спор об изменениях Конвенции Монтрё затянулся, и к началу 1947 г. совсем затих. Конвенция Монтрё сохранилась неизменной. Она регулирует режим Проливов до сих пор.

3 декабря 1951 г. в Турции была введена смертная казнь за принадлежность к коммунистической партии Турции. А 18 февраля 1952 г. Турция вступает в НАТО. После смерти Сталина в марте 1953 г. Молотов вновь стал министром иностранных дел.

30 мая 1953 г. Молотов сделал заявление турецкому послу Файку Хозару, в котором говорилось: «Как известно, в связи с истечением срока советско-турецкого договора от 1921 г., вопрос об урегулировании советско-турецких отношений затрагивался в официальных беседах представителей обоих государств несколько лет тому назад. В этих беседах фигурировали некоторые территориальные претензии Армянской ССР и Грузинской ССР к Турции, а также соображения Советского правительства относительно устранения возможной угрозы безопасности СССР со стороны Черноморских проливов. Правительственными и общественными кругами Турции это было воспринято болезненно, что не могло, в известной мере, не отразиться на советско-турецких отношениях.

Во имя сохранения добрососедских отношений и укрепления мира и безопасности правительства Армении и Грузии сочли возможным отказаться от своих территориальных претензий к Турции. Что же касается вопроса о «Проливах», то Советское правительство пересмотрело свое прежнее мнение по этому вопросу и считает возможным обеспечение безопасности СССР со стороны проливов на условиях, одинаково приемлемых как для СССР, так и для Турции».

18 июля 1953 г. посол Файк Хозар сделал ответное заявление Молотову, где говорилось об удовлетворении турецкого правительства и заботе его о сохранении добрососедских отношений и об укреплении мира и безопасности.

 

Причина № 4. Чтобы и далее укреплять «мир и безопасность», Турция разрешает в 1959 г. разместить на своей территории 865-ю эскадрилью стратегических ракет армии США. На ее вооружении состояло тридцать 50-тонных ракет «Юпитер» с дальностью 3180 км. Ракеты несли моноблочные боеголовки мощностью 1 мегатонна.

Говорят, что Хрущев пришел в бешенство, когда кто-то сказал, что сейчас, мол, в Турции нацеливают «Юпитер» на его дачу.

Установка американских ракет в Турции, как мы отметили выше и была одной из причин посылки советских аналогов — двадцати четырех пусковых установок Р-12 и шестнадцати пусковых Р-14 на Кубу.

В 1990-х гг. ряд «демократических» авторов сокрушался о том, что де Хрущев устроил авантюру, послав ракеты на Кубу. Разве, у СССР не было иной возможности предотвратить вторжение американцев на Кубу, как начать тотальную войну? Такая возможность была. В ответ на вторжение на Кубу советские войска могли бы начать операцию в Проливах. И тут-то американцы мало чем могли бы помочь Турции, разве что развязать мировую войну. А размен Кубы на «Проливы» был явно не в пользу СССР.

Кульминация конфликта.

Позже размен все-таки состоялся, хотя и на куда более мелком уровне. СССР убрал свои Р-12 и Р-14 с Кубы, а США — свои «Юпитеры» из Турции и Италии, а «Торы» — из Англии. Кроме того, американцы обещали не нападать на Кубу.

28 октября 1962 г. Хрущев направил президенту США Кеннеди конфедициальное послание, в котором высказал согласие на «обмен ракетами». «Немедленно после послания Н. Хрущева советский посол в Анкаре Н. Рыжов намекнул турецким властям: если советское предложение не будет принято, то по Турции может быть нанесен удар. Уже турецкие войска были приведены в боевую готовность, правительство начало разрабатывать планы эвакуации населения из Анкары, Стамбула, Измира и других крупных городов».

После прихода к власти Фиделя Кастро слово «Куба» в Советском Союзе стали шутя расшифровывать «коммунизм у берегов Америки».

