Геноцид мусульман Анатолии и Закавказья — часть 1

Часть 1. Геноцидальная политика хайского национализма.

Геноцид – не моментальное событие, происходящее вдруг, без каких-либо предпосылок и поражающее наподобие молнии. Этот ужасающий феномен истории человечества представляет собой завершающую стадию специфичного процесса, в ходе которого формируются и создаются условия для его осуществления. Процесса, развитие которого происходит при тесном взаимодействии различных факторов – идеологических, политических, организационных, финансовых и материально-технических.

Впервые научное исследование преступления геноцида было проведено во второй половине 40-х годов прошлого века на примере массового уничтожения евреев в ходе Второй Мировой войны. При этом было неопровержимо доказано, что идеологическая составляющая являлась важнейшим элементом подготовки геноцида в гитлеровской Германии. В ее основу была заложена идея расового и исторического превосходства германцев над остальными народами. Интенсивная пропаганда «идеологии превосходства» внушала немцам, что они имели полное право распоряжаться судьбами прочих народов, обрекая некоторые из них (евреев, цыган, славян) на полное или частичное уничтожение, во имя утверждения на планете господства высшей (так называемой «арийской») расы, представленной в основном самими германцами. Данное обстоятельство было выделено исследователями вопроса в качестве основного фактора развития геноцидального процесса, в какой бы стране он ни происходил.

На примере нацистской Германии, подготавливавшей на государственном уровне массовое уничтожение народов, были раскрыты многие закономерности формирования геноцидальной идеологии и политики, включая неизбежное вовлечение финансовых потоков, размеры которых возрастали по мере развития организационных структур (руководящих центров, региональных подразделений, объектов идеологической подготовки и обучения, оперативных команд). Целенаправленное, систематическое и настойчивое идеологическое давление нацистов изменяло сознание людей, руками которых предстояло совершать массовые убийства, доводя его до состояния, в котором представители других народов без малейших сомнений воспринимались, как существа низшего порядка, истребление которых не считается преступлением.

Опираясь на определения, выведенные из этих особенностей государственной организации гитлеровского режима и нацистской расовой политики, европейские страны, Америка и Россия настаивают сегодня на том, что современная Турция обязана взять на себя ответственность за события, происходившие в Османской империи во время первой мировой войны. Хотя слово «события» имеет множественное значение, в действительности под ним в этих странах подразумевают в основном одно событие, которое настойчиво предлагают рассматривать, как «геноцид», совершенный против хайского народа (за которым закрепилось название «армяне», издревле употреблявшееся в отношении всего многонационального населения высокогорий Анатолии). Но правительствами этих же стран принимаются всесторонние и тщательные меры, для максимальной изоляции общественности от понимания того факта, что ситуация в Османской империи в преддверии Первой мировой войны и во время неё была совершенно иной и никакие параллели с политическими процессами и разработками нацистской идеологии в гитлеровской Германии в принципе невозможны.

Группы исследователей из европейских стран и Америки, на протяжении долгих лет с особым пристрастием изучавшие богатейшие архивы Османского периода, неограниченный доступ к которым был предоставлен современной Турцией, не смогли выявить даже следов государственного планирования каких-либо действий, которые могли бы рассматриваться, как подготовка условий для целенаправленного уничтожения хайского населения многонациональной империи. В этих же исследованиях было подтверждено, что не только в конце 19-го и начале 20-го веков, но и за все время 600-летнего существования Османской империи в ней ни разу не проповедовались идеи расового или какого-либо иного превосходства турков над другими народами, обитавшими в пределах или за пределами государства. Разумеется, ничего подобного не наблюдалось и за всю историю современной республики Турция, возникшей в 1923 году, когда, после завершения Первой мировой войны, Османская империя прекратила свое существование.

Но поскольку стремление сохранять непрерывное политическое давление на Турцию остается приоритетным в стратегических планах упомянутых стран, то аргументы сторон, призывающих к объективной оценке истории с учетом неопровержимых фактов массового уничтожения мусульманского населения хайскими вооруженными формированиями, игнорируются до настоящего момента.

