дербент

Наджаф ГУСЕЙНОВ

Упоминания об истории одного из древнейших городов Кавказа – Дербента, встречаются во многих старинных исторических изданиях и архивных документах, но большинство из них не отображают его настоящую историю или изобилуют элементами экзотики. Среди всех этих изданий более четко и последовательно на основе средневековых хроник история города Дербента изложена ученым-востоковедом В. Ф. Минорским книге «История Ширвана и Дербенда X-XI веков»1.

Книга В.Минорского составлена на основании труда Джами ад-Дувал турецкого историка Мюнеджжим-баши (Главный звездочёт – Н.Г.), настоящее имя которого Ахмед Ибн Лютфуллах, и включает в себя отдельные главы из арабской хроники «Тарих Баб ал-Абваб». Вот что пишет В. Ф. Минорский в предисловии к своему труду: «В основу работы положены отдельные главы из арабской хроники, условно названной Тарих Баб ал-Абваб, вставленные в сочинение турецкого историка Мюнеджжим-баши» [стр. 13]. Далее автор продолжает: «Значение выдержек Тарих Баб ал-Абваб, приведённое в Джами ад-Дувал Мюнеджжим-баши возрастает при сравнении с компиляцией, известной под названием Дарбанд-нама, которая долгое время пользовалась известностью, как источник сведений о древностях Дербента (ал-Баба) и Дагестана. Первый известный экземпляр Дарбанд-нама (исполненный малосведущими переводчиками), был преподнесён Петру I правителем Имам-Кули при занятии города в 1722 г. Первый хороший перевод на французский язык был дан Ю. Клапротом в 1829 г., но гораздо большего внимания заслуживает труд о Дарбанд-нама, опубликованный на английском языке Российской Академией наук в 1851 году. Автор его, Мирза А. Казем-Бек, был сам уроженцем Дербента и внуком бывшего визира правителя Фатх-Али-хана… Существующие копии текста написаны или на азербайджано-тюркском языке или персидском. Они значительно отличаются друг от друга, по стилю и композиции… Казем-Бек нашёл некоторые параллели к своему тексту в “Персидском Табари” и в “Персидском Ибн А,саме”… арабский оригинал Ибн А,сама, найденный недавно в Турции, показывает, что персидский переводчик опустил немало эпизодов» [с. 21, 23].

Автор приводит сведения о царях Ширвана и о г. Дербенте: «Цари Ширвана назывались Ширваншахами. Первым из них, который правил Азербайджаном, Арменией, Арраном и Баб ал-абвабом (Дербент) был Йазид бен Мазйад ал-Шайбани… В 270 г. х./883 р. х. (или 272/885) Халиф издал указ, по которому народу Дербента жаловался доход от нефтяных источников и солеварен Бакинского района [с. 87]… Чтобы прояснить вопрос о торговле Дербента приведём выдержку из Истахри: «Баб ал-абваб – приморский город. В середине его находится якорная стоянка для судов. Между этой стоянкой и морем, по обе стороны моря построены две стены, так что вход для судов узок и труден, а у выхода протянута цепь, и, таким образом, суда не могут выйти и войти без приказа. Названные стены построены из каменных глыб (скреплённых) свинцом. Баб ал-абваб стоит на Табаристанском море; он больше Ардебиля. У (жителей) много посевов, но мало плодов, кроме тех, что привозят сюда из разных областей… Из него вывозятся льняные одежды (ткани). Из (всех мест) Аррана, Армении, Азербайджана льняные ткани находятся только здесь. В ал-Бабе (выращивается) также шафран» [с. 168]. «Вторая серия правителей Ширваншахов со столицей Ширван появилась в 780/1378 г. Их династия называлась Дербенди. Первым из них был Шейх-Ибрахим б. Султан-Мухаммад… рассказывают, что Шейх-Ибрахим явился к эмиру Тимуру, когда тот в 797/1394 году направлялся в Дешт (Кипчак) через Дербент. Он преподнёс ему дары, каждого вида по девять штук, как это было принято у монгольских царей. Но рабов он подарил лишь восемь, а когда спросили о причине, он любезно ответил: “Девятый я сам!” Это понравилось Тимуру, который проявил крайнюю щедрость и милость в отношении Шейх-Ибрахима и добавил к его царству некоторые земли. Он также дал ему грамоту договора и безопасности, в которой завещал своим потомкам обеспечить безопасность детей Ибрахима. Шейх-Ибрахим сопровождал Тимура в большинстве войн в Сирии и Малой Азии… В 815/1412 году Кара-Йусуф, владетель Азербайджана, двинулся против Шейх-Ибрахима, который обратился за помощью к грузинскому царю Александру, (сыну) Бакрада (Баграта), который лично явился к нему на помощь. Они сразились с Кара-Йусуфом, но в ожесточённой битве были им разбиты…» [с. 170-171].