По словам генерала Анатолия Грибкова, во время Карибского кризиса возглавлявшего оперативную группу советского Генштаба на Кубе, идея использовать ее в качестве «непотопляемого авианосца» возникла после визита заместителя Хрущева Анастаса Микояна (второй армянский след в конфликте, все время Карибского кризиса он находился в Гаване, даже не приехав в Москву на похороны своей жены) с февраля 1960 года.[5]

После окончания «Карибского кризиса» в руководство СССР решает наказать Турцию, за «предательство», за размещения американских ракет у себя на территории и направленных на СССР. В связи с этим разрабатываются мероприятия для возмездия. Одним из этих мероприятий является «возобновления армянского вопроса» так называемого «геноцида армян», спустя 50 лет… Приближался 1965 год…, год 50-летия так называемого «геноцида армян», удобный момент нанести удар Турции. В рамках этого события решается сооружать комплекс так называемого «геноцида армян».

Строительство комплекса было санкционировано центральными и местными советскими властями. Приверженцем этой версии является директор национального архива Армении Аматуни Вирабян. Инициатором идеи стал первый секретарь ЦК КП Армении Яков Заробян, который в 1964 году составил докладную в центральные органы власти с предложением построить «монумент в память о погибших армянах в Первой мировой войне». В качестве мотивации последних в данном вопросе Вирабян предполагает намерение укрепить влияние на Спюрк (армянскую диаспору) в русле советской пропаганды. В 1963—1964 годах Спюрк деятельно готовился отметить юбилей 50-летия «геноцида» армян.[6] Стройка мемориального комплекса была в основном завершена через два года, хотя отдельные его элементы достраивались вплоть до середины 1990-х годов.

Таким образом в 1960-ые гг. через 50 лет после событий в Османской империи, в Армении начались массовые демонстрации, требующие признания факта так называемого «геноцида армян». В результате через год начинается строительство Мемориала памяти жертв «геноцида армян», которое закончилось к концу 1967 года. [7]

Отношение к теме «геноцида» начало постепенно меняться в 60-е годы прошлого века. Причин называют несколько: хрущевскую оттепель, разрастание общественного движения в Арм.ССР, инициативу армянских властей построить памятник геноциду и другие.[8] В действительности появление в 1967 году мемориального комплекса «Цицернакаберд» в советские времена стало событием сенсационным. Кстати — эта советская постройка, которая возведена решением Кабинетом Министров АРМ.ССР и документ был принять на армянском языке, без перевода или дублирования на русский язык. Это означало что Москва для решения своих политических задач закрывала глаза на стройку, на национализм, который возникал бы в результате сооружения памятника (возрождения армянского национализма, ненависти туркам, память жертв и т п.) и скрывала от населения СССР этот проект, дабы предотвратить не довольства населения, для соблюдения «режима секретности».

Началу строительства памятника предшествовали события, которые некоторые назвали национальным пробуждением. 24 апреля 1965 года в Ереване прошли массовые митинги и шествие. Одни говорят, что акции имели стихийный характер, другие — что инициатива исходила от подпольных организаций. Есть и третья версия, согласно которой события этого дня были спланированы с разрешения советских властей. «Верните наши земли», «Решите армянский вопрос» — под такими лозунгами прошла многотысячная акция по всему городу.[9]

29 ноября 1967 года в Ереване был открыт Цицернакаберд – мемориальный комплекс, сооруженный в память так называемого «геноцида армян» 1915 года в Османской Турции. Комплекс – образец соцмодернизма, его изображение является самым распространенным символом, ассоциируемым с памятью о геноциде. Многие не задумываются, что знаменитый комплекс построен в годы советской власти. Сам по себе факт постройки такого мемориала на государственные средства – доказательство несостоятельности аргументов антисоветчиков о том, что это «народный» проект. Приводится следующий аргумент: мол памятник построили под давлением возмущенной общественности, так как в Армении якобы запрещалось вспоминать жертв воображаемого «геноцида», а в качестве примера приводят события 24 апреля 1965 года.

