Наджаф Гусейнов

Недавно прочел книгу Э. Абрамяна «Кавказцы в Абвере», посвященную службе представителей кавказских народов на стороне фашистской Германии во второй Мировой войне. Мне не очень верится в её правдоподобие, ибо некоторые факты и события преподнесены весьма тенденциозно. На самом деле эту книгу следовало бы назвать «Армяне в Абвере», поскольку главными её героями являются армяне-дашнаки, злостные деяния которых в период Великой Отечественной войны описываются Э.Абрамяном с большим пиететом и пафосом. Выход этой книги совпадает по времени с нынешним периодом активного восхваления армянскими властями лидеров армянских фашистов в годы ВОВ – Нжде, Дро и других. В России снимаются фильмы об этих фашистских преступниках, идет процесс популяризации их деяний и идеологических взглядов.

Мне не совсем понятно молчание властных структур и общественности России, которые обычно резко выступают против любого упоминания, а тем более восхваления фашизма. Армянские власти дошли до того, что после установления памятников фашистам Нжде и Дро прямо в центре Еревана, также хотели установить посредством своей диаспоры памятники этим фашистам в Крыму, а также в других местах России, но этого удалось избежать благодаря усилиям азербайджанской диаспоры России.

Данная статья посвящена небольшому анализу книги Э. Абрамяна «Кавказцы в Абвере», который может быть полезен общественности не равнодушной к открытой пропаганде армянского национализма. В книге так описывается процесс установления контактов германского руководства с лидерами эмигрантских организаций народов Кавказа: «Началось установление контактов и ознакомление с этими планами эмигрантских лидеров, среди которых были Дро Кананян, Гарегин Нжде, Шалва Маглакелидзе, Гиви Габлиани, Расул-заде, Магомет Наби-оглы. Некоторые из них, как например Дро Кананян, который ещё до войны был уважаемой личностью в кругах германского руководства, имели довольно тесные связи с такими высокопоставленными министрами, как например Мартин Борман или Альфред Розенберг. В сентябре 1941 г. состоялись переговоры между главами армянской эмиграции и министром совета безопасности Р. Гейдрихом, в ходе которого была достигнута договорённость о сотрудничестве» [Абрамян Э. «Кавказцы в Абвере». — М.: «Яуза», 2006, с. 44].

Как ми видим, один из лидеров армянской эмиграции, Дро Кананян был «на короткой ноге» с высокопоставленными министрами фашистской Германии, а другие, как например лидеры азербайджанской эмиграции Расул-заде и Магомет Наби-оглы были просто обычным приложением к ним. Это также подтверждается нижеприведённым фрагментом из книги: «В сентябре 1941 г. состоялись переговоры между главами армянской эмиграции и министром совета безопасности Р. Гейдрихом, в ходе которого была достигнута договорённость о сотрудничестве. Через неделю лидеры армянской и грузинской диаспор встретились с рейхсминистром А. Розенбергом, который впоследствии, с согласия министра пропаганды Й. Геббельса, пригласил их на обсуждение плана «Свободный Кавказ» [с. 44]. То есть «Свободный Кавказ» строился без азербайджанцев — коренного и самого многочисленного из народов Кавказа. Далее автор пишет о том, что же обещало германское руководство армянам: «Армении обещали возвращение Карабаха, куда было предложено отправить диверсионные группы и специальные команды для формирования антисоветского народно-освободительного движения, для развёртывания национально-освободительной войны. При этом представителей азербайджанской стороны предупредили о проекте и предложили косвенным образом содействовать предстоящему бунту. Кроме Карабаха, Армении были обещаны Нахичевань, Шамщадин и небольшая часть Ахалкалакского района. Потерю этих территорий Азербайджану предполагалось компенсировать основной частью Дагестана (теми районами, где в то время языком межнационального общения в этой части Северного Кавказа был азербайджанский) и Иранским Азербайджаном» [с. 48].

