Центр истории Кавказа,
Аббас Исламов

Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5

Человечество смогло бы сохранить неизмеримо больше достоверной исторической информации, если располагало бы в прошлом современными фото, видео и телевизионными технологиями. Но фактически единственными институтами массовой информации до относительно недавнего прошлого были газетные издательства, миллионные тиражи которых по всему миру оставались самым популярным способом распространения и сохранения информации. И также, как и сегодня, во времена доминирования газетных издательств, владевшие информацией, управляли сознанием людей и особенно ярко роль и влияние информационных средств проявлялась во времена наиболее значительных исторических событий, потрясавших планету – как, например, в период Первой мировой войны.

С начала XIX века лидирующее положение на газетном фронте, по количеству издательств, тиражей и огромному штату корреспондентов, работавших по всему миру занимали Соединенные Штаты Америки. Все события, происходившие в стране и далеко за ее пределами, практически незамедлительно находили отражение на страницах американских газет. Поэтому сегодня в газетных архивах США содержится богатейший запас сведений о событиях прошлых лет, что делает их ценнейшими хранилищами исторической информации. Много интересного можно узнать, обращаясь к этой колоссальной информационной базе, в частности, в отношении тех событий, которые предшествовали глобальному военному конфликту 1914 – 1918 годов.

Поскольку львиная доля газетных изданий того периода приходилась на европейские страны, Америку, Канаду, Австралию и Россию, то вполне понятно повсеместно присутствующая в них тональность неприязненного и откровенно враждебного отношения к величайшей мусульманской державе в истории человечества – Османской империи. Однако, при внимательном прочтении даже в этом, казалось бы, переполненном негативом и часто далеком от объективности массиве газетной информации обнаруживается множество сообщений, репортажей и статей, отражающих реальную картину происходивших событий. Раздувающие пропаганду так называемого «геноцида армян» в Османской империи, также нередко обращаются к газетным материалам того времени, при этом совершенно игнорируя сообщения, освещающие позицию и мнение правительства самого Османского государства, а также тех западных репортеров, которые видели корень проблемы в целенаправленном подстрекательстве и диверсиях со стороны армянских националистов и их покровителей.

Еще одной особенностью подобного подхода к газетным изданиям этого периода, является игнорирование сообщений о событиях, происходивших в империи задолго до начала Первой мировой войны – сведений, свидетельствующих о нараставшем терроре армянских националистов и том всестороннем содействии, которым они пользовались у западных держав и царской России. Заполняя в некоторой степени этот пробел, вниманию читателей будет предоставлен анализ сведений о целенаправленной деятельности в Османской империи так называемых армянских «мятежников», «возмутителей порядка», «революционеров», «бунтовщиков» и т.п. (как их называют в газетных статьях и сообщениях) – информация о которых начинает оседать на страницах американской печати с начала XIX века.

Существенное, на наш взгляд, значение имеет также то, что в подавляющем большинстве газетных репортажей те меры, которые предпринимались властями Османской империи по защите мирного населения, государственности и пресечению армянского террора и сепаратизма – преподносились как действия мусульман против христиан, т.е. акцент на религию протаскивался, как аргумент, производящий наибольшее эмоциональное впечатление на широкую христианскую аудиторию читателей. Тем самым газетные издания, затрагивая легкоранимые религиозные чувства миллионов читателей христианских стран, навязывали им представления о том, что христиане в Османской империи, якобы, подвергались гонениям со стороны жестоких и кровожадных мусульман.

Подлинная подоплека этой идеологической диверсии, проводимой через СМИ того времени, отчетливо проступает в откровенно выраженных в прессе XIX века мнениях об исключительной важности подрывной деятельности армянских националистов внутри Османской империи в интересах европейских держав и России, рассматривавших подобную деятельность, как составную часть масштабных планов по захвату и разделу богатств и территории великого мусульманского государства в предстоящей мировой войне.

Газетные материалы второй половины XIX века сохранили свидетельства о том, какими путями набирала силу и развивалась деятельность националистов, которые прибегали к самым различным методам, вплоть до насилия над своими соплеменниками, ради разжигания мятежей и беспорядков внутри страны. Ответные меры Османского правительства на провокации незамедлительно освещались в прессе, как тирания мусульман, направленная на уничтожение христиан. Подобное разжигание вражды и ненависти было частью обширной идеологической программы, подготавливавшей американскую общественность к грядущему глобальному военному конфликту, о неизбежности которого настойчиво напоминалось в газетных статьях. Нельзя не отметить, что это делалось через прессу США — страны, в которой все виды дискриминации людей: социальной, религиозной, этнической и расовой достигали наивысшего уровня, коренное население было большей частью физически истреблено, выжившие народы загнаны в резервации, а в некоторых штатах все еще существовало рабство.