В. Ф. Минорский приводит описание народов Кавказа из Мас,уди: «В главе XVII знаменитого историко-географического труда Мас,уди, носящего название Мурудж ад-Дзахаб (Россыпи золота) мы находим единственное в своём роде систематическое описание Кавказа и его племён… Мас,уди говорит: гора Кабх (Кавказ) – великая гора, занимающая огромную площадь. Она вмещает много царств и народов. На ней живут семьдесят два народа, каждый из которых имеет своего царя и язык, отличный от других. Это гора имеет много отрогов (ша,аб) и долин. Город ал-Баб вал-Авбаб (город главного прохода и других проходов – Н.Г.) стоит на одном из отрогов (ша,аб) и построил его Кисра Ануширван между горой и Хазарским морем. Он воздвиг ту (известную) стену из самого моря, в которое оно вдаётся на 1 милю (примерно 1/3 фарсаха – Н.Г.); затем она тянется вдоль горы Кабх, по её вершинам, ущельям и долинам на расстоянии сорока фарсахов, прежде чем достигнет крепости, называемой Табарсаран. Через каждые три мили, в зависимости от дороги для которой служили ворота, Ануширван построил ворота. С внутренней стороны у каждых ворот он поселил отдельные племена, чтобы охранять ворота и примыкающую часть стены… Протяжённость горы Кабх вверх (и вниз), в длину и ширину два месяца (пути) и даже больше. Вокруг него живут народы, сосчитать которые может только Создатель [с. 188-189]… Когда Ануширван построил город, известный как ал-Баб, с его стенами, тянущимися на море, на суше и на горах, он поселил там различные народы, с их царями, которым он дал различные степени, отличив каждого царя особым именем… Среди царей, которых Ануширван назначил в этих местах и местностях, граничащих с исламскими землями в районе Барда,а был царь, называемый Ширван, царство которого в соответствии с его именем называлось Ширваншах…  Царём в настоящее время (но лишь один бог всемогущ) является некий мусульманин по имени Мухаммад бен Йазид, который происходит от Бахрама Гура и сомнений в его родословной нет [с. 190-191]… Эта гора имеет долины, ущелья (ша,аб) и проходы, в которых живут племена, не знающие друг друга, ввиду крутизны и недоступности гор, подымающихся к небу, обилия лесов и зарослей, потоков низвергающихся каскадами, огромных скал и камней… Народ ал-Баба терпит много ущерба от царства Хайдак (Джидан), народ которого входит в состав земель хазарских царей. Столицей (последних) был город Самандар, лежащий на расстоянии восьми дней пути от ал-Баба. Он и сейчас населён народом из хазар; но, так как в ранние дни ислама он был завоёван Сулайманом (надо: Салманом) б. Раби,а ал-Бахили, управление (мулк) было перенесено оттуда в город Атил (или Итил), на расстоянии семи дней пути от Самандара. Атил, там, где хазарский царь, состоит из трёх частей, на которые его делит великая река (Волга), вытекающая из верхних частей тюркских земель» [192-194].

Известный турецкий географ и путешественник Эвлия Челеби в своём произведении «Книга путешествий – Сеяхатнаме»2 также даёт очень подробное описание древнего города-крепости Дербент. Ниже приведён фрагмент из его книги о путешествии в этот древнейший город: Описание гавани Бендербаб, то есть города Бабульабваб, стены Искандера Зулькарнейна – крепости Демиркапу. По словам некоторых историков, основание этой крепости приписывается повелителю арабов Искандеру Зулькарнейну. После постройки стены Искандер прибыл на эту землю Демиркапу и нашел здесь прекрасное место на берегу моря, на границе с Дагестаном. Посоветовавшись с находившимися при нем мудрецами, он приказал поднять вверх землю Демиркапу, приподнять Каспийское море над Черным. Таким образом, он замыслил соединить Каспийское море с Черным и в страны между обоими морями направил своих ученейших инженеров. Те за три дня дошли из Дагестана до реки Фаша, [протекающей] по склонам горы Эльбрус и по границам Мегрелистана и впадающей в Черное море. Определив высоту [устья] этой реки, они нашли, что Чернов море в двадцать раз ниже уровня Каспийского моря. Тут же начали готовить умельцев пробивать горы, заготавливать гати и прочие необходимые средства. Но мудрецы возразили, сказав: «О, Искандер! Мы были

