Эльшад Алили,
сотрудник Центра истории Кавказа

Часть I | Часть II

armernan_prozelit_1Конечно же, армянский прозелитизм на дальних рубежах и тем более на территориях Европы и России не мог конкурировать с другими христианскими церквями. И в особенности с Римско-Католической церковью, которая, к примеру, заставила армяно-кипчаков (кыпчаков) Украины войти с ними в унию, вследствие чего эти тюрки-григориане затем растворились в среде народов, исповедующих католицизм.  Одной из важной причиной подобного процесса было ослабление и затем исчезновение с исторической сцены Золотой Орды, которая покровительствовала восточным христианским церквям, в том числе и армяно-григорианской.

В отличии от Восточной Европы после распада Золотой Орды, на Кавказе, Анатолии и Ближнем Востоке армянская церковь продолжала пополнять свои ряды за счет представителей разных этносов. Христианский миссионер архиепископ Иоанн де Галонифонтибус, являющийся очевидцем интересных событий конца XIV — начала XV вв. в своих путешествиях по Кавказу очень близко познакомился с нравами насельников этого края. Он отмечал, что в Приазовье и на Северном Кавказе монахи доминиканцы и францисканцы многих обратили в христианство. И еще он упоминает «разных армян» преимущественно говорящих на татарском языке [1, с. 15].  Хотя подобные исторические сведения являются отрывочными, но они дают определенную информацию, которые дополнительным образом свидетельствуют о прозелитическом характере армян.

Другой европеец венецианский путешественник XV века, дипломат Иосафат Барбаро описывая дагестанцев, которых он именует кайтаками, отмечал, что «многие из них являются христианами, из которых часть верует по-гречески, часть по-армянски, а другие по-католически…» [2, с. 116]. То есть опять же явно прослеживается след армянского прозелитизма уже в Дагестане. Здесь уместно также вспомнить кавказоязычных удин, которые исповедовали григорианское христианство и вследствие чего окружающими тюрками и другими мусульманами именовались эрмени, то есть армянами. Хотя удины сохранили свой язык и национальную особенность, но и немало удинов вследствие давления армяно-григорианской церкви забыли свой язык и сегодня полностью армянизировались. Ситуация с удинами является еще одним масштабным итогом армяно-григорианского прозелитизма.

Нужно отметить, что в средневековье на мусульманском Востоке, в том числе и в Азербайджане всех христиан анти-халкидонитов именовали «эрмени». Антихалкидониты — это убежденные приверженцы монофизитства в его умеренной форме, потомки древних монофизитов, составляющие ныне пять церквей: Коптскую церковь Египта, Армянскую, Сирояковитскую, Эфиопскую и Малабарскую церковь Индии. Исторически в Азербайджане были христиане разного толка, в том числе и ранние христиане «несрани», то есть назорейи. Во времена Сефевидского (Кызылбашского) правления все эти островки христианства по фирманам Кызылбашских правителей после XVI века были переподчинены Эчмиадзинскому католикосату вследствие чего, например, таты христиане Ширвана в последствии уже именовались армяно-татами. Еще в ХХ веке некоторая часть татов Азербайджана оставались прозелитами армяно-григорианской церкви. Есть сведения о том, что армяне Буденовска, находящегося на Северном Кавказе являются выходцами из татской деревни Килвар Девечинского региона Азербайджана, где проживали таты-армяне. Такая же судьба позже постигла удин и другие народы Албанской Автокефальной церкви, который стали жертвами арменизации, точнее гайканизации.

armernan_prozelit_2Также очень много курдов перешедших в григорианское христианство пополнили ряды армян прозелитов. Львовский армянин кипчакского происхождения Симеон Лехаци (XVII в.) побывавший на территории Османской Империи отмечал, что «по всей Мушской долине и области курды говорят по-армянски и клянутся именем св. Карапета» [3, с. 156].  По сведениям Симеона Лехаци многие курды этих областей являлись прихожанами армяно-григорианской церкви, а некоторые из них были церковными служителями низших рангов.