Необходимо напомнить также, что сообщения о событиях и развитии деструктивных процессов в Османской империи поступали на газетные страницы на фоне военных конфликтов между османским государством и державами Европы, и царской Россией. Политические требования, выдвигавшиеся османскому правительству европейскими державами и Россией, подстегивали деятельность армянских националистов, осуществлявших все более масштабные и кровавые диверсии, подрывая стабильность государства, в котором они проживали – и происходило все это задолго до начала Первой мировой войны. Отметим также, что поскольку публикуемые новости повторялись многими издательствами, то в качестве примеров будут приводиться выдержки из отдельно взятых газет.

Так, например, корреспондент американской газета «The daily union.» от 11 октября 1851 года, сообщает:

«Ходят слухи о серьезных беспорядках, вспыхнувших в Ване, в Малой Азии. Ближе к концу прошлого месяца, по словам моих информаторов, христианское население, состоящее в основном из армян, подняло знамя мятежа и атаковало мусульман, которых насчитывается около 20000. Число убитых и раненых значительно; и если бы не Фехател Бей, лидер курдов, прибывший для восстановления порядка, резня была бы ужасной. Город был разграблен, и в результате действий поджигателей часть его разрушена пожаром. Диспут между христианами и мусульманами возник из-за того, что первые приобрели колокола для своих церквей.

Я придерживаюсь мнения, что это произошло вследствие преднамеренной деятельности агентов России, которые, после недавних событий в Алеппо, наводняют страну и подстрекают жителей к восстанию против власти мусульманских правителей. Таким способом они завоевывают симпатии христиан, которых они не смогут использовать ни для чего другого, кроме разрушения Османской империи. Как легко было бы нейтрализовать это влияние, напомнив армянам об ужасных ранах, которые они получили от России, во время её последнего пребывания в Малой Азии».

 В этом репортаже обращает на себя внимание то очевидное обстоятельство, что описанное происшествие никак не соответствует тем представлениям, которые вот уже около двух столетий усердно распространяет пропаганда армянского национализма – представлениям об извечно «угнетенном», «бесправном», «униженном», «обездоленном», «гонимом», «бедственном», «трагическом», «горестном», «тяжком», «плачевном», «невыносимом» и т.п. положении «многострадального» армянского народа в Османской империи.

Пересмотрим сообщение еще раз. Абсолютно не испытывающая никаких гонений армянская община города Ван приобрела колокола для церквей, выстроенных в городе также без малейшего препятствия и притеснения, как и в любой другой части империи. Вслед за прибытием колоколов возник диспут(полемика, дискуссия) с представителями мусульманской половины города (вероятно, по поводу колокольного перезвона, который отныне должен будет разноситься над этим относительно небольшим городком). Важно отметить, что к этому времени Османская империя уже обладала опытом пяти-векового соседства и сосуществования религий с различными традициями и, возможно, этот частный случай (как и сотни аналогичных случаев в многоконфессиональной стране) также мог бы быть разрешен властями на основе богатейшей законодательной базы османского государства, охватывавшего все стороны жизни многомиллионного и многонационального населения страны.

Однако, должностные лица не успевают вмешаться в разрешение этой не новой для империи проблемы, поскольку в армянской части города тут же вспыхивает мятеж и в хорошо организованной атаке «многострадальный» и «обездоленный» народ обрушивается на мусульманские кварталы Вана, убивая жителей, устраивая пожары, громя и грабя мусульманские дома. «Число убитых и раненых значительно», но истребление жителей мусульманской половины Вана, по словам репортера, «было бы ужасным», если бы не вмешательство некоего Фехател Бея, курдского лидера и главы местной конной милиции, остановившего этот жестокий погром.

Примечательно также мнение корреспондента, следящего в 1850-е годы за развитием событий в Малой Азии, о том, что армяне совершили погром мусульманских кварталов Вана в результате провокационной деятельности агентов царской России, которые, по его словам, после аналогичных событий в Алеппо буквально «наводняют страну и подстрекают жителей к восстанию против власти мусульманских правителей». Как же меняется образ «бесправного», «угнетенного» и т.д. народа на фоне подобных репортажей…

В следующих примерах вниманию читателя предлагается информация о развитии весьма своеобразного инцидента, происшедшего летом 1860 года в Стамбуле (западная и российская пресса предпочитала использовать название Константинополь). Хроника этого своеобразного события свидетельствует о том, что подстрекательство армянских националистов к мятежам, кровопролитию и подрыву внутренней стабильности в Османской империи проявлялось в самых различных формах, не гнушаясь даже насилием в отношении своих соплеменников – в арсенале провокаторов имелось место для любой диверсии, способной спровоцировать официальные власти на принятие ответных мер.