Тем не менее, вопреки настойчивым политическим кампаниям, проводящимся в этих странах и направленным на сокрытие истинной информации от сотен миллионов своих сограждан, неопровержимым историческим фактом является то, что в период Первой мировой войны миллионы мусульман, проживавших в пределах Османской и Российской империй, в результате преднамеренных, тщательно спланированных и основательно подготовленных действий были целенаправленно и с особой жестокостью истреблены хайскими вооруженными формированиями. Так был совершен самый первый геноцид 20-го столетия.

armenian terrorists1Разительное отличие преступления геноцида, совершенного хайскими формированиями в период Первой мировой войны, заключается в том, что истреблению миллионов мусульман на пространстве Анатолии и Закавказья предшествовал длительный процесс, происходивший в абсолютном соответствии во всеми упомянутыми выше аспектами преднамеренной подготовки к массовому уничтожению мирного населения, включая:

  1. Многолетнюю и непрерывную пропаганду в хайских сообществах идеологии «превосходства» хайев над окружающими народами, построенной на:
  • Идеях расового «превосходства», основанных на мифе об «исключительности» происхождения хайев от вымышленного прародителя Хайка. В рамках этой расисткой идеологии хайи выделяются в обладателей, якобы, некоей особой «крови» (ссылаясь на «Историю армян» Моисея Хоренского,), берущей начало от мифического персонажа, в связи с чем, хайи в полном праве считать себя выше всех остальных народов. На протяжении десятилетий, предшествовавших распаду турецкого государства, идеи расового «превосходства» методично и непрерывно пропагандировалась во всех хайских общинах, как в Османской империи, так и за ее пределами. (Интенсивная пропаганда продолжается по настоящее время).
  • Идеях исторического «превосходства», основанных на мифах о, якобы, непрерывном, на протяжении тысячелетий, доминировании потомков мифического Хайка в регионе Малой Азии (при полном отсутствии исторических свидетельств). Настойчивая пропаганда данных идей (в комбинации с предыдущими) на протяжении десятилетий сформировала у хайев закоснелое убеждение в том, что колоссальные территории Малой Азии и Кавказа являются безраздельной собственностью хайского народа. Естественным результатом насажденной идеологии исторического и расового превосходства хайев является, достигшее общенациональных масштабов, убеждение в том, что все хайи по факту этнической принадлежности призваны участвовать в «освобождении» этих земель от населяющих их многочисленных и многомиллионных народов.
  • Идеях религиозного «превосходства», основанных на мифе о том, что хайи являются самым первым народом, принявшим христианство и провозгласившим его государственной религией. Исторические факты свидетельствуют о том, что христианство было впервые принято высшей государственной властью в лице современника Иисуса Христа, правителя арабско-сирийского царства Осроены (Эдесского царства) ассирийца Абгара-бар-Ману, известного, как Абгар V Уккама (Черный). Более того, достоверно известно, что правитель римской провинции, носившей древнее топонимическое название «’Арменѝя» (означавшее «высокогорье»), Тиридат III, принявший христианство в 310 году и которого «хайская традиция» выдает за хайа и вокруг имени которого создает миф о первенстве хайев в принятии христианства – в действительности был парфянином, происходившим из великой скифской династии Арсакидов. Не существует никаких исторических свидетельств о том, что в это же время христианство было принято народом хай или другими народами, населявшими территорию многонациональной провинции, где господствовал Зороастризм и традиционные верования.
  1. Руководство и организационную работу со стороны хайских национал-политических партий, вооруженных «идеологией превосходства», на протяжении десятилетий планировавших и организовывавших действия по подготовке террора и массовых убийств мусульман, о чем неопровержимо свидетельствуют:
  • Открытые декларации в программах и уставных документах хайских политических партий (охвативших пропагандой все хайское население Турции, России, Европы и Америки) жесткого курса на подготовку и организацию вооруженных мятежей, кровавого террора, шантажа и угроз, как методов непрерывного давления на правительство и население Османской империи с целью дестабилизации обстановки в стране.
  • Создание разветвленной сети филиалов и ячеек политических партий и террористических организаций, развернувших, задолго до начала Первой мировой войны, активную (как легальную, так и подпольно-диверсионную) деятельность на огромном пространстве, охватывавшем значительную часть Османской империи, царской России и Ирана. В обязательные задачи всех вовлеченных политических партий и организаций входило формирование боевых групп, создание арсеналов, закупка и изготовление оружия и взрывных устройств, обучение боевиков и диверсантов, а также проведение интенсивной агитационной работы в хайских анклавах, в которых производилось рекрутирование мужского населения в террористические группы, отряды мятежников и национальные ополчения.
  • Тесное взаимодействие с партийными центрами в различных странах, установление связей и сотрудничества с правительственными кругами европейских государств и России с целью привлечения политических, финансовых и материальных ресурсов для подготовки и осуществления террористических актов и мятежей на территории Османской империи, сопровождающихся массовыми убийствами среди мусульманского населения. В рамках этих же долгосрочных планов, пропитанных ярко выраженной националистической идеологией, хайские политические партии и тайные организации использовали многочисленные типографии, как в европейских странах и России, так и в самой Османской империи, для тиражирования националистических изданий, воззваний к мятежу и саботажам, а также пропаганде и распространению идей о расовом, историческом и религиозном превосходстве хайев.
  1. Обильное и устойчивое финансирование деятельности хайских политических партий и тайных организаций в периоды подготовок и осуществления вооруженного террора и геноцида мусульманского населения в Османской империи. Строгий контроль над целенаправленным использованием капиталов хайских национальных политический партий и управление финансовыми потоками обеспечивался твердо установленными правилами, обязующими все хайские политические партии создавать денежные фонды, используя:
  • Внутренние источники – сбор членских взносов и пожертвований от членов политических партий. Данные сборы, как правило, не имели решающего значения и были эффективны на ранних стадиях развития той или иной организации.
  • Ограбления, которым подвергались банки, казначейства, магазины, рестораны, частные предприятия и отдельные предприниматели и физические лица. Этот способ был основным и самым значительным по объему добываемых средств, источником пополнения партийных фондов. В отношении ограблений банков, промышленных предприятий или торговых объектов хайские националисты, по примеру революционных организаций России, готовивших свержение царского правительства, часто использовали термин «экспроприация», но на самом деле совершаемое было банальным грабежом, поскольку заключалось в насильственном изъятии денег, драгоценностей и имущества.
  • Накопление средств методами рэкета, когда у коммерческих предприятий, промышленников, торговцев и частных предпринимателей под угрозой диверсий, саботажа и физических расправ со стороны боевых групп хайских политических партий, на регулярной основе изымались определенные проценты от доходов, переводившиеся в фонды политических партий. Данная методика была охарактеризована, например, в письме российскому руководству, отправленном в 1906 году от начальника Бакинского Главного Жандармского Управления полковника Глоба, в котором сообщалось о том, что с 1886 года хайские политические партии и тайные организации взыскивали для своих фондов со всех коммерческих предприятий Закавказья по 0,5% от доходов и что «капитал этот находится в банках Лондона и Парижа. Проценты с этого капитала идут на пропаганду на Кавказе, а также в Персии и в Турции. Из процентов этого капитала выдаются пособия революционным кружкам в империи и в особенности на Кавказе».
  • Организация и проведение регулярных сборов денежных средств и пожертвований от населения хайских анклавов, как в пределах Османской империи, так и в диаспорах Европы, России и Америки. Тотальный охват хайских общин обеспечивался убийствами людей, отказывавшихся делать взносы в фонды национальных политических организаций.
  • Финансирование со стороны богатых промышленников и банкиров Европы и России (как правило, хайской национальности), симпатизирующих идеологии, программам и действиям хайских политических партий и организаций, подготавливавших и осуществлявших вооруженные мятежи и террор в Османской империи. Одним из примеров подобной поддержки хайскому политическому руководству в осуществлении геноцидальных планов в регионе Анатолии и Закавказья является финансирование со стороны миллионеров хайского происхождения Монташева (Монташьянц) и братьев Тер-Гукасовых (Гукасянц), наживших огромные состояния на операциях с бакинской нефтью и переводивших миллионы в фонды хайских политических партий, на подготовку и осуществление террора в Османской и Российской империях.