Российский автор царского периода Орест Евецкий в «Статистическом описании Закавказского края» (1835) отмечал, что переселенные с Эрзурума в Ахалцихскую губернию армяне имели курдское происхождение [4, с. 85, 180].  То есть многие сегодняшние армяне Джавахетии на самом деле имеют курдские корни. И сегодня часть курдов Турции являются прозелитами армянской церкви. На территории Османской империи издавалась христианская литература армянским шрифтом на курдском языке, что свидетельствует о значимом количестве прозелитов армяно-курдов. Кстати в Джавахетии сегодня имеется около десяток армянских деревень, родным языком которых является тюркский. Хотя они и именуются армянами, но старшее их поколение плохо говорит на армянском языке. К сожалению, этногенез этих тюркоязычных армян Джавахетии не изучен. Тот же автор Орест Евецкий отмечал, что армяне-католики Джавахетии говорили на татарском (азербайджанском – Э. А.) языке. То есть армянского языка практически не знали [ibid, с. 180].  А все потому, что никогда их предки не говорили на армяно-хайском языке. И судя по всему сами они имели тюркские корни. Но из-за христианского вероисповедания на языке местного мусульманского населения, а также в административной документации они проходили как «эрмени». К слову отметим, что католические миссионеры действовали без препятствий на территории Сефевидского государства. И на территории Азербайджана имелись несколько деревень население, которых было обращено в католицизм.

armernan_prozelit_3Армянский этнограф Липарит Назарянц в изданной 1901 г. в статье «Свадебные Обряды и Обычаи Армян Эриванской Губернии» отмечал, что на свадьбах армян этого региона «песни по большей части поются на татарском (азербайджанском – Э. А.), а иногда и на курдском языке» [5, с. 121]. И ни одной песни на армяно-хайском языке не исполнялось. Как же может быть так, что народ имеющий «свой» аутентичный язык на своих свадьбах исполняет песни не на своем, а на «чужом» языке? Ведь свадебные обычаи несут в себе некую аутентичную обрядность и таинство, которое особо не изменяется веками.  К слову, из статьи Липарита Назарянца становится ясным, что почти все свадебные обряды армян Эриванской Губернии кроме ее христианской (культовой) части один к одному совпадают с азербайджанскими свадебными обрядами. Но почему армяне должны копировать даже такие сакральные обряды как свадьба у тюрок? Ответ прост. На самом деле сегодняшний армянский народ является прозелитической нацией, образованной из осколков разных этносов принявших армяно-григорианский толк христианства. И естественно современные армяне не имеют никакого отношения выдуманным потомкам мифического Хайка, то есть «историческому» гайканскому (хайскому) этносу, которого в природе никогда не существовало. Также сегодняшние армяне не имеют никакого отношения к Армении античного периода, которой правили персы, парфяне и тюрки, и в которой не замечается присутствие какого-либо армяно-хайского этноса. Последними правителями Армении были парфяне Арсакиды, имевшие тюркские корни. И от парфянина Григория получили крещение народы Армении. И неспроста же, такие важные христианские термины как крест (хач), монастырь (ванк), святой (сурб-сарув) в армянском языке имеет тюркское происхождение.

К слову армянский католикос Симеон Ереванци (1710-1780) в своем произведении «Джамбр» также отмечает, что армянский народ появился после крещения Григорием Лусаворичем:

«По указанию его св. Григор, наш просветитель, воздвиг чудный храм — собственный Престол армянского народа, мать всех армянских церквей и их благодатную родительницу. Это произошло в 305 году Р. X. Ибо подобно тому как в древнее время господь бог указал Моисею (вождю древнего Израиля) форму скинии, чтобы он построил ее для пребывания божьего и дабы была она священным местом и убежищем для древнего народа, так в новое время он указал форму сей скинии св. Григору (вождю нового Израиля), чтобы тот построил храм для пребывания его и чтобы был этот храм лоном материнским и убежищем для нового народа — армянского [6, с. 70]

То есть армянский прозелитизм является главным основополагающим стержнем в истории всех армян и в угоду современной вымышленной армянской национальной идеологии сознательно отведен на задний план историографии и вследствие этого окутан ареалом таинственности. Одними из самых тайных армянских прозелитов являются зоки. Их происхождение окутано действительно неким туманом неизвестности. О них имеются очень скудные сведения. Известно, что зоки жили в нескольких деревнях Ордубада и Мегри Нахчыванского региона Азербайджана.  А то, что они еще в конце ХIХ веке говорили на своем языке, зафиксировал русский этнограф В. Девицкий:

«Хотя они и считают себя армянами, тем не менее самостоятельный язык, большая часть слов которого в корне совершенно отлична от армянских, а армянские слова сильно видоизменены, дает повод думать, что зоки остатки какого-нибудь самостоятельного племени, которое, приняв религию и богослужебный язык армян, мало-по-малу привыкло считать себя армянами,как это можно наблюдать над цыганами в Эривани. Между собою они говорят только на своем языке [7, с. 167-168].

