Эльшад Алили,
сотрудник Центра истории Кавказа
Часть I | Часть II

marble-tombstone-of-grand-prince-hasan-jalal-vahtangian-1Прозелитизм является стремлением обратить других в свою религию. Он направлен на привлечение новых обращенных последователей в свою веру. Прозелитизмом является также горячая приверженность новообращенных учениям ново-принятой религии. Термин «прозелит» (προσήλυτος) в бытовом значении с древнегреческого языка переводится как «новый поселенец», а в религиозном смысле как «новообращенный» [1, с. 691].  Этим термином определяли пришельцев, или людей, переходящих из одной общины в другую. В ранней библейской традиции прозелитами называли тех, кто переходил в иудаизм.

Прозелитизм в активном, или пассивном виде присутствует во всех религиях и религиозных учениях. Но особо сильно оно поощряется в христианских церквях и организациях.  Исторически, сложилось так, что все христианские церкви активно старались обратить представителей других религий и даже других христианских конфессий в свою веру. Не является исключением также армяно-григорианская церковь, которая сегодня уже является национальной религией, хотя со времени своего зарождения она таковой не являлась. Обзор истории армян и армянской церкви позволяет с уверенностью заключить, что все сегодняшние представители армянского этноса являются потомками прозелитов, то есть обращенных в армяно-григорианское христианство. Но в отличие от других христианских конфессий армянский прозелитизм никогда не являлся предметом комплексного научного изучения, что отмечал украинский лингвист, историк Ярослав Романович Дашкевич — один из редких исследователей армянского прозелитизма.

inside-geghard-monasteryЭто обусловлено тем, что в первую очередь в этом не заинтересована сегодняшняя официальная историческая парадигма Армении, скрывающая правдивую историю сегодняшнего армянского этноса. Вся историческая концепция сегодняшнего армянского этноса выстроена в основном на вымышленных фактах, где искусственным образом удревняется корни армянского этноса и имеется попытка привязать историю сегодняшней армянской нации к эпохе ранних библейских патриархов. И в этом случае история армянского этноса в современной Армении просматривается совсем в ином ракурсе, где массовое прозелитическое происхождение армянского этноса противоречит сегодняшней армянской национальной идее. Вкратце напомним, что современная армянская историография, стоявшая на службе ложной армянской национальной идеологии, пытается привязать историю армянского этноса к мифическому гайканскому народу, якобы уходящему корнями к очень древним временам и порой до мифических допотопных времен. В этом аспекте все правители античной Армении, имевшие скифское (линия Ашкеназа и Тогармы), ахеменидское (Оронтиды, Арташесиды) и парфянское (Арсакиды) происхождение объявляются армянскими царями.

Армянами объявляются также имеющие разные этнические происхождения все население и феодальные домены, исторической Армении. В этом свете армяне представляются как самый древний этнос региона, якобы как народ добиблейской эпохи. И по этой ложной и выдуманной исторической парадигме огромные территории Кавказа, Ирана и Турции выдаются как исконно армянские земли.  Естественно, что в таком раскладе армянской историографии не выгодно изучение фактологической истории армянского христианского прозелитизма.  Потому, что в процессе изучения выясняется, что армянский этнос возник и образовался вследствие появления армяно-григорианской церкви. И до появления григорианской церкви в истории не замечается ни одного следа существования армянского этноса. А сама история армяно-григорианской церкви начинается с первой половины IV века нашей эры. Общеизвестно, что первым крестителем Армении, которой правила сако-парфянская династия Малых Арсакидов (по тюркск. БалаАрсак, Валарсак) был опять же епископ с царскими парфянскими корнями Григорий Просветитель, мирское имя которого в источниках указывается как Анак Шат Сурен. А сама церковь Григория в самом начале не была автокефальной. Больше ста лет патриархи григорианской церкви рукополагались в византийском городе Кесария, что опять же свидетельствует о не апостолическом происхождении самой церкви.

