Центр истории Кавказа,
Аббас Исламов

Относительно недавно на страницах Интернета читатели были ознакомлены с тем, как расхитители чужих историй задумали украсть и переделать скифские башлыки (http://caucasianhistory.info/?p=649), чтобы создать иллюзию, что это были не традиционные головные уборы скифов, а какие-то «армяно-хайские короны» и носили их какие-то «армяно-хайские цари».

Но в отличии от скифского башлыка, который был реально существовавшим материальным объектом, армяно-хайский национализм, ввиду отсутствия исторических основ, включил в пропагандистский арсенал также и совершенно нереальные и нелепые изобретения, пытаясь выдавать их за наглядные пособия по «истории хайев» раннесредневекового периода.

В этом отношении наиболее выдающейся фикцией, раскиданной сегодня по бесчисленным информационным ресурсам, является созданная в ХIХ веке галерея портретов так называемых «хайских царей». Будучи изначально вымышленными образами (поскольку никаких «хайских царей» в истории региона не существовало), перекроенными из имен и биографий скифских, персидских, парфянских и арамейских правителей, эти фантомные персонажи оказались представленными в настолько абсурдном виде, что по иронии их портреты стали наилучшим опровержением всех вымыслов о раннесредневековых «хайских царях».

Но вначале несколько слов о художнике, перед которым, в период интенсивной подготовки хайских общин к вооруженным мятежам и диверсиям на территории Османской империи в начале ХIХ, была поставлена задача написать портреты выдуманных «царей», для подкрепления вымыслов визуальными пособиями.

Автором фантастических изображений был Мкртум Овнатанян (Авнатамов), родившийся в конце XVIII века в семье потомственных художников. Почти всю свою жизнь Мкртум прожил в Тифлисе, вплоть до своей смерти в 1845 году и прославился именно тем, что создал ряд «царских» портретов, которые в Хайастане называют «выдающимися образцами» национального изобразительного искусства.

Поколения хайских обывателей, сознание которых с младенчества до старости подвергалось интенсивной обработке нацистской идеологией «Великого Хайастана» и расистскими идеями о превосходстве хайев над народами, на землях которых они проживали, воспринимали портреты Овнатаняна едва ли не как подлинные изображения, срисованные с натуры, умиляясь мыслям о том, что вот, оказывается, как они выглядели – эти мифические «хайские цари».

С появлением портретов Овнатаняна пространство измененного сознания хайев заполнила новая модель самовнушения. Новизна заключалась в том, что теперь обман принял вид наглядного пособия, создавая иллюзию, будто вымыслы, облекаясь в форму рисунка, обретают силу сногсшибательного аргумента, который должен заставить все народы оцепенеть в восторге перед изображениями «хайских царей». То есть произошла визуализация придуманной прежде только на бумаге лжи о древнеармянской истории.

При этом не только обывательской массе, но даже специалистам, изучавшим историю и культуру народов региона, было невдомек, что внешний вид этих «выдающихся образцов» национального творчества был скомпонован из настолько несовместимых элементов, что их действительно можно было бы назвать «образцами» – но только образцами выдающейся нелепости.

Галерею портретов кисти Мкртума возглавляет изображение фольклорной выдумки – сказочного прародителя хайев по имени «Хайк», порожденного циничной и кощунственной перекройкой Библии (http://caucasianhistory.info/?p=637). Возможно, именно во время работы над эскизами этого портрета Овнатанян впервые изобрел основные элементы наряда «хайских царей», которые в конечном итоге, ввиду их химерической несуразности и дилетантства самого Мкртума (несомненно, зараженного недугом хайской «великомании»), обернулись блестящим подтверждением фиктивности вымышленных образов.

Но читателя необходимо вкратце ознакомить с особенностями тех конкретных материальных объектов, которые оказались вовлеченными в один из наиболее забавных случаев шулерства в области «исторических» иллюстраций.