уполномочены строить стену [против народа] яджудж. Исполнение же [этого] твоего желания потребует [слишком] много времени. Хотя расстояние между этими двумя морями – путь трех дней, но для того, чтобы пробить каменные скалы под горой Эльбрус, потребуется тысячекратная казна и жизнь Нуха. Наука же о звездах устанавливает продолжительность твоего царствования в тридцать два года. И полагайся впредь на бога! А, кроме того, есть и другие полезные дела». И Искандер, увидев в ту ночь страшный сон, оставил эту мысль. Но тогда он приказал воздвигнуть в дагестанских горах, имеющих протяженность в семь переходов, трехъярусную крепкую стену между Демиркапу и Черным морем, а также огромные рвы в три ряда. Эта стена стала границей между племенами Ирана и Турана, находящимися на востоке, и племенами бени-асфар народа Кыпчакской степи, [а также] крымскими и русскими племенами, находящимися на западе. Ныне трехрядные рвы и трехрядные стены в горах Дадиан, что стоят среди гор Эльбруса, были предметом обозрения этого недостойного Эвлии. Если люди, направляющиеся из Крыма в страну кумыков, будут внимательны, то распознают ее (стену). Некоторые говорят, что это та самая стена [против народа] яджудж, которую построил Искандер. Но едва ли это так. По словам Ибн Исхака, со времени Искандера до рождения посланника Аллаха прошло восемьсот восемьдесят два года, а со времени переселения Мухаммеда из Мекки в Медину до нашего путешествия прошло тысяча пятьдесят семь лет. В таком случае от Искандера до наших дней прошло 1939 лет. Поэтому во многих местах стена разрушилась, в некоторых местах башни и стены сохранились, а глубокие рвы заполнились песком. И это не сокрыто от очей любопытных.

В «Тухфе тарихи» говорится: «Искандер прорыл за семьдесят дней канал, и через него воды Хазарского моря потекли в реку Фаша». Но я, ничтожный, хотел бы возразить на это. В 1050 (1640-41) году, направляясь в крепость Азов, мы остановились на берегу реки Фаша. Вода ее была животворна и исключительно вкусна. Вода же Хазарского моря хуже смертельного яда. Если помыться ею, то она жжет стыдливые места, как огонь. Если под землей их воды смешиваются, то каким же образом в реке Фаша вода остается слаще сахара?! Это ошибочное мнение. Искандер основал этот [город] Демиркапу у конца стены, у предела моря Хазарского. Демиркапу является мощной крепостью, которая как бы входит в море у подошвы горы.

Топография крепости Демиркапу. Первым ее основателем является Искандер Зулькарнейн, о пророчестве которого существует разногласие. Позднее, во времена омейядского халифа Иазида ибн Абд ал-Малика [крепость] была отнята у чужеземцев, и все население Дагестана приняло ислам. Впоследствии она неоднократно подвергалась осадам, бывала разрушена, восстанавливалась. Наконец, в 986 (1578-79) году один из везиров Мурада III, Оздемир-заде Осман-паша, главнокомандующий бесчисленным войском, двинулся на эту крепость, взял в плен ее правителя Чираг-хана, и тот сдал ему крепость без боя. Оставленный за это правителем Ширванского эйялета, он восстановил, благоустроил крепость. Мусульманские газии, выходя из этой крепости, совершали внезапные нападения на страну Ширван и захватили семьдесят крепостей. В крепости были размещены тысяча янычаров, четыре бёлюка сипахиев, десять ода джебеджи, десять ода топчу его величества, шестьдесят пушек, пятьсот ящиков боеприпасов и другое необходимое снаряжение. Вместе с пятнадцатитысячным войском они остались здесь для охраны. Благодаря правильному и справедливому управлению эти места были благоустроены. Из Крыма через открытые со стороны Кыпчакской степи, Черкесии и Дагестана дороги прибывали татарские войска и необходимое вооружение. Но впоследствии из-за отсутствия помощи персы захватили крепость, пообещав [ее защитникам] помилование. Мусульманские газии ушли в Дагестан, затем в Черкесию, а оттуда в Крым. Это место исключительно благоустроено и ныне представляет собой [отдельное] ханство в руках персов. Оно имеет двенадцать хакимов, калантара, ясаула, коруджу-агу, дизчёкен-агу, чигйейен-агу, две тысячи рядовых (буквально, «нищих») дизчёкенов, девять тысяч нукеров.