Лидеры Азербайджанского национального комитета и в первую очередь М.Э. Расул-заде никогда не пошли бы на эти условия, потому что после установления Азербайджанской Демократической Республики, они воевали с армянами за Карабах. И по этой причине эти лидеры отказались от поддержки гитлеровской Германии, они больше доверяли туркам и обосновались в Стамбуле. Автор, также не упускает возможности при помощи выдуманных претензий, ценой кровавой экспансии расчленить Турцию, соблюдавшую нейтралитет во Второй Мировой войне: «Согласно архивным исследованиям и докладам комиссий по расследованию, представителям Армении и Грузии заявили, что после провозглашений республик армяне и грузины должны «приготовиться к победоносной и священной войне против давнего угнетателя – Турции. Из Европы их войска будут поддерживать греческие формирования, Вермахт и СС, а также войска Болгарии и Италии. Армения и Грузия в соответствующий момент должны будут представить по 100 000 (!) солдат для вторжения в Турцию, в случае, если она не предоставит «полной свободы для передвижения по своей территории немецко-армянской или немецко-грузинской армии», а также, если турецкое руководство продолжит принимать помощь от Великобритании или США. Специально для этого был рассмотрен план по захвату Турции, где это государство предполагалось расчленить на Армянскую (вся территория Восточной Армении и основная часть исторической Киликии), Грузинскую (небольшая часть исторического Королевства Трапезунд), Болгарскую, Итальянскую и особенно греческую (Измир и его окрестности) области. План по вторжению начал разрабатываться с началом лета 1942 г. под кодовым названием «Гертруда»; впоследствии этот план несколько раз переименовывался» [с. 49-50].

Как мы видим в деле расчленения Турции планы немецких и армянских фашистов полностью совпадали, а грузины здесь были просто прикрытием. Известно, что Грузия и Турция в годы первой мировой войны были союзниками и между ними был заключён договор о военном сотрудничестве. Но самым сильным козырем германского руководства в деле воздействия на армян, явилось причисление их к «арийцам», т.е. сработал идефикс: «Ещё в 1920-х г. армянская диаспора в Германии была одной из известных и уважаемых. В 1928 г. одну из улиц Берлина, где находились школы, типографии, центр эмигрантского совета и центр культуры, даже назвали «Армянской»… В период роста антиармянских настроений в Германии, А. Абегян и десятки других учёных по поручению Альфреда Розенберга сформировали специальный комитет по изучению антропологии армянского народа и его истории. В начале 1934 г. во влиятельных газетах часто появлялись статьи, в которых говорилось о «еврейском происхождении армян». Некоторые члены нацистской партии, настроенные против армян, несколько раз заявляли об опасности этого народа, а с началом войны с СССР утверждали, что армянам доверять нельзя, поскольку они «больны» Россией и настроить этот народ против русских – невозможно… Однако через пять месяцев после создания группы по изучению вопроса, на стол самому Гитлеру (?) легла докладная Розенберга, в котором признавалось арийское происхождение армян. В нём говорилось, что их язык принадлежит к индоевропейским, а сам народ – это прямой потомок «ариев».

В течение двенадцати лет были изданы десятки книг об армянах, об их древней истории, о принадлежности к арийцам и о событиях 1915 года в Османской Турции. «Среди них можно отметить «Армянство-Арийство», «Армяне и Армения», «Нарекаци», «Армяне в общей борьбе», «Зейтун», «Историческая дружба армян и немцев», «На тебя смотрят арийцы», «Историческая роль наших добровольцев» и пр. Впоследствии были созданы молодёжные националистические сообщества, или нацистские и фашистские организации армян, действующие в Берлине, Мюнхене, Бухаресте, Софии и других европейских городах. В Болгарии и Румынии были сформированы группы из армянских националистов, так называемых членов «Цегакрон» – организации, созданной Гарегином Нжде в 1934 г. вначале в США, а потом и в странах Европы. Некоторые группы этой организации впоследствии вошли в состав специальных частей «Абвера» или особого соединения той же структуры – «Бранденбург». В спецподразделение были включены «особые группы», которые, конечно же, состояли не из юношей, а из старых соратников и бывших бойцов Нжде. До конца 1944 г. ведомство Геббельса публиковало еженедельник «Hajastan» («Armenien») – для армянских легионеров (издавался на армянском и немецком языках).