Находясь во власти собственных фантазий, хайский «художник» силился изобразить вымышленного прародителя хайев в настолько «великом» облачении, чтобы один только внешний вид его уже внушал трепет и благоговение. Однако, чей же облик следовало взять за образец, чтобы он был характерен для людей, наделенных огромной властью и в то же самое время, чтобы он был хорошо известен широкой публике? Конечно же, облик римских императоров! Но результат у Мкртума получился, как в старинной русской пословице – «высоко взлетел, да сел в курятник». Нелепый и смехотворный результат.

Взяв за основу изображения римских императоров, Овнатанян задумал придать выдуманному прародителю доблестный облик античного героя, но создал в итоге подлинный винегрет из доспехов и предметов одежды древнегреческого воина, римских императоров и правителей Золотой Орды.

Используя в качестве центрального элемента наиболее архаичный тип одеяния, Мкртум нарядил Хайка в укороченный греческий хитон, поверх которого нарисовал античные доспехи, который носили не только герои Эллады, но и римляне. И все бы ничего, да вот только греческий хитон, который должен был оставлять плечи открытыми, оказался натянутым на какую-то плотную синюю рубашку с длинными рукавами!

Одному богу известно, как именно складывались подобные химерические сочетания в воображении Мкртума, но это были не случайные одиночные ляпы. Овнатанян создавал их виде комплексного явления, состоявшего из целого ряда казусов. Так, на плечах Хайка, якобы жившего (по хайской мифологии) за тысячелетия до новой эры, оказался нарисованным римский плащ палудаментум, который носили не только офицерские чины римской армии, но также императоры Римской Империи.

Императорский палудаментум был пурпурно-красного цвета и длиннее тех, которые носили в армии. Но поскольку это был воинский плащ, его отличительной особенностью было то, что он оставлял открытой правую руку, которая могла держать меч. Палудаментум был одним из атрибутов императорской власти. Но это еще не все!

Мкртум добавил к портрету еще одну деталь, предполагая, очевидно, что она прекрасно дополняет изобретенный им «изысканный» ансамбль одеяния вымышленного предка хайского народа. Однако, эта, на первый взгляд незаметная деталь, пожалуй, самый смехотворный элемент в целом потешного оформления внешнего вида мифического персонажа – это сафьяновые сапоги, натянутые на голые ноги Хайка! (Римская знать носила кожаную обувь, похожую на полусапожки, но они выглядели совершенно иначе).

Стремясь уподобить свой вымысел образу могущественного римского императора Мкртум упустил из виду, что императоры изображались в сандалиях на босу ногу, а он одел свой призрак в мягкие сапоги с высокими голенищами в стиле правителей Золотой Орды, Османской империи или русских князей. Позорный промах, который по своему невежеству допускал Мкртум, заключался также в том, что создатели и носители данного типа обуви никогда не надевали сапоги на голые ноги.

А если вглядеться в это химерическое изображение внимательнее, то можно обнаружить также, что на плече у Хайка просматривается нечто странное – очертания некоего лица, обращенного вверх. Хайские ценители «творчества» Овнатаняна настаивают, что это лик самого Ноя, в список правнуков которого, через хитроумное святотатство с перекройкой Библии (http://caucasianhistory.info/?p=637) и был насильно втиснут Хайк — вымышленный фантом прародителя хайского народа.

Таким образом, нагромождение несовместимых элементов было сдобрено еще одной деталью, которую, по мнению хайского национализма, следовало непременно обозначить хотя бы символической прорисовкой. Важность данной детали объясняется убеждением, что, в отличии от всего остального человечества, хайи являются потомками Ноя… Не удивляйтесь, так оно и есть на самом деле: в искаженном пространстве общенациональной паранойи все остальные народы не считаются потомками Ноя.

Но, как говорится – лиха беда начало! Продолжая создавать галерею портретов «хайских царей», Мкртум вошел во вкус и ввел некоторые новшества, поскольку, по его мнению, эти «цари» существовали намного позже Хайка и потому в их одеяния следовало внести какие-то изменения, приближающие их к облику более современных монархов. Однако, модернизация прошла в соответствии с поговоркой – «хотел, как лучше, а получилось, как всегда».