Встретившись с ханом крепости, я передал ему послания ереванского, гилянского и бакинского ханов. Для нас он отвел и приготовил великолепный дворец, находящийся у башни Кайтакхан, на берегу моря, и позаботился о наших нуждах. Хан по имени Шефи- хан был восьмидесятилетним стариком, суетливым, вечно пьяным и изнеженным. Но в то же время он был человеком прозорливым, знатоком поэзии, каллиграфии и хорошим собеседником. Он дал мне, ничтожному, пять туманов на мелкие расходы, а то, что нам было определено на каждый день, он посылал нашему михмандару.

 

О причинах названия [крепости] Демир[капу], то есть Железные ворота. При постройке стены Искандер вставил в нее одни железные ворота и поставил там сторожей. И поскольку эти ворота простояли до времени Ануширвана, крепость называли [все это время] Демиркапу. Вторым ее основателем является Ануширван, третьим – Иездигерд- шах, четвертым – шах Исмаил, пятым – Оздемир-оглу Осман-паша. Так как западная сторона крепости обращена к Хазарскому морю, в основные ее стены бьют морские волны. Над портовыми воротами, выходящими на берег моря, на персидском языке написаны стихи и тарих о том, что стены эти после Иездигерд-шаха достраивал Хазар- шах. Со стороны моря [хорошо] видна стена, которую построил Искандер. Вот какой большой и широкой была эта стена! И если будет на то желание царей, то [на участке] от той стены до крепости тут можно основать порт. Ныне стены и башни [прежней постройки] виднеются и в глубинах моря. Длина стены, идущей от берега моря, равна расстоянию, которое пролетает стрела. Если же идти от моря до горы, находящейся за крепостью, то получится, что ширина крепости равна расстоянию, на которое летит стрела пута (арбалет). Крепость построена на высоком холме и имеет пятиугольную форму. Хотя я не слишком много путешествовал, но на таком фундаменте столь прочного укрепления не видел. Способный инженер, понимающий назначение сооружения, построил эту крепость из трех фортов и укрепил ее крепкими трехрядными железными воротами. Один форт – это бастион с обрывом, обращенным на восток. Второй форт выходит в город. В стене, которая обращена к уязвимой стороне, имеется двое ворот. И еще двое крепких ворот открываются в нижнюю часть города. Одни из них называются Мискюрскими, так как они открываются на восток, в сторону нахие Мискюр. Выходящие из этих ворот [путники] со своими лошадьми и арбами направляются в крепость Шемаха. А из других ворот отправляются на юг, в сторону Кыпчакской степи, Крыма и Черкесии. Но в Дагестан на лошади с арбой не проедешь. В московскую крепость Терек, в Казань и в Кыпчакскую степь могут ходить простые арбы. Третий форт крепости расположен у моря, в ней особого благоустройства нет. Карчига-хан еще тогда строил здесь дома для охранников крепости и дизчёкенов. Лошади и арбы купцов, прибывающих из Баку и Гиляна, в большом количестве стоят в этой отдельной крепости.