Действительно, в тот день в Ереване был организован несанкционированный митинг, но он не имел антисоветского характера, поскольку был приурочен к пятидесятилетию «геноцида» армян. Никакого жёсткого разгона и преследований не было. Конечно, милиция могла предпринять какие-то ответные действия в рамках существующего правового поля, но не предприняла жестких мер.  Кто мог вообще посметь в советские годы организовать несанкционированный митинг? Реакция правоохранительных органов последовала бы незамедлительно.[10]

Утверждение, что мемориальный комплекс был построен якобы исключительно под давлением возмущенных граждан – ложь, поскольку решение о постройке памятника было принято Советом Министров Армянской ССР ещё до митинга 24 апреля 1965 года. Вопрос о необходимости памятника подымался в начале 60-х годов первым секретарем ЦК КП Армении Яковом Зарубяном. Уже в марте 1965 г. был принят закон о строительстве в Ереване памятника. Данные факты подтверждает директор национального архива Армении Аматуни Вирабян.  В своем выступлении на международной научной конференции «От воспоминания к упоминанию», организованной Музеем-институтом так называемого «геноцида армян», Вирабян заметил, что, несмотря на бытующее мнение, что мемориальный комплекс памяти жертв «геноцида» армян в Османской Турции был построен в Ереване под воздействием народного движения, организованного 24 апреля 1965 г., — это не так, памятник был построен по решению Совета Министров Армении и с разрешения Кремля.[11]

На рубеже 1960-70-х годов, в кругах партии «Дашнакцутюн» стали распространяться мнения о неэффективности дипломатических средств борьбы и необходимости силовых акций, которые могли бы привлечь внимание мирового общественного мнения к армянскому вопросу. Опыт палестинского террора продемонстрировал эффективность террористических методов. И таким образом начинает работать другой механизм мести против Турции – применения против этой страны методов терроризма. Начинаются организация формирования армянских террористических групп для давления на Турцию.

Первые террористические акции носили спорадический характер: в апреле 1972 года в Бейруте был заминирован почтовый ящик посольства Турции. Большой резонанс вызвало убийство генерального консула Турции в Лос-Анджелесе Мехмета Байдура и вице-консула Бахадура Демира, совершённое в Санта-Барбаре в январе 1973 года 77-летним армянским инженером и писателем Гургеном Яникяном. Яникян надеялся, что ему удастся превратить судебный процесс над ним в процесс по «геноциду» армян, однако прокурор, следуя инструкциям, не допустил этого, настояв, что вопросы истории вне пределов компетенции суда. Яникян заявил на суде, что турками были убиты 26 членов его семьи, и что на его глазах турки перерезали горло его брату. Признав свою вину в убийстве, он заявил: «Я не убивал двух людей, я уничтожил два зла. Для меня они не были людьми». Яникян был приговорён к пожизненному заключению, но в 1984 году освобождён по состоянию здоровья, несмотря на протесты Турции и менее чем через месяц скончался.[12]

Его поступок породил подражателей; возникло несколько террористических организаций, главными из которых были АСАЛА и ДжСАГ. Эти организации возникли в Ливане во время шедшей там гражданской войны, и опирались на опыт палестинских террористов. АСАЛА была организацией марксистского толка, созданной при поддержке радикальных палестинских групп. По некоторым данным, основатель АСАЛА Акоп Акопян был членом Народного фронта освобождения Палестины (НФОП), которая и помогала финансировать, а также обучала и снабжала оружием террористов АСАЛА. Первую террористическую операцию террористы АСАЛА осуществили в январе 1975 года, взорвав здание Всемирного совета церквей в Бейруте. С 1975 по 1982 годы террористы АСАЛА (а также действующие под её руководством группы: «Орли», «9 июня», «3 октября» и др.) совершали убийства, взрывы, нападения. Первоначально организация совершала нападения на турецких дипломатов, чтобы привлечь внимание к армянской проблеме. В последующем был предпринят ряд операций против представителей западных стран: нападения на офисы авиакомпаний KLM, «Люфтганза», TWA, а также нападения на граждан государств, удерживающих боевиков АСАЛА в заключении. Область операций: Европа, Ближний Восток, Ливан, Турция, США, Франция, Греция, Швейцария, Испания, Австрия, Великобритания, Италия, Иран, Венгрия.[13]