Итак, в середине августа 1860 года страницы американских газет запестрели сообщениями о странном происшествии, случившемся в Османской империи. В тональности газетных репортажей ощущается некоторая растерянность от того, что привыкшие чернить мусульманскую державу корреспонденты столкнулись с весьма необычной ситуацией, в которой перед ними обнажились доселе неизвестные стороны армянского характера, почти неизменно представлявшегося на страницах печати если не равным, то хотя бы подобным ангельскому. В общих чертах сообщения об этом инциденте выглядели так, как показано на примере статьи, опубликованной в газете «Cincinnati Daily Press» от 17 августа 1860 года:

Заголовок гласит: «Положение дел в Сирии и Турции – серьезный конфликт между толпой и американскими протестантами».

Текст статьи: «Нью Йорк, 16 августа. – World получил корреспонденцию из Бейрута от 17 июля и Константинополя от 24-го. В Константинополе произошел серьезный конфликт между американцами протестантами и толпой относительно права первых использовать кладбища. Волнения продолжались пять дней, несмотря на усилия военного министра вместе с армянским патриархом, при помощи нескольких тысяч солдат. После того, как беспорядки были подавлены, протестанты были изгнаны из двух других кварталов города и для того, чтобы предотвратить дальнейшие возмущения, государство решило приостановить протестантские службы. Турецкое правительстве, тем не менее, отрицает, что протестантство было подлинной причиной мятежа, но что он произошел под влиянием России с целью вызвать столкновение между солдатами и христианским населением.

Было проведено собрание всех протестантских послов, которые отправили откровенный и решительный протест Османскому правительству. На следующий день после протеста американские жители Константинополя получили формальное извещение от своего министра передвигаться с большой осторожностью, в связи с неизбежностью дальнейших беспорядков».

Эта новость не сходила со страниц американской печати на протяжении последующих недель, она обсуждалась практически во всех американских газетах, при этом корреспонденты продолжали высказывать мнения о том, что беспорядки в Константинополе были спровоцированы подстрекательством со стороны царской России. В качестве примера подобных публикаций приведена выдержка из статьи репортера «The New York Herald» от 24 августа 1860 года:

«Я должен также добавить, что великий архиепископ армян григорианцев находится в Эчмиадзине, российской Армении и, следовательно, под российской протекцией.  Глава армян к тому же является главой всего армянского народа, если нечто подобное сегодня на самом деле существует, и он избран синодом Константинополя. Политика российского государства на востоке заключается не только в усилении влияния на греческих подданных Султана, но также в том, чтобы сделать то же самое среди его армянских подданных и поэтому она следит ревнивым взглядом за трудами американских миссионеров в Турции. Конечно, если бы не благоговейный трепет и уважение, которое питает император России к государству и народу Соединенных Штатов, чью добрую волю он усердно культивирует, в отличии от Британии, он уже давно потребовал бы от Порты (Османской империи – А.И.) изгнать всех американских миссионеров из Турции. Считается, что присутствующая здесь неофициальная агентура российского государства находилась в основании той экстраординарной позиции, которую занял армянский патриарх со своим народом в отношении захоронения несчастного армянина протестанта на армянском кладбище и которая увенчалась полным успехом».

Однако более пространное и детальное описание этого инцидента, с подробностями происходивших событий, появилось лишь в нескольких изданиях, одним из которых была газета «Nashville union andAmerican», опубликовавшая 22 августа 1860 года следующую статью, под заглавием «Серьезный бунт в КонстантинополеПротест протестантского посла»:

«Корреспондент New York World, пишущий из Константинополя 24 июля, сообщает: на прошлой неделе здесь произошел наиболее серьезный бунт, обстоятельства которого я изложу в подробностях. В пятницу, 13 июля в Баллате, одном из кварталов Константинополя, умер армянин–протестант. В субботу его друзья направились похоронить его на армянском кладбище, где многое принадлежало его жене. Поскольку десять лет протестантов хоронили на старых армянских кладбищах, турецким правительством и церковью было принято решение, что эти кладбища принадлежат всему армянскому народу, а не отдельной религиозной секте. Не подозревая ни о каких осложнениях, процессия двинулась к месту захоронения. Внезапно большая толпа армян из низших классов набросилась на них с громкими криками и свирепыми угрозами, заявляя, что ни один протестант не должен быть похоронен на этом кладбище.