Непрерывно пополняемые фонды использовались для:

  • Приобретения или аренды многочисленных квартир и домов для партийных штабов и офисов, проведения собраний и конференций.
  • Организации подполья, секретных явок, укрывательства лиц, преследуемых жандармерией и полицией.
  • Закупки оружия, боеприпасов, амуниции, взрывчатых веществ для изготовления бомб, а также организации многочисленных мест хранения, складов и арсеналов.
  • Организации и содержания секретных мастерских по изготовлению оружия и взрывных устройств.
  • Транспортировки оружия и боеприпасов из Европы и России через границы Османской империи, используя суда, гужевые караваны и услуги контрабандистов.
  • Содержания многочисленных типографий и закупки типографского оборудования, как в Османской империи, так и за ее пределами и массового выпуска националистических изданий, призывов к мятежам, газет и листовок.

Все перечисленные выше виды идеологической, политической и организационной деятельности хайских политических партий были активно развернуты в Османской империи и за ее пределами задолго до начала Первой мировой войны.

Таким образом, исторические факты неопровержимо свидетельствуют о том, что все параметры развивающегося геноцидального процесса были в полной мере представлены в политике и стратегических планах хайских национал-политических партий, на протяжении десятилетий преднамеренно и планомерно подготавливавших условия для уничтожения мусульманского населения на территориях Анатолии и Закавказья.