Имевшее место и воспринятое сочувствие армянской общины как в Соединённых Штатах, так и за их пределами было важной частью террористической борьбы. Захват турецкого консульства в Париже в сентябре 1981 года (Операция «Ван»), по всеобщему признанию, стала вышей точкой в деятельности АСАЛА. Боевики сдались французским властям через 16 часов, но нападение вызвало беспрецедентную общественную и политическую поддержку армянской «борьбы». 24 апреля 1982 года приблизительно 5000 французов армянского происхождения с флагами АСАЛА открыто демонстрировали поддержку арестованным боевикам. Голодовки заключённых были скоординированы с демонстрациями, общественными митингами и другими формами пропаганды. Согласно инсайдеру АСАЛА «армяне по всему миру начали демонстрировать больше сочувствия вооруженной борьбе и солидарность с АСАЛА выражали армяне, ранее нежелающие признать то, что изображается как «террорист». Увеличение сочувствия АСАЛА в течение этого периода было результатом возросшей поддержки диаспоры.[14]

8 января 1982 года генеральный консул Турции в Лос-Анджелесе Кемаль Арикан был убит в своей машине Хампигом Сасуняном. Сасунян был приговорён к пожизненному заключению без возможности досрочного освобождения. Вынесенный приговор оказал значительное влияние на большую армянскую общину, коммерчески успешную и политически влиятельную диаспору в Соединённых Штатах. Несмотря на выражение сочувствия и понимание целей и мотивации, армянская община не предложила никакой явной поддержки этих насильственных действий. В итоге судебного разбирательства было не только подчёркнуто как такого рода террористические акты судятся в этой стране, но также даны негативные коннотации и ассоциации такого насилия для законопослушного армянского сообщества в США.[15] Ряд изданий армянской диаспоры, выражали разную степень солидарности с деятельностью АСАЛА. Американская армянская газета «An Appeal to all Armenians» писала: «С 1975 года были сформированы подпольные группы с использованием эффективных силовых средств для продолжения армянского дела. Армяне несут моральную ответственность за поддержку этих действий всеми доступными средствами».[16]

Армянские национал-террористы так увлеклись идеей террористического давления на Турцию что даже пошли на своих хозяев, чтобы ускорить решения «армянского вопроса». 8 января 1977 года в Москве была осуществлена серия террористических актов. Согласно официальной советской версии и по мнению ряда современных исследователей, армянскими террористами (Акоп Степанян, Завен Багдасарян и Степан Затикян) были осуществлены три взрыва: в вагоне поезда между станциями «Измайловская» и «Первомайская», магазине № 15 Бауманского района, а также на улице 25 Октября. В результате этих террористических актов 7 человек были убиты, 37 ранены. Той же группой террористов готовилось осуществление серии взрывов в канун 7 ноября 1977 года на Курском вокзале Москвы. Акоп Степанян и Завен Багдасарян были арестованы в поезде Москва-Ереван осенью 1977 года. Затем в Армении был арестован Степан Затикян. Руководство Армении (первый секретарь ЦК компартии Армении К. С. Демирчян и председатель КГБ Армении Юзбашьян) в начале следственных мероприятий пыталось остановить следствие и арест Затикяна. Демирчян потребовал немедленно прекратить творимые, по его мнению, беззаконие и произвол.[17]