В этой стране по морю ходит множество судов, и потому эта мощная крепость очень важна. Вся крепость имеет квадратную форму и окружность в одиннадцать тысяч шестьдесят шагов. В ней семьдесят больших башен, и в каждой из них по одному медресе и по одной мечети для пришлых и [ремесленников] мюджерредов. Для светильников учащихся [медресе] привозят черную нефть из Баку. Из кухни, [достойной] Кейкавуса, раздают пшеничную похлебку. Этой заботой оберегают и охраняют крепость [и] для улемов. Во всех стенах крепости насчитывается семь тысяч шестьдесят бойниц и зубцов. В темные ночи крепость освещают нефтяным маслом, ибо крепость имеет семь непримиримых врагов. Одни из них – это казаки Московии, которые прибывают каждый раз на судах и грабят окрестные нахие, но под самые стены крепости не подходят, потому что на берегу моря она имеет семьдесят пушек бал-емез. Все эти пушки османские, и от чистки и шлифовки они как зеркало отражают лица людей. Другим врагом являются османы и крымские и калмыцкие татары. Враги с юга – черкесы. С кыблы их врагом является дагестанский народ – кумыки. С востока врагом является Грузинская страна Теймураз-хана. Потому-то в этой крепости постоянно сидит стража, и в случае нападения разводится огонь для оповещения населения крепости.

Имареты [и строения] внутри крепости. Камни, заложенные в четырех стенах крепости, громадны, как туловище слона. Пятьдесят человек не смогут поднять и один из них, даже с помощью науки о перемещении тяжестей. Внутри крепости стоит до тысячи двухсот домов, крытых глиной. В южной части, у самой стены, стоит большой дворец –  один из первых дворцов, построенных на земле Персии. К этому дворцу примыкает большая мечеть, минарет которой разрушен. Поблизости от этой мечети стоит красивая баня, построенная в стиле османского зодчества; но зодчий неизвестен. Около ворот Кайик-капы, выходящих на восток, расположены соборная мечеть Оздемир-заде Осман-паши, постоялые дворы и лавки. За стенами крепости имеется до тысячи домов, с трех ее сторон много садов и виноградников. Столовой для бедных нет. Много мечетей, ханов, бань и базаров. Население в основном занято [ремеслами] и зарабатывает на жизнь шелководством. Многие из кумыкского народа куют красивые кольчуги. Население – сунниты-шафииты. По словам Ибн Хаукаля, город расположен в восемнадцатой климатической области, на краю пятого действительного климата. Воздух и вода здесь приятны. Продолжительность самого длинного дня, семнадцать часов семь минут и две секунды.

          К западу, за морем, на расстоянии трехсот миль, расположены вилайеты Московии: Хешдек, Казань и Алатырь. Между ними [и этим местом] простираются Кыпчакская степь и степь Хейхат. По этой красивой степи уже двадцать лет переходят с кочевья на кочевье Тайша-шах, Мончак-хан и Куба-калмык-хан, у каждого из которых по пять-шесть тысяч людей. Это из их числа были те, кто, проскакав галопом до Крыма, в ночном налете убили под крепостью Азов, на берегу реки Гёгюмлю, смещенного из Египта Гюрджу Мустафа-пашу. Они не знают, что такое религия, вера, безбожие и заблуждение. Они – люди со слоновьими телами, подобие животных, обитающих в пустыне. Многие, заручившись помилованием, приезжают в области Московии: Хешдек, Казань и продают свое масло. Ныне с помощью купцов Московии они стали приезжать и в порт Демиркапу. И поскольку в этот порт Демиркапу из стран Чин, Мачин, Хатай, Хотан, Фагфур и Москвы приезжают по торговым делам сотни тысяч людей, таможня его дает большой доход. Когда Демиркапу был в руках османов, то от его порта и эйялета Ширван ежегодно поступало двести сорок семь юков акче дохода и хакиму Дагестана для его нукеров, для султанов семи его санджаков ради сохранения мира и спокойствия давались кассы и денежное жалованье. Согласно записи Дал-Мехмед-эфенди, [этот порядок] при завоевании крепости утвердил Оздемир-заде [Осман-паша] и поступил справедливо. Согласно той же записи, эйялет Ширван ныне состоит из семидесяти каза, семи ханств и  двенадцати султанств, а тимаров и зеаметов здесь нет. Кассы султанов и прочих хакимов неприкосновенны. Место это благоустроенное. Население, молясь, говорит: “Пусть бог опять поможет османам!” Когда мы находились здесь, из Порога счастья прибыл один лазутчик из гёк-долаков. Обращаясь к хану, он сказал: «Хан мой! В прошлом году османы направили своего сердара по имени Юсуф-паша на остров Крит, находящийся в Средиземном море. Он захватил крепость Ханию и поставил там войско. По случаю рождения у Ибрахим-хана сына, принца Мехмеда, было устроено большое празднество, и в течение семи дней и семи ночей кесарь [османской] земли ликовал». Услышав это, сунниты Ширвана, Гиляна и Шемахи возрадовались и начали плясать.