В результате тщательно спланированных действий под руководством хайских политических партий и тайных организаций на территории Османской империи и за ее пределами к концу 19-го столетия, задолго до начала Первой мировой войны уже был сформирован развитый военизированный механизм для физического уничтожения мусульманского населения, представленный многочисленными, экипированными по последнему слову в вооружении конца 19-го и начала 20-го века, хайскими террористическими группами и отрядами мятежников. Болезненная страсть боевиков и террористов хайских вооруженных банд позировать перед фотокамерами в полном вооружении позволила донести до современников доказательный материал, неопровержимо свидетельствующий о том, насколько основательна была материально-техническая подготовка хайских политических партий и организаций к вооруженному террору на территории Турции и Закавказья. Эти же материалы, свидетельствующие о тщательности военно-технической подготовки хайского политического руководства к проведению этнических чисток на территории Турции и Закавказья, объясняют так же и то, почему террор сопровождался столь ужасающими по масштабам и жестокости кровопролитиями и колоссальными жертвами среди мирного мусульманского населения.

armenian terrorists2

При этом следует еще раз отметить то важное обстоятельство, что основанная на «идеологии превосходства», целенаправленная деятельность многочисленных хайских политических партий и организаций, на протяжении долгих лет настойчиво проводившаяся с целью отторжения территории Османской империи и создания, не существовавшего прежде, «Великого Хаястана» с расово чистым хайским населением, нарастала в условиях обильного финансирования и непрерывного пополнения партийных фондов. (Нет никаких сомнений с в том, что по такому же лекалу будет кроиться судьба любого участка планеты, на которое по несчастью может наползти тень маниакальной идеи «Великого Хаястана» – будь то Анатолия в Турции, Джавахетия в Грузии или Краснодарский край в России).

Существенной особенностью хайской националистической политики и идеологической платформы является то, что в отличии от Германии, оставившей в прошлом (после поражения во Второй мировой войне) идеологию расового и исторического превосходства германцев над другими народами – идеология «превосходства хайев» за прошедшее столетие не претерпела никаких изменений. Напротив, в современных условиях неограниченных возможностей СМИ, электронных технологий и глобальных сетей Интернета пропаганда «превосходства хайев» неизмеримо выросла, доведя идеи об исключительных правах хайев на территориальные притязания к окружающим странам и народам до уровня общенациональной паранойи.

Прямым следствием формирования национальной политической стратегии на основе идеологии «исключительности» расовой природы хайев, является феномен возникновения в конце 20-го столетия фактически мононационального образования «Хаястан», созданного на исторических землях Азербайджана. Коренное население территорий, на которых создавался Хаястан в относительно недавнем прошлом, в начале 20-века, было на 80% представлено азербайджанцами. Но в результате тщательно спланированных этнических чисток, хайскому национализму на небольшом участке Закавказья удалось реализовать конечную цель «идеологии превосходства» по созданию национального государства с расово «чистым» хайским населением.

Сегодня население Хаястана более чем на 95% представлено одними только хайами. В многовековой истории многонационального Кавказа, Закавказья, Малой Азии, Ирана и Ближнего Востока – это поистине первое и уникальное по своей аномальности, искусственно созданное явление. Но, очевидно также, что это явление неопровержимо свидетельствует о том, как именно рисуется в представлениях апологетов националистической хайской «идеологии превосходства» будущее региона, в котором они на территориях современной Турции, Грузии, Ирана, Азербайджана и России планируют создать «Великий Хаястан».

Нельзя не отметить и тот факт, что за схожие идеи и поступки правительство и высшее военное руководство гитлеровской Германии было посажено на скамью подсудимых во время Нюрнбергского процесса в 1945 г. и понесло заслуженное наказание. Аналогичные действия хайских националистов, совершенные и совершаемые на фоне аналогичной «идеологии превосходства» происходили и продолжают происходить в условиях поддержки и попустительства со стороны ведущих христианских держав, в лице европейских стран, России и Америки.

И поскольку современный Хаястан стал пилотной версией возникшего впервые в истории вожделенного образца хайского государственного устройства, то нет никаких сомнений в том, что по этому же образцу, как на основе некоей матрицы, будут решаться судьбы всех территорий, которые по замыслу идеологов «хайского превосходства», должны войти в состав «Великого Хаястана» – т.е. им предстоит «освободиться» от десятков миллионов коренных обитателей различных национальностей и вероисповеданий с целью их последующего заселения одним только расово-чистым хайским народом, убежденным в том, что он является носителем «особой крови» и верящего в свое происхождение от вымышленного сказочного персонажа Хайка.

Продолжение следует

Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5

Аббас Исламов

Институт по правам человека Национальной Академии Наук Азербайджана

03.12.2015

Геноцид мусульман Анатолии и Закавказья — часть 1

Часть 1. Геноцидальная политика хайского национализма.