В декабре 2013 года Центральное разведывательное управление США, действуя в рамках Закона о свободе информации рассекретило свой доклад от 1984 года об армянских террористических группах (JCAG, АСАЛА и т. д.). В данном докладе было изложено о представлении организации АСАЛА, как о растущей угрозы для ряда политических интересов США. И хотя было отмечено, что большинство нападений АСАЛА осуществлялось против турок, несколько объектов Западной Европы и США также были поражены. К тому же американская разведка была встревожена заметной активизацией контактов с Ливией и Сирией в последние годы. В данном докладе также была отражена политика двойных стандартов западноевропейских стран, поскольку „некоторые западноевропейские страны достигли договорённости с АСАЛА, давая свободу террористам по преследованию турецких целей в обмен на обещания не нападать на коренных граждан этих стран“. Всего же, по утверждению американской разведки, в результате террористической деятельности ASALA и JCAG с 1975 года было убито 50 официальных лиц и граждан Турции, было произведено более 200 взрывов.[18]

В конце статьи хотим задать риторический вопрос – кто убил Джона Кеннеди и за что…? И хотим ответить криминалистической версией: «за то, что не смог решить «армянский вопрос», не смог, точнее не дал наказать Турцию, не вернул армянам «потерянные земли», не выполнил «обещания Вильсона»[19] и т.п. и т.д. А кто это сделал — точнее убил Джона Кеннеди исходит из этой политически обоснованной мотивации.

[1] http://www.turkishfirst.ru/stories/252-amerikanskiye-raketi-turciya.html

[2] http://www.turkishfirst.ru/stories/AnkaraNATO_1.html

[3] Конвенция Монтрё 1936 года  — конвенция, восстановившая суверенитет Турции над проливами Босфор и Дарданеллы из Чёрного в Средиземное море, принятая на Конференции о режиме Черноморских проливов, проходившей 22 июня — 21 июля 1936 года в г. Монтрё (Швейцария). При этом Турция обязалась соблюдать принципы международного морского права.

[4] http://www.turkishfirst.ru/stories/AnkaraNATO_2.html

[5] https://www.bbc.com/russian/russia/2012/10/120928_caribbean_crisis

[6]https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A6%D0%B8%D1%86%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B4#Идея_мемориала_и_строительство

[7] http://travelask.ru/armenia/Yerevan/tsitsernakaberd

[8]http://ru.rfi.fr/kavkaz/20150430-molcha-no-spesha-kak-v-sovetskom-erevane-stroili-pamyatnik-zhertvam-genotsida-armyan

[9] http://ru.rfi.fr/kavkaz/20150430-molcha-no-spesha-kak-v-sovetskom-erevane-stroili-pamyatnik-zhertvam-genotsida-armyan

[10] https://politsturm.com/o-genocide-armyan/

[11] http://news.genocide.ru/2007/12/03/452.htm

[12] Murder Will Out? District Attorney Regrets Not Allowing Genocide Testimony at Murder Trial, By David D. Minner // The Independent, Apr 2, 1998

[13]  Армянская секретная армия освобождения Армении — Терроризм и террористы — Яндекс. Словари

[14] Laura Dugana, Julie Y.Huang, Gary LaFree, Clark McCauley. Sudden desistance from terrorism: The Armenian Secret Army for the Liberation of Armenia and the Justice Commandos of the Armenian Genocide. — Taylor & Francis, 2008. — С. 231-249.

[15] B.Hoffman. Recent Trends and Future Prospects of Terrorism in the United States. — RAND, 1988. — С. 12-13.

[16] Michael M.Gunter. Transnational Sources of Support for Armenian Terrorism. — Conflict Quarterly. — С. 31.

[17]  Органами КГБ задержаны террористы // Вечерняя Москва, 1 ноября 2007

[18] http://www.foia.cia.gov/sites/default/files/document_conversions/89801/DOC_0005462031.pdf

[19] Согласно Арбитражному решению американского президента Вильсона, которое было вынесено на основе Севрского договора, в состав Армении должны были войти почти весь Эрзрумский вилайет, две трети Ванского и Битлисского, большая часть Трапезундского вилайетов, а также порт Трапезунд.