Небольшой экскурс и обзор армянского прозелитизма свидетельствует о том, что еще в конце ХIХ и ХХ вв. среди армян Кавказа и Турции имелись и даже сегодня имеются татоязычные, курдоязычные, тюркоязычные армяне, амшенские армяне, а также другие прозелиты армяно-григорианской церкви евреи, цыгане, удины, зоки и т.д. А сегодня становится известным, что имеются также армяне-эфиопы. Хотя пока о них и об их количестве редко можно найти какие-либо точные сведения.

В средние века кроме тюркоязычной григориано-христианской литературы имелась также курдоязычная литература, написанная и изданная армянским шрифтом. По сведениям Фауста Византийского (V в.) в эпоху Сасанидов больше половины городского населения Армении были иудеями.  Понятное дело, что немалая часть этих иудеев, впоследствии обратилась в армяно-григорианскую веру и сегодня их потомки считают себя представителями «древнего хайского» этноса.

Среди армян имелись также прозелиты — малочисленные этнографические группы не совсем понятных корней. Интересные сведения об одной такой группе армян-тумбульцев приводит русский историк Николай Федорович Дубровин (1837-1904) в своей восьми-томной работе «История войны и владычества русских на Кавказе».  Он описывает некоторых армян, переселившихся из города Салмас Южного Азербайджана в деревню Тумбул в Нахчыванский уездь. Привожу весь отрывок из книги Дубровина, где он описывает эту группу армян:

«В Нахчыванском уезде, Эриванской губернии на берегу р. Аракс лежит селение Тумбуль, жители которого известны под именем тумбульцев.

Народ этот – армяне, переселившиеся сюда из города Салмас, Адербейжанской провинции– имеет такие резкие особенности, что делают его весьма мало похожим на всех остальных армян.

Тумбулец высок ростом, тощ на лицо. На нем всегда видно черная, изодранная одежда, покроем похожая на рясу монаха, которого он и старается изобразить собою. При встрече с вами, тумбулец упомянет непременно об Иерусалиме и попросит милостыни; в правой руке его всегда виден посох, а в левой сверток бумаги, исписанный какими-то иероглифами.

Непривычный к сельским занятиям, он живет темными средствами, на чужой счет, подаяниями и милостынями.

Тумбулец скитается десятки лет далеко от родины, приходит домой только на зиму и уходит опять раннею весною. Зиму он не любит потому, что приходится сидеть дома за дымным камином, или курси. Его убивает тоска не по родине, а по чужим землям. За то с раннею весною он идет на промышленность, добывает себе кусок хлеба не позволительным трудом.

Под именем дервиша, он обходит города, священные для мусульманина: Мекку, Медину, и Кербела; там он ловко подделывается под обычаи правоверных, молится вместе с ними Магомету.  Подаяниями и добровольными пожертвованиями набожных мусульман, тумбулец набирает себе деньги, и переходит на промысел к христианам. Продвигаясь к Иерусалиму, он сбрасывает с себя имя дервиша, надевает черную рясу, и приняв звание монаха, под личиною набожности и смирения, посещает Иерусалим.

 Тумбульца можно встретить в Индии, Афганистане, Сирии, России, Сибири, одним словом везде, где живут люди. Обрыскав весь свет, он возвращается домой с порядочным запасом денег. Родные, друзья, соседи приветствуют его благополучным возвращением; одни радуются, другие горюют, не получив сведения о своих родственниках, еще бродящих по миру. 

Принесенный запас выпрошенных денег позволяет тумбульцу содержать свою семью с роскошью. Прекрасный дом, опрятные комнаты составляют главную его заботу и попечение; чай, сытный полу-азиатский и полу-европейский обед, десерт и кофе, составляют, можно сказать, принадлежность его пищи.

У себя дома тумбулец «покажется скорее всего торговцем, который добивает последнею копейку, чем бережливым селянином. У редкого вы не встретите серебряную посуду работы всех времен и народов: английскую, французскую, и азиатскую.   Шелковые покрывала, занавесы, бархат, кашемирские шали, хорасанские и мианские ковры – собраны, снесены сюда, будто дань подвластных своему повелителю. Сами тумбульцы и жены их одеваются чисто, богато, роскошно; шелковые ткани составляют их ежедневный наряд, не говоря о драгоценных каменях: алмазы, бирюза, яхонт, изумруд, жемчуг постоянно употребляются на украшение женщин, которые, впрочем нуждаются в этом потому, что сами не отличаются большею красотою. Они особенно любят носить цепи на шее, монисты из древней из древней золотой и серебряной монеты. Между тумбульцами есть мастера всякого дела.» [8, с. 403-405].