В том же ведомстве, в качестве дикторов радиопередач на немецком, французском и армянском языках, работало немало армян. Создавалось множество групп и организаций для армяно-германского сотрудничества в различных сферах. Похожая организация была создана в Париже во главе с В. Шантом, который до оккупации сотрудничал с германской разведкой. 15 декабря 1942 г., при содействии Драстамата Кананяна (Дро) был создан Армянский национальный совет, который вскоре был переименован в Армянский национальный комитет. В феврале 1944 г. по приказу министра оккупированных восточных территорий, Альфреда Розенберга был создан Объединённый армянский штаб под руководством Вартана Саркисяна. Данная структура координировала действия всех армянских военно-разведывательных формирований Вермахта и Абвера» [с. 31-34].

Как говорится, немцы, съели армян с потрохами, подсунув им небылицу об их «арианстве». Ведь известно, что в мире нет, и никогда не было никаких «ариев», а доклад немцев об арианстве досужий вымысел. Но ведь армяне, всегда ждущие бесплатной порции «манны небесной» поверили этой лжи. В книге также имеется упоминание об использовании «армянского вопроса» германским руководством: «Армянский вопрос, как и всегда, стал инструментом осуществления собственной внешней политики Германии, и особая политика руководства Третьего рейха по отношению к армянской эмиграции отнюдь не является случайностью. Этим можно было убить двух зайцев, направив «острие меча» и на СССР, и на Турцию. По отношению к СССР план в некотором роде удался, а вот с Турцией возникли проблемы – «решившая» армянский вопрос «геноцидом», Турция отрицала и даже советовала немцам довершить начатое им дело, не осознавая, что Германия для давления на Анкару неоднократно будет использовать этот вопрос и попробует решить его не в пользу Турции. Зная ненависть армян к туркам, немцы часто говорили армянским легионерам: «Ваша основная задача – освобождение своей страны от большевиков и от турков, это великая честь для всех вас». Многие этому поверили, и уже к концу войны армянский легионер, боровшийся против албанского, или другого мусульманского партизана на Балканах, начал воспринимать его как турка – виновника всех бед своего народа» [с. 41].

Автор, здесь явно лукавит, заявляя об известности «геноцида» армян в 1920-30 годы, потому что сами армяне в лице многих историков, в том числе исследователя Филиппа Экозьянца утверждают, что само слово «геноцид» придумано не армянами-хаями, В 1944 году польский юрист еврейского происхождения Рафаэль Лемкин придумал этот термин, как определение нацистской политики систематического уничтожения европейских евреев.

А теперь приведём интересные факты о «деятельности» армян: «После Сталинградской битвы руководство Абвер начало работу по созданию особой армянской группы, основу которой составили некоторые агенты АГ-101 (была создана в мае 1941 г.). Её дополнила разведгруппа генерала Дро Кананяна, общей численностью до 70 человек: абвергруппа была создана в начале апреля 1943 г., а до этого находилась в подчинении АГ-101. Группа при создании получила номер 114 и начала именоваться «Зондеркоманда Дромедар» или группа специального назначения «Дромедар». Руководителем АГ-114 назначили Дро Кананяна. Личный состав этой группы уже в июле 1943 г. насчитывал 100-120 человек, весь его состав на правом рукаве кителя имел шеврон армянского триколора (1918-1920 гг.) – щита «ARMENIEN», который был обязателен для всех армян-легионеров, состоящих на службе в германской армии. АГ-114 полностью продемонстрировала свои возможности при взятии и удержании города Керчи, куда на парашютах были десантирована группа разведчиков «Дромедар-I». У них были документы отступающих советских солдат, а в замаскированных сумках радиоаппаратура, фотоаппараты, карты позиций и рельефа тыловых районов советского фронта. Группа неоднократно выходила на связь и контактировала с разведгруппами и агентами особого соединения «Бергманн». Эта группа также вела контрразведывательную деятельность на оккупированных территориях Северного Кавказа, внедряя своих агентов в среду армянского населения, а также ведя непрерывную антисоветскую пропаганду среди армян.