Геноцид – не моментальное событие, происходящее вдруг, без каких-либо предпосылок и поражающее наподобие молнии. Этот ужасающий феномен истории человечества представляет собой завершающую стадию специфичного процесса, в ходе которого формируются и создаются условия для его осуществления. Процесса, развитие которого происходит при тесном взаимодействии различных факторов – идеологических, политических, организационных, финансовых и материально-технических.

Впервые научное исследование преступления геноцида было проведено во второй половине 40-х годов прошлого века на примере массового уничтожения евреев в ходе Второй Мировой войны. При этом было неопровержимо доказано, что идеологическая составляющая являлась важнейшим элементом подготовки геноцида в гитлеровской Германии. В ее основу была заложена идея расового и исторического превосходства германцев над остальными народами. Интенсивная пропаганда «идеологии превосходства» внушала немцам, что они имели полное право распоряжаться судьбами прочих народов, обрекая некоторые из них (евреев, цыган, славян) на полное или частичное уничтожение, во имя утверждения на планете господства высшей (так называемой «арийской») расы, представленной в основном самими германцами. Данное обстоятельство было выделено исследователями вопроса в качестве основного фактора развития геноцидального процесса, в какой бы стране он ни происходил.

На примере нацистской Германии, подготавливавшей на государственном уровне массовое уничтожение народов, были раскрыты многие закономерности формирования геноцидальной идеологии и политики, включая неизбежное вовлечение финансовых потоков, размеры которых возрастали по мере развития организационных структур (руководящих центров, региональных подразделений, объектов идеологической подготовки и обучения, оперативных команд). Целенаправленное, систематическое и настойчивое идеологическое давление нацистов изменяло сознание людей, руками которых предстояло совершать массовые убийства, доводя его до состояния, в котором представители других народов без малейших сомнений воспринимались, как существа низшего порядка, истребление которых не считается преступлением.

Опираясь на определения, выведенные из этих особенностей государственной организации гитлеровского режима и нацистской расовой политики, европейские страны, Америка и Россия настаивают сегодня на том, что современная Турция обязана взять на себя ответственность за события, происходившие в Османской империи во время первой мировой войны. Хотя слово «события» имеет множественное значение, в действительности под ним в этих странах подразумевают в основном одно событие, которое настойчиво предлагают рассматривать, как «геноцид», совершенный против хайского народа (за которым закрепилось название «армяне», издревле употреблявшееся в отношении всего многонационального населения высокогорий Анатолии). Но правительствами этих же стран принимаются всесторонние и тщательные меры, для максимальной изоляции общественности от понимания того факта, что ситуация в Османской империи в преддверии Первой мировой войны и во время неё была совершенно иной и никакие параллели с политическими процессами и разработками нацистской идеологии в гитлеровской Германии в принципе невозможны.

Группы исследователей из европейских стран и Америки, на протяжении долгих лет с особым пристрастием изучавшие богатейшие архивы Османского периода, неограниченный доступ к которым был предоставлен современной Турцией, не смогли выявить даже следов государственного планирования каких-либо действий, которые могли бы рассматриваться, как подготовка условий для целенаправленного уничтожения хайского населения многонациональной империи. В этих же исследованиях было подтверждено, что не только в конце 19-го и начале 20-го веков, но и за все время 600-летнего существования Османской империи в ней ни разу не проповедовались идеи расового или какого-либо иного превосходства турков над другими народами, обитавшими в пределах или за пределами государства. Разумеется, ничего подобного не наблюдалось и за всю историю современной республики Турция, возникшей в 1923 году, когда, после завершения Первой мировой войны, Османская империя прекратила свое существование.

Но поскольку стремление сохранять непрерывное политическое давление на Турцию остается приоритетным в стратегических планах упомянутых стран, то аргументы сторон, призывающих к объективной оценке истории с учетом неопровержимых фактов массового уничтожения мусульманского населения хайскими вооруженными формированиями, игнорируются до настоящего момента.