Но сегодняшняя армянская национальная идеология пытается представить самих армян как первый этнос, принявший христианскую религию на государственном уровне. В этом русле даже в отношении других христианских церквей и народов очень сильно и откровенно проявляют спесь, и явное высокомерие. Хотя не понятно, чем могут быть лучше первые христиане от поздних обращенных в христианскую веру? А ведь по этому поводу даже в христианском Евангелии сказано, что «первые будут последними, а последние первыми».

Если взглянуть в историю армяно-григорианской церкви выясняется, что христианство принимал не армянский этнос, который тогда еще не образовался, а часть населении парфянского государства Малых Арсакидов, которые в том числе правили местностью под географическим названием Армения больше 450 лет. Именно парфянин Григорий Просветитель крестил вельмож Армении при царе парфянине Тиридате.  А подданными Малых Арсакидов были представители разных этносов. Даже анализ феодальных доменов, приводимых в книге армянского летописца Моисея Хоренского, наглядно показывает разношерстность их этнического происхождения. То же самое касается и простого люда.  Сам М. Хоренский указывает, что царь Арташес (Артаксий), который именуется в книге Арсакидом «умножил население Армянской страны, приведя многие чужеземные народы и расселив их по горам, долинам и полям» [2, II 56]. Исторически обычно подобная практика применялась в малозаселенных странах, или областях. То есть по сведениям самого армянского хрониста и «отца армянской историографии» территория Армении еще до нашей эры была заселена разношерстными народами и в этом ключе о каком-то едином армяно-хайском этносе говорить не приходится. Понятное дело, что историческая Армения, находящееся вокруг озера Ван была гориста, имела невыгодные условия для производства и по этой причине была слабо заселена. Поэтому цари время от времени вынуждены были заселять страну чужеземцами, для обработки земли.

Подобные исторические сведения имеются также и у других летописцев. Ситуация долго не менялось и после правления Арсакидов. Например, римско-византийский автор V-VI вв. Прокопий Кесарийский в своем произведении «О Постройках» употребляет словосочетание «народы Армении», что является важным и четким историческим свидетельством [3, III III-8].  То есть еще в первой половине I тысячелетия нашей эры Армению заселяли народы и племена разного этнического происхождения. Был ли среди этих народов этнос, именуемый себя гайсканским и говорящий на гайканском, то есть на классическом армянском языке — остается большим вопросом. Во всяком случае, нет ни одного лингвистического и исторического факта, по которому можно с уверенностью твердить о существовании какого-либо гайканского (армянского) народа на тот период.  Хотя по сведениям только самих армянских текстов можно допустить, что в V-VI вв. в среду прозелитов христиан григорианской церкви начали внедрять литературный церковный язык грабар, который сегодня классифицируется как церковный мертвый старо-армянский язык.  Но факты свидетельствуют о том, что даже спустя много столетий основная масса прихожан армяно-григорианской церкви не понимали сей литературно-церковный язык, и продолжали говорить на своих родных языках и диалектах. И стихи, песни эти христиане слагали не на армянском, а на других родных себе языках. Поэтому нет ни одного исторического произведения народного творчества, нет ни одного светского стихотворения, не говоря уже о поэме, нет ни одной народной песни на старо-армянском и средне-армянском языках. Потому, что эти литературно-церковные армянские языки не были живым разговорными для огромной массы христиан григорианцев. Народ не слагает стихи и песни на непонятном ему языке. Так как эти языки были литературно-церковными их знали только узкая каста книжников и священников. Стихи и песни на литературно-армянском языке Средневековья имеют исключительно религиозный характер. К слову вся историческая армянская литература была создана в основном церковными деятелями, в среде которых преподавался этот язык. А сам этот язык еще до XVI-XVII вв. массово не был внедрен в широкие слои христиан-григорианцев, которых на Востоке их соседи мусульмане именовали просто собирательным именем «эрмени».