Небольшие полицейские силы не смогли утихомирить бунт и в конце концов было принято решение отправить посыльного к армянскому патриарху.  Он скоро вернулся с большими силами полиции и приказом от патриарха (главы армянской церкви в Константинополе) о немедленном захоронении умершего на этом кладбище. Толпа по-прежнему отказывалась разрешить погребение и прогнала чиновника патриарха, почти до смерти избив его. Наступила ночь; толпа увеличилась, и полиция была вынуждена взять под защиту тело умершего и священника, который руководил церемонией. Все воскресенье и весь понедельник прошли в беготне между турецким правительством и армянским патриархатом и в безрезультатных переговорах – все это время толпа накапливала силы и ярость, а у кладбища находились большие силы полиции и армии. После полного слушания дела, турецкое правительство приняло решение, что протестанты имеют право на проведение похорон, а общему командованию войсками в Константинополе было отдано распоряжение очистить кладбище и позволить протестантам похоронить своего покойника».

Хотелось бы обратить внимание читателей на существенную деталь, отмеченную репортёром и выделенную в переводе жирным шрифтом. Долгие годы в Константинополе, столице османского государства, армяне-протестанты традиционно хоронили своих покойников на кладбищенских участках «старых армянских церквей» (как говорит автор статьи, подразумевая, очевидно, григорианскую церковь) и эта традиция была заверена договоренностью между правительством и патриархатом армянской церкви. Но почему-то именно летом 1860 года армяне-григорианцы внезапно заняли позицию «свирепой» нетерпимости к своим единокровным соплеменникам армянам-протестантам и толпа, представленная армянами «низшего класса» устроила многодневный бунт в Константинополе, демонстрируя яростное неповиновение указу своего религиозного лидера, избивая представителей верховного патриарха и вступая в жесткое противостояние с османским правительством, полицией и войсками. Агрессивное буйство «угнетенного» народа в центре Османской столицы, шокировавшее американских репортеров, продолжает развиваться:

  

«Во вторник османское правительство было настолько обеспокоено размерами толпы и протестами патриарха, который поменял свою позицию и присоединился к толпе, что оно отменило решение, принятое днём раньше и отдало приказ, чтобы тело было захоронено где-нибудь в другом месте. Очень хорошо, сказали протестанты, выделите нам любое достойное место, и мы похороним нашего покойника, а наши права обсудим позже. В этот момент о происходящем услышали сэр Генри Балвер, английский посол, и достопочтенный Джеймс Вильямс, наш постоянный представитель. Не дожидаясь чьего-либо вызова, они незамедлительно прибыли в Константинополь, призвали армянского патриарха и потребовали, что он должен немедленно дать согласие на проведение похорон на этом кладбище. Под влиянием этих господ он согласился. Они также обратились к османскому правительству и настаивали на том, чтобы соответствующие воинские силы были незамедлительно отправлены к кладбищу, и протестант был достойно похоронен. Здесь они также достигли своей цели.

Была вторая половина вторника. Было отправлено войско и после жесткого столкновения с толпой – в котором солдатам было разрешено использовать только приклады своих винтовок – кладбище было очищено, примерно третья часть толпы получила тяжелые ранения. Но поскольку уже наступил вечер было принято решение отложить похороны до полудня среды.

В среду военный министр Риза Паша – «забите паша» или командующий генерал – с несколькими тысячами солдат, армянский патриарх, «баротчи баши» – глава местных армян, глава протестантского сообщества, небольшая группа протестантов и огромная толпа армян были на кладбище. Было выбрано место для погребения в пределах кладбища и согласовано между пашой, патриархом и протестантами; была вырыта могила и было отдано распоряжение опустить в него тело.

Толпа пришла в ярость и попыталась прорваться к месту захоронения. Похоже, что в этот момент мужество изменило Реза Паше и он приказал, чтобы могила была засыпана и была выкопана другая посередине близлежащей проселочной дороги. Протестанты отказались хоронить своего покойника в этом наиболее унизительном месте, поскольку место погребения уже было предварительно договорено послами и миссионерами. Паша не согласился, и протестанты удалились, оставив тело в руках у турков. К этому времени оно уже было похоронено на улице, после чего через могилу было позволено пройти огромной толпе, в которой каждый топтал её и плевался на неё. После этого, оправдывая свое недостойное поведение, паша распорядился, чтобы дорога была отведена в сторону и ликвидирована, а участок вокруг могилы был отгорожен. Все это было сделано и по настоящее время место охраняется солдатами.