Дело в том, что, Овнатанян заменил пурпурный воинский плащ римских императоров на хорошо известный его современникам предмет одеяния царственных особ – на горностаевые порфиры (мантии) монархов Европы и России.

Плененный видом королевских и царских горностаевых мантий, хайский художник, следуя популярному национальному принципу «им можно, а нам нет?», решил облачить воображаемые образы вымышленных «хайских царей» в такие же мантии европейских и российских монархов. Однако и в этом случае его «творческое» воображение вновь сыграло злую шутку со своим хозяином, выставив его «произведение» очередным образцом невежественности.

Если палудаментум был заменен порфирами, то древнегреческий шлем заменили короны современных Овнатаняну королей Австрии или Пруссии. Результат в целом получился поистине уникальным и вряд ли имеет сопоставимые аналоги в мифотворчестве других народов, поскольку Мкртум лишил изобретенный им ансамбль «царских одеяний» какой-либо историчности, превратив его в подлинно маскарадный наряд.

Первопричина невежества Мкртума заключалась не только в том, что, подобно большинству своих соплеменников, он был ослеплен этническим национализмом, насаждаемым хайской церковью, но и вольницей вседозволенности, устроенной христианскими державами (определившими хайский народ на заклание в агрессии против Османской империи) для всевозможных и всяческих измышлений националистов.

Хайский национализм активно разжигался тем, что любые, даже самые нелепые и смехотворные выдумки и вымыслы встречались одобрением – лишь бы они не противоречили общей стратегии уничтожения турецкой державы. И одним из основных идеологических элементов этой стратегии был миф о древнейшем христианском народе, изнывающем под игом мусульман и взывающем к единоверцам о спасении.

Вот почему, компонуя «древний» ансамбль царских одеяний для вымышленных хайских правителей, Мкртум с легкостью создавал химеры, не отдавая себе отчета в том, что облюбованные им элементы монархического наряда превращают «хайских царей» в ряженых участников бразильского карнавала. Посмотрите, к чему привели фантазии Овнатаняна.

Нелепость портретов «хайских царей», которых национальная историческая школа разместила на шкале времени от II века до н.э. до III века н.э., превосходит абсурдность изображения Хайка тем, что к древнегреческой тунике под кирасой (нагрудным панцирем), натянутой на плотные рубашки с длинными рукавами и сафьяновым сапогам, надетым на голые ноги, добавились горностаевые порфиры европейских и российских монархов (порфиры стали использоваться с XIII века, как церемониальное одеяние при коронациях монархов) и короны европейских королей XVIIXIX веков! Причем Мкртум даже пририсовал маленький крестик на верхушке короны вымышленного Валаршака, которого хайские фальсификаторы истории поместили во II век до н.э., превращая его в христианского «хайского царя» (за полтора века до рождения Христа)!

Мало того, что все исторические персонажи, не имеющие никакого отношения к этносу «хай» и никогда не называвшиеся «хайскими царями», были объявлены хайами – так их еще и выставили в потешных костюмах, придуманных для того, чтобы задрапировать фальшивку под курьезным набором несовместимых одеяний.

Изображения выдуманных «хайских царей», нарисованные Мкрутмом в 1830-40-е годы, не только выделяются своей несуразностью, но также свидетельствуют о том, что стратегия вседозволенности продолжает существовать и в современном мире, позволяя этим химерическим образам уже пестрить на страницах Интернета.

Вряд ли мировую историческую науку можно ввести в заблуждение сочетанием масляных красок, ложившихся на холст под кистью человека с измененным сознанием. Но для хайского национализма важно то, чтобы под гипнозом выдуманных и нарисованных призраков продолжали воспитываться все новые и новые поколения хайев. Он не сможет существовать, если не будет поколений, воспитанных на подобных химерах