Этнический состав классических армян-григорианцев действительно был пестрым. Стоит напомнить, что по сведениям самих армянских летописей престол парфянина Григория после него больше ста лет занимали отпрыски его же рода, то есть потомки самого парфянина Григория. Но при этом в самой церковной иерархии были епископы, имеющие другие этнические корни. Например, летописецIV в. Фавст Византийский (Фавстос Бузандаци) упоминает блаженного епископа Мцбинского Иакова «мудрого перса» — избранного Богом человека [4, 20], или святого епископа Даниила, имеющего сирийское происхождение [ibid, 31]. Также основные княжеские роды государства Малых Арсакидов имели разное этническое происхождение. Так Арцруниды имели ассирийские корни и судья по всему позже иранизировались. Багратиды по армянским хроникам были иудеями и бывшими израильскими пленниками. При парфянах Арсакидах они играли важную роль во дворе, но об арменизации этого рода нет каких-либо фактов.  Византийский император Х в. Константин Порфирогенет в своем произведении «Об Управлении Империей» не раз именует их иберами и упоминает об их Иерусалимском происхождении [5, 46-50]. И у него нет ни одного намека на этнические связи Баградитов с армянами.

Также княжеский род Мамиконянов — правителей области Тарон, был выходцем из Туркестана и судя по сведениям имел тюркские корни. А князи Сюника, опять же, как и парфяне имели сакское происхождение. Также другие менее значимые феодальные домены имели парфянское, персидское, иудейское, аланское корни, чему имеются сведения в книге М. Хоренского. Не говоря о том, что подданными Арсакидов Армении были также сирийцы, персы, греки, мидийцы — которых армянские тексты грабара именуют марами (змея на персидском), иудеи, тюрки, картвелы, кордуэнцы и представители разных этнических групп. И вот именно вельможи этих этнических групп Армении и часть народов была крещена Григорием Просветителем в бассейне реки Евфрата. Из армяно-язычных источников выясняется также, что парфянские цари Армении очень часто себе на помощь, призывали войска родственных им кушанских, маскутских, гуннских правителей. Естественно многие из этих дружин оседали на этих землях. Все эти факты свидетельствуют о пестром разнообразии населения Армении перед принятием христианства. Естественно тут говорить о едином языке или единокровном гайканском народе не приходится.

В этом свете стоит немного остановиться на теме о тюрках армяно-григорианского вероисповедания. Сами армянские исследователи эту тему в основном обходят молчанием, или даже игнорируют. Согласно отрывочным сведениям, уже в раннее средневековье часть тюрок, проживающих в Южном Кавказе, и в Восточной Анатолии, приняла христианскую религию. По сведениям сирийского автора Захария Митиленского они уже к V в. имели своего епископа и Евангелие на своем языке. В советское время, этому историческому факту посвятил исследовательскую работу азербайджанский ученый, удин по национальности Ворошил Гукасян [6]. По всей вероятности, позже эти тюрки-христиане в раннее средневековье вливались в албанскую, и армяно-григорианскую церковь. Армянские источники отмечают о тюркских племенах субар-савиров области Ути, принявших христианство и перешедших в григорианскую конфессию. В самих текстах армянских летописцев эти субар-савиры именуются севордиками. О них имеются некоторые интересные сведения у армянского летописца Иоанна Драсханакертского, где он этих севордиков именует утийцами, а их войско утийским войском [7, с. 162].

В массовом порядке принимали христианство также многочисленные кипчаки и печенеги, переселившиеся в южный Кавказ по приглашению грузинского царя Давида Строителя (1073-1125) а также царицы Тамары (1166-1213). Известно, что этим переселенцам были розданы земли, и многие из этих тюрок приняли грузинское христианство, а часть перешла в григорианство. На западном Кавказе даже до XV в. существовала христианское Атабекство кипчаков. Кроме того, часть войска Чингизидов (правителей из рода Чингиз-хана) были христианами несторианского толка. Жена правителя Азербайджана Хулагу Хана — Доккуз Хатун была из этих христиан и известно, что она горячо покровительствовала всем христианам своего государства.  То есть в средневековье в регионе количество тюрков-христиан было огромным. И естественно, что они могли легко переходит из одной христианской конфессии в другую, так как не видели особенной разницы между ними.