Кроме антисоветской деятельности пункт создавал также местные центры Армянского Национального Комитета (АНК) и национальные формирования, которые впоследствии отправлялись на охрану армянского населения в Крым и другие регионы. По рассказам и письмам местных армян, АНК практически во всех больших населённых пунктах имел свои центры и штабы, которые всячески пытались помочь армянам, раздавая особые документы для данной категории населения. Кроме материальной помощи комитет использовал любую возможность, чтобы агитировать за Германский рейх и показать народу, что только Гитлер может, так заботится об армянах. Началось их переселение в «национальные» городки и кварталы, где должны были жить только армяне. Создавались отдельные школы только для армян. Велась активная работа среди детей за создание Великой Армении под протекторатом третьего Рейха. Что же касается абвергруппы «Дромедар», то она наиболее активно стала действовать на территории Крым с наступлением лета 1943 г. Члены контрразведывательного пункта «Тигрис» М.Торлакян, А. Тер-Аветисян и др. начали организовывать армянские формирования самообороны и одновременно преследовать советских агентов и партизан, ликвидируя их при обнаружении. В пропаганде АНК Советский Союз сравнивался с Османской империей, и поступление на службу в германскую армию являлось для них патриотическим и правильным поступком…» [с. 67, 69, 71-72, 74].

Вот откуда растут ноги у современного армянского фашизма! Настоящий нацизм к ним пришёл от гитлеровского Третьего рейха. Приведём ещё один факт, свидетельствующий о «деяниях» псевдосоветских армянских солдат: «Удачно для армян из батальона «Бергманн» завершилась пропагандистская операция, проведённая против личного состава 89-й армянской стрелковой дивизии Красной армии. 22 сентября на позиции дивизии были сброшены листовки на русском и армянском языках с призывом переходить к немцам. А 25 сентября на позиции дивизии были сброшены листовки уже лишь на армянском языке, где советских солдат призывали не бояться и с оружием в руках переходить на сторону немецкой армии, которая освободит Армению от большевистских захватчиков. В листовках также писалось, что против них стоит армянское подразделение… и, чтобы удостовериться в этом, надо прислушиваться вечерами к этой стороне, где после захода солнца звучат музыка и песни на армянском языке. В ту же ночь, после очередной пропагандистской акции бергманнцев на сторону германской армии перешло около 50 военнослужащих из 3-го батальона 526-го стрелкового полка, а через день – 250 человек из 1-го батальона 390 стрелкового полка, 89-й армянской стрелковой дивизии» [с. 109-110].

То есть, когда были сброшены листовки на русском языке, перебежчиков не было, но как только, были сброшены листовки на армянском языке, за два дня на сторону немцев перешло 300 армян. И это те армяне, которые 9 мая на каждом шагу вспоминают о своих «великих» подвигах в годы Великой Отечественной войны. При изучении материалов о проведённой подрывной работы в тылу советской армии в Закавказье обнаруживается следующее: «Бергманнцы вместе с соотечественниками из Кавказской роты отдельного учебного батальона соединения «Бранденбург-800» были задействованы в парашютном и морском и десантировании на территориях Грузии, Армении и Азербайджана… По данным архива службы национальной безопасности республики Армения, группа лейтенанта Шийхлера в районе городка Местия при помощи антисоветски настроенных местных граждан сумела взорвать два склада с боеприпасами Красной армии, а также вместе с повстанческими группами осуществляла внезапные нападения на колонны солдат и автомашин, с целью дезорганизации и создания паники среди личного состава РККА. Во время одной из таких вылазок на колонну группа вместе с повстанцами понесла большие потери и отступила в лес, оставив мёртвых, среди которых – некие Лаша Сашелашвили и Мурад Закарян, обладатели железных крестов II степени… Похожие высадки на территорию Грузии продолжались вплоть до окончания войны.