Святыни Демиркапу. Омейядский халиф Йезид ибн Абд ал-Малик, рожденный от женщины по имени Атика, двинулся с многочисленным войском из Дамаска на иноземцев Демиркапу, развязал большую войну. Более семисот человек из его приближенных были убиты и похоронены за западной стеной Демиркапу, на кладбище в миле от города. На надгробных камнях почерками сулюс и куфи написаны их имена и дата смерти. Здесь имеется до семидесяти могил сподвижников Мухаммеда – авторов хадисов. Рассказывая об этом, аяны города испытывали гордость. Есть еще несколько османских могил с намогильными надписями, сделанными красивым почерком. Но если мы будем все это описывать подробно, то дневник нашего путешествия станет слишком длинным. Из других святынь есть Джебель Эрбаин, или Гора сорока, [то есть] сорока гробниц выдающихся людей. И еще святыня Деде Коркут – великого султана. Ширванцы поклоняются этому султану. Посетив все эти святыни, мы получили от хана Демиркапу десять туманов казбеги, скакуна, десять кусков гуджаратского сатина, двести воинов для сопровождения и распрощались со всеми старыми друзьями [с. 120-124].

Историю Дербента можно проследить также и по фактам из книги «Описание областей Адребижанских в Персии и их политическое состояние, сделанное пребывающим при Его Высочестве царе Карталинском и Кахетинском Ираклии Темуразовиче Полковником и Кавалером Бурнашевым в Тифлисе в 1786»3, где в главе «Разделение владений Адребижанских», написано: «К теперешнему положению тех земель, которыя под именем Адребижан разумеются, начиная с севера, прилежит Грузия, то есть царства Карталинское и Кахетинское;  (хотя и оныя пред сим в числе земель Адребижанских почитались) от востока море Каспийское и провинция Гилян, от полудня область Арака, от запада Турециа» [с. 3]. Далее приводится подробное описание владения ханства Дербентского: «I. Владение Дербентское, хотя по положению своему и должно причитать к Дагестану; но как город Дербент за 450 лет завоёван Персианами и власть их при Шахе-Надире совершенно утвердилась, а управляющий ныне оным Фет-Али-хан* владеет в Адребижани городами Баку и Сальяном и многими селениями, то и почитается он в числе Ханов Адребижанских» [с. 3-4]. В сноске, данной в конце страницы, Бурнашев указывает: «Фет-Али-хан был урожденный Каракайдацкских Ханов Роду, владелец города Сальян, который предкам его дан от Шахов Персидских во владение». Согласно данным, полученным из Википедии: Кайтаг (Хайдак, Кахтан) – историческая область в Южном Дагестане, несколько севернее Дербенда, территория расселения кайтагцев, соответствующая современному Кайтагскому району Дагестана. Название Кайтаг, по мнению азербайджанского историка Аббаскули ага Бакиханова (законного наследника  Бакинских ханов – Н.Г.) является производным от слова «Гаптаг», или, как минимум, оба слова являются одного происхождения. «Таг» (гора) вообще означает Дагестан: владение Шамхала с прибавкою геп (всё) называлось Гептаг, а владение Уцмия – с добавлением слова Кай, означающего на древнеперсидском языке «большой» и «высокий».

Таким образом, из вышеприведённого повествования Бурнашева следует, что в прежние времена Кайтаг и Дербент, которые ныне относят к Дагестану, входили в состав областей Адребижанских в Персии и были в своё время отвоёваны Персидскими Шахами у Хазарского каганата. Далее Бурнашев пишет: «Адербижанских владельцев разделять должно на самовластных и зависимых, а первых на могущих и маломощных. Дербентской или Куба-хан есть из числа могущих, почитают его довольно богатым, сила его собственная состоит в 3000 человек; но к предприятиям важным против своих соседей, призывает он как ближние Адербижанские ханы, как то: Нухинской, Ширванской и Шушинской, владельцев из Дагестана и приводцов бродяг Лезгинцев» [с. 4]

Итак, на основании вышеприведённого русского исторического документа становится ясно, что Фет-Али-хан был могучим и самодостаточным ханом, которому подчинялись непосредственно Дербент, Куба, Баку и Сальян и многие другие менее значительные места, в том числе Кайтакский уцмиат, так как он был из рода старинных Каракайтакских ханов (здесь кара означает чёрный – Н.Г.).