Естественно эти разные тюрки-христиане Южного Кавказа сохраняли свой язык, обычаи, родовой и военный строй. Многие церкви и монастыри имели тюркские названия, и часть этих названий сохранились до конца XIX века. По сведениям средневекового армянского летописца Мхитара Айриванского «в 1191-м году в Лори был созван собор о том, можно ли служить литургию в палатках» [8, 413]. Лори, или горная Борчалы издревле была областью населенным многочисленными тюрками. На этой территории проживали христиане тюрки сувары, как было указано выше именуемые в армянских источниках севордиками и тюркские племена казах-карапапагов, часть которых также некоторое время исповедовали христианство. Видимо именно священники этих тюрков пытались добиться разрешения для ведения литургии в палатках, так как в то время в степях Дешти-Кипчака и чуть позже на территории Золотой Орды кочевого христианского населения уже имелись для проведения службы передвижные церкви-палатки.

История тюркского христианства и в особенности тюркского григорианства исследована очень плохо. В частности, из-за позиции армянской историографии, которая не признает роль тюрков в этногенезе современного армянского этноса. А ведь самый почитаемый святой армян Григорий Татевский до крещения имел тюркское имя Хутлу-шах (благословенный царь), что свидетельствует о его тюркском происхождении. Армянские авторы и пропагандисты также спекулируют украинскими тюрками-григорианцами, которых в литературе условно называют армяне-кипчаками. Исторически установлено, что это были тюрки Половецких степей принявшие армяно-григорианскую веру. Невзирая, на исторически факты, армянская пропагандистская машина объявляет их армянами, перешедшими на тюркскую речь и якобы забывшие «свой» армянский язык. Историческое наследие этих тюркоязычных эрмени, или тюрков христиан григорианского толка имеет богатый литературный материал по религиозной, фольклорной, литературной тематике, а также архивные  документации по делопроизводству, юридическому и торговому делу и т.д. Прекрасным современным исследователем этой тюркоязычной литературы является тюрколог Александр Гаркавец, директор Центра евразийских исследовании «Дешт-и Кипчак», главный научный сотрудник Института истории и этнологии НАН Казахстана. В результате его огромной работы издано огромная литература на тюркском языке этих украинских армяно-кипчаков.

Имеются исследовательские работы, в том числе и армянских специалистов по истории армянских колоний на Украине. Но в этих работах о тюркоязычии основной массы армян Украины умалчивается. Даже в изданных рецензиях Академии наук Армянской ССР на книгу украинского ученого Ярослава Дашкевича «Армянские колонии на Украине в источниках и литературе XV—XIXвеков (Ереван, 1962)» о тюркоязычии армян Украины не написано хотя бы одного предложения. И в такой ситуации все армяно-кипчаки в современных армянских исследованиях оказываются потомками гипотетического Хайка. Тогда непонятно, почему все эти армяно-кипчаки полностью предали в забвение свой родной армяно-хайский язык на территории Украины, где они в основном проживали не среди тюрок, а христианских народов Восточной Европы, многие из которых были славяноязычными. По историческим сведениям, даже священники армяно-кипчаки, не говоря уже о простых прихожан, плохо владели грабаром, который являлся для всех последователей армяно-григорианской церкви всего лишь литургическим языком. Эти священники даже плохо или вовсе не владели ашхарабаром, то есть разговорным армянским языком.