Тем не менее, вопреки настойчивым политическим кампаниям, проводящимся в этих странах и направленным на сокрытие истинной информации от сотен миллионов своих сограждан, неопровержимым историческим фактом является то, что в период Первой мировой войны миллионы мусульман, проживавших в пределах Османской и Российской империй, в результате преднамеренных, тщательно спланированных и основательно подготовленных действий были целенаправленно и с особой жестокостью истреблены хайскими вооруженными формированиями. Так был совершен самый первый геноцид 20-го столетия.

armenian terrorists1Разительное отличие преступления геноцида, совершенного хайскими формированиями в период Первой мировой войны, заключается в том, что истреблению миллионов мусульман на пространстве Анатолии и Закавказья предшествовал длительный процесс, происходивший в абсолютном соответствии во всеми упомянутыми выше аспектами преднамеренной подготовки к массовому уничтожению мирного населения, включая:

  1. Многолетнюю и непрерывную пропаганду в хайских сообществах идеологии «превосходства» хайев над окружающими народами, построенной на:
  • Идеях расового «превосходства», основанных на мифе об «исключительности» происхождения хайев от вымышленного прародителя Хайка. В рамках этой расисткой идеологии хайи выделяются в обладателей, якобы, некоей особой «крови» (ссылаясь на «Историю армян» Моисея Хоренского,), берущей начало от мифического персонажа, в связи с чем, хайи в полном праве считать себя выше всех остальных народов. На протяжении десятилетий, предшествовавших распаду турецкого государства, идеи расового «превосходства» методично и непрерывно пропагандировалась во всех хайских общинах, как в Османской империи, так и за ее пределами. (Интенсивная пропаганда продолжается по настоящее время).
  • Идеях исторического «превосходства», основанных на мифах о, якобы, непрерывном, на протяжении тысячелетий, доминировании потомков мифического Хайка в регионе Малой Азии (при полном отсутствии исторических свидетельств). Настойчивая пропаганда данных идей (в комбинации с предыдущими) на протяжении десятилетий сформировала у хайев закоснелое убеждение в том, что колоссальные территории Малой Азии и Кавказа являются безраздельной собственностью хайского народа. Естественным результатом насажденной идеологии исторического и расового превосходства хайев является, достигшее общенациональных масштабов, убеждение в том, что все хайи по факту этнической принадлежности призваны участвовать в «освобождении» этих земель от населяющих их многочисленных и многомиллионных народов.
  • Идеях религиозного «превосходства», основанных на мифе о том, что хайи являются самым первым народом, принявшим христианство и провозгласившим его государственной религией. Исторические факты свидетельствуют о том, что христианство было впервые принято высшей государственной властью в лице современника Иисуса Христа, правителя арабско-сирийского царства Осроены (Эдесского царства) ассирийца Абгара-бар-Ману, известного, как Абгар V Уккама (Черный). Более того, достоверно известно, что правитель римской провинции, носившей древнее топонимическое название «’Арменѝя» (означавшее «высокогорье»), Тиридат III, принявший христианство в 310 году и которого «хайская традиция» выдает за хайа и вокруг имени которого создает миф о первенстве хайев в принятии христианства – в действительности был парфянином, происходившим из великой скифской династии Арсакидов. Не существует никаких исторических свидетельств о том, что в это же время христианство было принято народом хай или другими народами, населявшими территорию многонациональной провинции, где господствовал Зороастризм и традиционные верования.
  1. Руководство и организационную работу со стороны хайских национал-политических партий, вооруженных «идеологией превосходства», на протяжении десятилетий планировавших и организовывавших действия по подготовке террора и массовых убийств мусульман, о чем неопровержимо свидетельствуют:
  • Открытые декларации в программах и уставных документах хайских политических партий (охвативших пропагандой все хайское население Турции, России, Европы и Америки) жесткого курса на подготовку и организацию вооруженных мятежей, кровавого террора, шантажа и угроз, как методов непрерывного давления на правительство и население Османской империи с целью дестабилизации обстановки в стране.
  • Создание разветвленной сети филиалов и ячеек политических партий и террористических организаций, развернувших, задолго до начала Первой мировой войны, активную (как легальную, так и подпольно-диверсионную) деятельность на огромном пространстве, охватывавшем значительную часть Османской империи, царской России и Ирана. В обязательные задачи всех вовлеченных политических партий и организаций входило формирование боевых групп, создание арсеналов, закупка и изготовление оружия и взрывных устройств, обучение боевиков и диверсантов, а также проведение интенсивной агитационной работы в хайских анклавах, в которых производилось рекрутирование мужского населения в террористические группы, отряды мятежников и национальные ополчения.
  • Тесное взаимодействие с партийными центрами в различных странах, установление связей и сотрудничества с правительственными кругами европейских государств и России с целью привлечения политических, финансовых и материальных ресурсов для подготовки и осуществления террористических актов и мятежей на территории Османской империи, сопровождающихся массовыми убийствами среди мусульманского населения. В рамках этих же долгосрочных планов, пропитанных ярко выраженной националистической идеологией, хайские политические партии и тайные организации использовали многочисленные типографии, как в европейских странах и России, так и в самой Османской империи, для тиражирования националистических изданий, воззваний к мятежу и саботажам, а также пропаганде и распространению идей о расовом, историческом и религиозном превосходстве хайев.
  1. Обильное и устойчивое финансирование деятельности хайских политических партий и тайных организаций в периоды подготовок и осуществления вооруженного террора и геноцида мусульманского населения в Османской империи. Строгий контроль над целенаправленным использованием капиталов хайских национальных политический партий и управление финансовыми потоками обеспечивался твердо установленными правилами, обязующими все хайские политические партии создавать денежные фонды, используя:
  • Внутренние источники – сбор членских взносов и пожертвований от членов политических партий. Данные сборы, как правило, не имели решающего значения и были эффективны на ранних стадиях развития той или иной организации.
  • Ограбления, которым подвергались банки, казначейства, магазины, рестораны, частные предприятия и отдельные предприниматели и физические лица. Этот способ был основным и самым значительным по объему добываемых средств, источником пополнения партийных фондов. В отношении ограблений банков, промышленных предприятий или торговых объектов хайские националисты, по примеру революционных организаций России, готовивших свержение царского правительства, часто использовали термин «экспроприация», но на самом деле совершаемое было банальным грабежом, поскольку заключалось в насильственном изъятии денег, драгоценностей и имущества.
  • Накопление средств методами рэкета, когда у коммерческих предприятий, промышленников, торговцев и частных предпринимателей под угрозой диверсий, саботажа и физических расправ со стороны боевых групп хайских политических партий, на регулярной основе изымались определенные проценты от доходов, переводившиеся в фонды политических партий. Данная методика была охарактеризована, например, в письме российскому руководству, отправленном в 1906 году от начальника Бакинского Главного Жандармского Управления полковника Глоба, в котором сообщалось о том, что с 1886 года хайские политические партии и тайные организации взыскивали для своих фондов со всех коммерческих предприятий Закавказья по 0,5% от доходов и что «капитал этот находится в банках Лондона и Парижа. Проценты с этого капитала идут на пропаганду на Кавказе, а также в Персии и в Турции. Из процентов этого капитала выдаются пособия революционным кружкам в империи и в особенности на Кавказе».
  • Организация и проведение регулярных сборов денежных средств и пожертвований от населения хайских анклавов, как в пределах Османской империи, так и в диаспорах Европы, России и Америки. Тотальный охват хайских общин обеспечивался убийствами людей, отказывавшихся делать взносы в фонды национальных политических организаций.
  • Финансирование со стороны богатых промышленников и банкиров Европы и России (как правило, хайской национальности), симпатизирующих идеологии, программам и действиям хайских политических партий и организаций, подготавливавших и осуществлявших вооруженные мятежи и террор в Османской империи. Одним из примеров подобной поддержки хайскому политическому руководству в осуществлении геноцидальных планов в регионе Анатолии и Закавказья является финансирование со стороны миллионеров хайского происхождения Монташева (Монташьянц) и братьев Тер-Гукасовых (Гукасянц), наживших огромные состояния на операциях с бакинской нефтью и переводивших миллионы в фонды хайских политических партий, на подготовку и осуществление террора в Османской и Российской империях.