Но были также прозелиты григорианской церкви имеющие внушительное количество населения. Одним из таких прозелитов армяно-григорианской церкви являлись цыгане-боша. О цыганах прозелитах армяно-григорианской церкви имеется этнографический исследовательский материал армянского этнографа В. М. Папазяна «Армянскiе боша (цыгане). Этнографический очеркъ (1901 г.)».  Автор приводит очень важные исторические сведения. Судя по всему, количество армян боша влившихся в прозелитический армянский этнос было внушительным. Так как по сведениям автора цыгане боша были расселены по всем областям и пунктам Анатолии, где преимущественное большинство составляла армянское население. А на Кавказе они появились после 1828 г., то есть после переселения Россией армян на Кавказ. Данный труд является ценным этнографическим материалом, раскрывающий частично завесу над армянским прозелитизмом. По сведениям автора, цыгане боша еще сто лет назад помнили свой язык, но уже в среде других армян начали стесняться своих корней. И в отличие от других старых прозелитов-армян являлись более ревностными последователями предписаний армяно-григорианской церкви.

Этот материал примерно из 65 страниц был опубликован в царской России в 1901-м году во втором номере периодического альманаха ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ (Издание Этнографического Отдела Императорского Общества Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии состоящего при Московском Университете). Первые 15 страниц автор уделяет на общее обозрение всех цыган мира и приводит сведения о них, считающихся в то время более, или менее достоверными. После он уже начинает давать сведения именно об армянских цыганах, которых только армяне называют «боша».  И добавляет, что «несомненно, это презрительная кличка, произошедшая от слова «бош» – праздношатающийся, бродяга. Название это новое, созданное в настоящем столетии» [9, с. 107].

Само слово бош имеет тюркское происхождение и в древние времена имел такие значения как свободный, пустой, вольный, разведенный и т.п.  [10, с. 113].  А в азербайджанской лексике дополнительно имеет также такие значения как незанятой, праздный, пустующий[11, с. 56].  

По сведениям В. М. Папазяна армянская церковь считала боша проклятым народом и, несмотря на их усердие в армяно-григорианской вере никогда не соглашалась рукополагать в священники из их числа. Сами боша на территории Османской Турции селились исключительно в тех местах, где преобладало армянское население. А на Кавказе боша поселились в основном после 1828 года, то есть после Туркменчайского договора, после чего армяне начали переселяться в исторические азербайджанские земли. В. М. Папазян отмечает об их колониях в Ереване, Карсе, Гюмри, Лори, Ахалкалаки, Тифлисе и Шемахе. Они осели в этих краях, занимались выделкой сит, корзин и имели свои дома и сады. Среди них бывали и богатые граждане, имеющие такие фамилии как Мелик-Агамалянц и Мелик-Саакян. И всегда боша промышляли только среди армянского населения и жили в армянских деревнях и кварталах.

Сами боша были здоровыми, сильными, выносливыми людьми, хотя о чистоплотности никогда не заботились. Слух и зрение у них были остры. Мужчины говорят мягко и медленно, не торопясь. Тут невольно делая отступление от сведений В. М. Папазяна, приходится сравнивать армян периода советской Армении и советского Азербайджана. Первые всегда отличаются медленным, не торопливым темпом разговора, когда за вторыми это не наблюдается. Видимо это обусловлено тем, что в среде армян Армении цыгане-боша ассимилировались в неимоверно большем количестве.

Приняв христианство боша, на виду исполняют церковные предписания, но в тайне также совершают свои старые обряды.  Женщины боша в отличие от других женщин цыган, не воруют, не гадают, не предсказывают и не промышляют танцами, так как боятся проклятия церкви. Хотя мужчины боша продолжали промышлять воровством. Дети боша медленно начали поступать в армянские школы и по сведениям В. М. Папазяна эти поколения уже избегали названия боша.