Следует также уяснить ещё один немаловажный вопрос, который обычно возникает по невнимательности некоторых современных историков, которые неверно оценивают факты, приведённые в исторических документах. Бурнашев (как тайный агент, досконально изучивший территории, которые Россия намеревалась в дальнейшем завоевать), а также и некоторые другие объективные историки, четко отделяют Азербайджан от Персии, называя все принадлежащие ему территории областями Адребижанскими в Персии.

В Актах собранных Кавказской Археографической Комиссией (14-ти томный сборник русских архивных документов XVIII-XIX веков, соответствующих по времени периоду завоевания Кавказа со стороны России), далее АКАК, в томе II, с. 779-780, гл. 1065 от 1807 года в «Отрывке из географического описания ботаника Ландеса»4 дано краткое описание Дербента: «Город имеет от близлежащих при нём гор хорошую ключевую воду; цитадель имеет для сбережения оной, большой каменный бассейн… Город с двух сторон окружён на 3 версты виноградниками и фруктовыми садами. После смерти владетеля Дербента и прочей большой части Ширванской области – Фетх-Али-хана, правление перешло к его старшему сыну Ахмеду, после смерти которого, владетелем стал Ших-Али-хан, 18-тилетний младший сын Фетх-Али-хана. Дербент или на персидском диалекте “запертые ворота” получил правильное сие имя, потому что город запирает проход возле моря». Там же в т. IV, гл. 37, с. 37 в «Отношении кн. Тормасова к д. т. с. Гурьеву, от 2-го августа 1810 года»5, приведены сведения о народах, проживающих в Дербенде: «В г. Дербенте жителей считается Мухаммеданского исповедания 3.947 душ Алиевой секты, Армян 56, Евреев 166 душ…».

В отношении города Дербента и его окрестностей, можно сказать, что они ещё с древних времён полностью принадлежали Азербайджану, то есть были в составе областей Адребижанских в Персии и лишь в 1840 году, согласно указу русского царя Николая I были выведены из состава Шемахинской (переименованной позднее в Бакинскую) губернии. Возможно эти меры были отголоском убийства в 1806 году у ворот Баку главнокомандующего российской армией в Грузии, генерала от инфантерии князя Цицианова во время ведения переговоров с Бакинским правителем Хусейн-Кули-ханом. Впоследствии, несмотря на угрозы русских властей, Дербентский Ших-Али-хан скрывал у себя Хусейн-Кули-хана. Всё окончилось тем, что Русская империя поспешно ликвидировала Бакинское ханство, а управление над нею передала в руки военного коменданта ген.-л. Репина. По этой же причине, отчасти пострадал Дербентский и Кубинский правитель Ших-Али-хан (младший сын законного правителя Дербента и Кубы – Фетх-Али-хана), который после отстранения от власти стал изгоем в своём ханстве и вынужден был скрываться от преследования Российских властей. Но народ Ширвана, Дербента, Кубы, а также и Баку повсеместно оказывал ему своё почтение и уважение несмотря даже на то, что его сместили с поста правителя. Когда же Дербентское ханство также было ликвидировано, управлять крепостью Дербент поручили военному коменданту – полковнику Адриано, а относящаяся к Дербенту большая часть Ширванской области была передана во временное правление Мехти Шамхала Тарковского, которого впоследствии, также лишили управления ею (АКАК, т. IV, гл. 1447, с. 953).

 

 

Ссылки на источники:

 

1). В. Ф. Минорский «История Ширвана и Дербенда XXI веков». Москва – 1963.

2). Эвлия Челеби – «Книга путешествий – сеяхатнаме». Москва, И. Наука – 1983.

3). «Описание областей Адребижанских в Персии и их политическое состояние, сделанное пребывающим при Его Высочестве царе Карталинском и Кахетинском Ираклии Темуразовиче Полковником и Кавалером Бурнашевым в Тифлисе в 1786». Курск – 1793.

4). Акты собранные Кавказской Археографической Комиссией (АКАК), том II. Тифлис – 1868.

5). То же, том IV. Тифлис – 1870.