Непрерывно пополняемые фонды использовались для:

  • Приобретения или аренды многочисленных квартир и домов для партийных штабов и офисов, проведения собраний и конференций.
  • Организации подполья, секретных явок, укрывательства лиц, преследуемых жандармерией и полицией.
  • Закупки оружия, боеприпасов, амуниции, взрывчатых веществ для изготовления бомб, а также организации многочисленных мест хранения, складов и арсеналов.
  • Организации и содержания секретных мастерских по изготовлению оружия и взрывных устройств.
  • Транспортировки оружия и боеприпасов из Европы и России через границы Османской империи, используя суда, гужевые караваны и услуги контрабандистов.
  • Содержания многочисленных типографий и закупки типографского оборудования, как в Османской империи, так и за ее пределами и массового выпуска националистических изданий, призывов к мятежам, газет и листовок.

Все перечисленные выше виды идеологической, политической и организационной деятельности хайских политических партий были активно развернуты в Османской империи и за ее пределами задолго до начала Первой мировой войны.

Таким образом, исторические факты неопровержимо свидетельствуют о том, что все параметры развивающегося геноцидального процесса были в полной мере представлены в политике и стратегических планах хайских национал-политических партий, на протяжении десятилетий преднамеренно и планомерно подготавливавших условия для уничтожения мусульманского населения на территориях Анатолии и Закавказья.