Как пишет В. М. Папазян боша, во многом утратили свой язык и уже имели мало собственных слов. Интересно, что по сведениям самих боша свой язык они считали искусственным языком-жаргоном. Таким искусственным языком владели также ремесленники Кавказа. Например, в Гюмри и Эрзеруме лудильщики, пекари, народные певцы и т.д. имели свой искусственный язык, состоящий из слов символических, или описательных, или просто из армянских слов, переставленных слогами. Но В. М. Папазян отмечал, что язык боша отличался от этих искусственных языков ремесленников. В конце своего материала он также выставил словарь из 300-400 слов из языка боша. Но при этом отмечает, что язык боша утратил свои законы флексии и все спряжения, склонения у него армянские. При этом язык кавказских боша отличался от языка боша Османской империи, также, как и сложившиеся армянские диалекты этих регионов. Хотя, как утверждает Папазян, уже в тот период боша все реже говорили на своем языке, и все больше употребляли армянский язык региона проживания. А к своему языку прибегали только тогда, когда надо было скрыть что-либо от других.

Русское правительство считала боша частью армянского населения, или по выражению Папазяна считала их армяно-григорианцами ремесленниками. По сведениям В. М. Папазяна религиозное стремление, усердие, вера в обряды армяно-григорианской церкви у боша было сильнее, чем у ортодоксальных армян. Тем не менее, среди них также оставались пережитки старых верований, противоречащих предписаниям армяно-григорианской церкви. Но при этом в сознании боша отсутствовало глубокое понимание религии. И все сводилось к внешним проявлениям церемоний и церковной обрядности.

Папазян несколько страниц уделяет также свадебным и другим обрядам боша. При этом отмечает, что многих своих обрядов они уже стесняются, а некоторые даже подзабыли. И только пожилые боша слышали об этих обрядах. Тем самым Папазьян давал понять, что при нем уже новые поколения боша сливались с классическими армянами, и по его мнению, через каких-то 50 лет полностью исчезнет грань между ними. И действительно последняя коллективная и многочисленная группа прозелитов армяно-григорианской церкви, коими являлись боша, сегодня полностью вошла в новый армяно-хайский этнос.  И ныне, даже те, кто помнят свои корни боша, вряд ли в этом открыто признаются.

Читать всю статью В.М.Папазян «АРМЯНСКИЕ БОША (ЦЫГАНЕ)» по ссылке: https://drive.google.com/file/d/0B7BEevnub_DNYldVcEVjemF2REk/view

Литература:

  1. Иоанн де Галонифонтибус КНИГА ПОЗНАНИЯ МИРА (СВЕДЕНИЯ О НАРОДАХ КАВКАЗА). Баку, 1979.
  2. Иосафат Барбаро ПУТЕШЕСТВИЕ ИОСАФА БАРБАРО, ПОЧТЕННОГО ВЕНЕЦИАНСКОГО ГРАЖДАНИНА В ПЕРСИЮ (Сведения западноевропейских путешественников XV века о Дагестане). Сборник научных сообщений. Вып. I. Дагестанский ГУ им. В. Ленина 1970. 
  3. Симеон Лехаци ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ. Москва, Восточная Литература 1965.
  4. Орест Евецкий СТАТИСТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ЗАКАВКАЗСКОГО КРАЯ. С-Петербург 1835.
  5. Липарит Назарянц СВАДЕБНЫЕ ОБРЯДЫ И ОБЫЧАИ АРМЯН ЭРИВАНСКОЙ ГУБЕРНИИ.ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ Кнг. XXXI. Издание Этнографического Отдела Императорского Общества Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии. Москва 1901, номер 3.
  6. Симеон Ереванци ДЖАМБР. Памятная книга, зерцало и сборник всех обстоятельств Святого престола Эчмиадзина и окрестных монастырей. Перевод С. С. Малхасянца. Москва 1958.
  7. В. Девицкий КАНИКУЛЬЯРНАЯ ПОЕЗДКА ПО ЭРИВАНСКОЙ ГУБЕРНИИ И КАРССКОЙ ОБЛАСТИ. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 21. Тифлис. 1896.
  8. Дубровин Н. Ф.ИСТОРИЯ ВОЙНЫ И ВЛАДЫЧЕСТВА РУССКИХ НА КАВКАЗЕ. Том I, книга 1.Санкт-Петербург 1871.
  9. В. М. Папазян. АРМЯНСКИЕ БОША (ЦЫГАНЕ). Этнографический очеркъ. ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ (Издание Этнографического Отдела Императорского Общества Любителей Естествознания, Антропологии и Этнографии состоящего при Московском Университете. Москва 1901/2.
  10. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ. Ленинград 1969.
  11. АЗЕРБАЙДЖАНО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ. Под редакцией Г. Гусейнова. Баку 1941.