Или также непонятно почему эти армяно-кипчаки, переселившиеся в Украину, Польшу, Валахию находясь в окружении христианских народов, а в частности украинцев, венгров и поляков в быту переходят именно на тюркский язык, а не на украинский, венгерский, или например польский. При этом стоит отметить, что за все время существования армяно-кипчакских колоний эти тюрки-григорианцы всегда были объектом порицания за свое тюркоязычие со стороны христианских и общественных деятелей соседних народов, о чем приводятся некоторые свидетельства в трудах Ярослава Дашкевича. В своей статье АРМЯНО-КЫПЧАКСКИЙ ЯЗЫК XV-XVII вв. В ОСВЕЩЕНИИ СОВРЕМЕННИКОВ Ярослав Дашкевич отмечает, что армяне-кипчаки Каменецк-Подольска в документациях свой тюркский язык именовали армянским языком и приводит этому двадцать примеров с архивных документов [9, с. 84]. В статье приводятся сведения итальянского священника и дипломата Антонио-Мариа Грациани, который встречался с армяно-тюрками в Львове в 1564 году. Под свежим впечатлением от встречи он записал, что армяне «имеют кодексы и церковные песнопения, написанные армянскими буквами и [армянским] языком, однако их читают только некоторые священники. Сами вообще говорят на скифском и турецком языках». Под скифским языком европейцы подразумевали кипчакские и татарские диалекты тюркского языка [ibidс. 80].

Тюрки-григориане проявили себя не только на территории Украины. Армянские церкви имелись также на Северном Кавказе, Астрахани, и в особенности Казани, куда армянский прозелитизм проник еще во времена Волжской Булгарии. Есть также некоторые предположения о существовании григорианских церквей на территории средневекового Туркестана. Кроме этого по сведениям, которые приводит Ярослав Дашкевич, армянский прозелитизм еще в раннее средневековье проник в Индию, Цейлон, Малайю, чему имеются сведения в архивах миссионерских организациях. А в исландских источниках остались сведения о трех армянских миссионерах епископах Петре, Абрахаме и Стефане, которые XI в. проникли в Исландию и проповедовали свою григорианскую веру.

В итоге выясняется, что адепты армяно-григорианской церкви занимались активной миссионерской деятельностью, вследствие чего от Индонезии до Британских островов, то есть по всей Евразии образовались колонии новых прозелитов-армян.  А также в Африке, где Александрийский патриархат армяно-григорианской церкви, существовавший при государстве Египетских мамлюков тоже сидела не сложа руки. Вследствие этой деятельности сегодня имеются армяно-эфиопы и многочисленные армянские кладбища в Эфиопии.

Продолжение следует.

_______________
Литература:

  1. Henry George Liddell, Robert Scott GREEK-ENGLISH LEXICON. New-York, Cincinnati, Chicago 1883;
  2. ИСТОРИЯ МОИСЕЯ ХОРЕНСКОГО;
  3. Прокопий Кесарийский О ПОСТРОЙКАХ;
  4. Фавстос Бузанд ИСТОРИЯ АРМЕНИИ. Ереван 1953;
  5. Константин Багрянородный ОБ УПРАВЛЕНИИ ИМПЕРИЕЙ. Москва «Наука» 1991.
  6. Ворошил Гукасян ОБ ОДНОЙ ДРЕВНЕТЮРКСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ (Советская Тюркология. 1981/5).
  7. Повествование Иованнеса Драсхакерци. Ереван 1986. Перевод М. О. Дарбинян-Меликян.
  8. Мхитар Айриванкский ХРОНОГРАФИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ, СОСТАВЛЕННАЯ ОТЦОМ МЕХИТАРОМ, ВАРДАПЕТОМ АЙРИВАНКСКИМ. Санкт-Петербург 1869.
  1. Ярослав Иванович Дашкевич АРМЯНО-КЫПЧАКСКИЙ ЯЗЫК XVXVII вв. В ОСВЕЩЕНИИ СОВРЕМЕННИКОВ. Журнал «Вопросы Языкознания» 1981/5.