В результате тщательно спланированных действий под руководством хайских политических партий и тайных организаций на территории Османской империи и за ее пределами к концу 19-го столетия, задолго до начала Первой мировой войны уже был сформирован развитый военизированный механизм для физического уничтожения мусульманского населения, представленный многочисленными, экипированными по последнему слову в вооружении конца 19-го и начала 20-го века, хайскими террористическими группами и отрядами мятежников. Болезненная страсть боевиков и террористов хайских вооруженных банд позировать перед фотокамерами в полном вооружении позволила донести до современников доказательный материал, неопровержимо свидетельствующий о том, насколько основательна была материально-техническая подготовка хайских политических партий и организаций к вооруженному террору на территории Турции и Закавказья. Эти же материалы, свидетельствующие о тщательности военно-технической подготовки хайского политического руководства к проведению этнических чисток на территории Турции и Закавказья, объясняют так же и то, почему террор сопровождался столь ужасающими по масштабам и жестокости кровопролитиями и колоссальными жертвами среди мирного мусульманского населения.

armenian terrorists2

При этом следует еще раз отметить то важное обстоятельство, что основанная на «идеологии превосходства», целенаправленная деятельность многочисленных хайских политических партий и организаций, на протяжении долгих лет настойчиво проводившаяся с целью отторжения территории Османской империи и создания, не существовавшего прежде, «Великого Хаястана» с расово чистым хайским населением, нарастала в условиях обильного финансирования и непрерывного пополнения партийных фондов. (Нет никаких сомнений с в том, что по такому же лекалу будет кроиться судьба любого участка планеты, на которое по несчастью может наползти тень маниакальной идеи «Великого Хаястана» – будь то Анатолия в Турции, Джавахетия в Грузии или Краснодарский край в России).

Существенной особенностью хайской националистической политики и идеологической платформы является то, что в отличии от Германии, оставившей в прошлом (после поражения во Второй мировой войне) идеологию расового и исторического превосходства германцев над другими народами – идеология «превосходства хайев» за прошедшее столетие не претерпела никаких изменений. Напротив, в современных условиях неограниченных возможностей СМИ, электронных технологий и глобальных сетей Интернета пропаганда «превосходства хайев» неизмеримо выросла, доведя идеи об исключительных правах хайев на территориальные притязания к окружающим странам и народам до уровня общенациональной паранойи.

Прямым следствием формирования национальной политической стратегии на основе идеологии «исключительности» расовой природы хайев, является феномен возникновения в конце 20-го столетия фактически мононационального образования «Хаястан», созданного на исторических землях Азербайджана. Коренное население территорий, на которых создавался Хаястан в относительно недавнем прошлом, в начале 20-века, было на 80% представлено азербайджанцами. Но в результате тщательно спланированных этнических чисток, хайскому национализму на небольшом участке Закавказья удалось реализовать конечную цель «идеологии превосходства» по созданию национального государства с расово «чистым» хайским населением.

Сегодня население Хаястана более чем на 95% представлено одними только хайами. В многовековой истории многонационального Кавказа, Закавказья, Малой Азии, Ирана и Ближнего Востока – это поистине первое и уникальное по своей аномальности, искусственно созданное явление. Но, очевидно также, что это явление неопровержимо свидетельствует о том, как именно рисуется в представлениях апологетов националистической хайской «идеологии превосходства» будущее региона, в котором они на территориях современной Турции, Грузии, Ирана, Азербайджана и России планируют создать «Великий Хаястан».

Нельзя не отметить и тот факт, что за схожие идеи и поступки правительство и высшее военное руководство гитлеровской Германии было посажено на скамью подсудимых во время Нюрнбергского процесса в 1945 г. и понесло заслуженное наказание. Аналогичные действия хайских националистов, совершенные и совершаемые на фоне аналогичной «идеологии превосходства» происходили и продолжают происходить в условиях поддержки и попустительства со стороны ведущих христианских держав, в лице европейских стран, России и Америки.

И поскольку современный Хаястан стал пилотной версией возникшего впервые в истории вожделенного образца хайского государственного устройства, то нет никаких сомнений в том, что по этому же образцу, как на основе некоей матрицы, будут решаться судьбы всех территорий, которые по замыслу идеологов «хайского превосходства», должны войти в состав «Великого Хаястана» – т.е. им предстоит «освободиться» от десятков миллионов коренных обитателей различных национальностей и вероисповеданий с целью их последующего заселения одним только расово-чистым хайским народом, убежденным в том, что он является носителем «особой крови» и верящего в свое происхождение от вымышленного сказочного персонажа Хайка.

Продолжение следует

Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5

Аббас Исламов

Институт по правам человека Национальной Академии Наук Азербайджана

03.12.2015
www.000webhost.com