В оправдание своего поведения государство выдвинуло объяснение, что на самом деле толпе не было никакого дела до протестантизма, она была поднята под российским влиянием с целью вызвать столкновение между турецкими солдатами и христианским населением города. Они сказали: мы знаем, что если бы солдатам разрешили стрелять в толпу, то по всему городу сразу же вспыхнули бы мятежи.

Несомненно, в этом заявлении есть определенная истина, но не могло быть более неудачной линии поведения, чем вызывать большие армейские силы, а потом позволить, чтобы их одолела толпа.

Последствия можно было легко предсказать. Опыт одной недели доказал это экспериментально. После испытаний прошлой среды толпа изгнала протестантов из их домов не только в Баллате, но и Самарии и Хасскане, двух других кварталов Константинополя. В каждом случае они притворялись, что им известно, будто в каком-то из домов был спрятан мертвый протестант. Во избежание мятежей Риза Паша приостановил протестантское богослужение.

Ввиду подобного положения вещей в прошлую пятницу в Английском дворце было проведено собрание всех протестантских послов. Они отправили самый искренний и решительный протест Порте и выдвинули важные требования, которые я не волен повторять».

«В воскресенье, под давление внешнего воздействия, армянский патриарх отправился в Хасскей, чтобы успокоить там волнения. Он обратился к людям с проповедью в большой армянской церкви квартала и призывал их успокоиться и вернуться к своим занятиям. Но толпа снаружи была настолько ожесточена, что он не отважился покинуть церковь без защиты сопровождавшей его полиции. Толпа кричала «Ты нас подстрекал и распалял, а теперь говоришь успокойтесь и идите по домам. Мы не успокоимся и не пойдем по домам, пока ты нам не заплатишь за все наше потерянное время». После воскресенья я не слышал о серьезных волнениях где-либо в городе; но нельзя отрицать, что все классы населения находятся в самом возбужденном состоянии. Вы не должны удивляться, если услышите еще о серьезных осложнениях. Мы верим, что у иностранного населения, которое живет в Пера и в селениях Босфора, в частности нет оснований для страха, но за пределами все находится в состоянии большой неопределенности. Однако, опасность здесь существует больше от христианских мятежей, чем от турков».

Подводя краткий итог этой уникальной хронике, оставленной профессиональными американскими корреспондентами, современниками и свидетелями событий более чем вековой давности, следует выделить несколько основных и неопровержимых фактов:

 – эти происшествия свидетельствуют о том, что положение армянского сообщества Османской империи было далеко не «угнетенным» или «бедственным», а скорее наоборот – армянское сообщество не считалось ни с государственной властью, ни с собственным религиозным руководством, и было готово в любую минуту проявить агрессию и жестокость, даже в отношении своих единокровных братьев;

– газетные архивы середины ХIХ века сохранили очевидные свидетельства того, что развитие армянского национализма в Османской империи культивировалось преднамеренными диверсиями, включавшими вооруженный террор и провоцировавшими правительство на принятие ответных мер, которые незамедлительно объявлялись националистами и их сторонниками религиозной войной против христиан; 

– пропаганда армянского национализма, часто ссылающаяся на жесткие меры, предпринятые Османским правительством в 1894 году по наведению порядка в восточных регионах страны, замалчивает имевшие место задолго до этого неопровержимые факты агрессии со стороны армянского сообщества в виде беспощадных погромов, терроризировавших население турецкого государства;

 – газетные материалы полуторавековой давности свидетельствуют о том, что в середине XIХ века армянский национализм был уже превращен в действенный политический инструмент подрыва и дестабилизации внутриполитической обстановки в Османской империи, управление которого находилось в руках западных держав и царской России;

 – армянское сообщество Османской империи не только обладало абсолютной свободой вероисповедания, строительства своих религиозных храмов, отправления религиозных служб на родном языке, но с такой же свободой выражало откровенную враждебность и агрессивную нетерпимость к другим религиям, включая другие христианские конфессии;

– прямо в столице Османской империи, в центральных кварталах города, в середине XIX века толпы «многострадального» армянского сообщества Стамбула (Константинополя) устраивали хорошо организованные и управляемые националистами погромы, изгоняя семьи представителей неугодного им направления христианской религии, грабя и разоряя дома протестантов и держа в страхе все население;

Читателям предоставляется возможность самим продолжить размышления относительно содержания приведенной здесь информации из газетных архивов США и делать выводы о подлинной природе происхождения и развития такого разрушительного в истории региона явления, как армянский национализм.

Приведенные примеры – ничтожно малая часть тысяч аналогичных событий, происходивших в Османской империи в XIX–XX веках, репортажи о которых сохранились в газетных архивах различных стран и, в частности, Америки. Ознакомление с ними будет продолжено в последующих публикациях.

Продолжение следует…

Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5