Так, к примеру, на территории Абхазии, в районах, где проживало преимущественно армянское население, в основном перебрасывались агенты абвергруппы «Дромедар». Одной из первых на территорию Абхазии была сброшена разведывательно-диверсионная команда из четырёх человек во главе с Пиливосяном и Даракчяном. Все являлись агентами одной из крымских разведывательно-диверсионных школ «Дромедара». Вскоре после приземления были пойманы два разведчика – К.К. Андрикян и С.О. Кочконян. При них были обнаружены радиостанция, взрывчатые вещества, оружие и немецкая карта Кавказа. Пойманные дромедарцы показали, что они были переброшены из города Симферополя, где генерал Дро Кананян организовал школу разведчиков и диверсантов. Согласно архивным материалам Грузии, 25 августа на территорию Гальского района Абхазии был сброшен новый десант. По показаниям одного из схваченных агентов этой группы, 35 летнего Нерсеса Сарьяна генерал Дро Кананян лично руководил подготовкой к высадке десанта на черноморское побережье Грузии. Известна также операция по высадке на территорию Лорийского района Армянской ССР в августе-сентябре 1942 г. Диверсантами руководили офицеры «Бергманна» лейтенант Альберт Андреасян и его помощник унтер-офицер Шахвердян. Оружие по некоторым данным, переправлялось из Грузии, кроме того были вскрыты тайники с оружием, оставленные дашнакскими или другими антибольшевистскими организациями в период советизации республики. Андреасян и его единомышленники организовали три крупных повстанческих формирования численностью около 500 человек в горно-лесных районах Лори и Зангезура. Подпольная разведывательно-диверсионная повстанческая группа действовала и на территории Нагорно-Карабахской АО и также готовилась поднять восстание» [с. 131-133, 135-136].

Также выясняется, что борьба с советскими партизанами была одной из главных задач армянских легионеров: «Известно, что взвод, которым командовал унтер-офицер Мигран Авоян, в одном из лесов в районе Моздока наткнулся на партизан. После двадцатиминутного боя его взвод взял в плен около 50 советских партизан. За эту операцию Мигран Авоян был награждён восточной медалью «За храбрость» II степени в бронзе… Несмотря на отдельные случаи дезертирства, основная часть кавказских формирований в составе немецких войск, встречала партизан плотным огнём и в некоторых случаях полностью выполняла поставленные задачи. Такой частью являлся полк «Бергманн», солдаты которого хорошо проявили себя в глазах немецкого командования в боях на территории Крыма. Одним их таких подразделений в составе указанного полка являлась 11-я армянская рота, которая помимо винтовок, пулемётов и автоматов, летом получила и несколько ротных миномётов образца 1936 года. Командиром роты с мая 1943-г. был лейтенант А. Саркисян, который ещё в 1938-м году вступил в ряды «Цегакрон», а с 1942 года стал членом партии «Дашнацутюн», за проявленный героизм он был награждён Железным крестом II степени. Получив указание от командира, рота А. Саркисяна выдвинулась в район, где шли бои, и заметила большое скопление партизан. Легионеры с криками «ура» и под мелодию зурны, врезались в строй партизан. Было взято в плен от 10 до 15 партизан, убито в десять раз больше. Как только после боя рота построилась, к ней подошёл командир батальона Хорстманн, который поблагодарил их за отличную службу. «Да здравствует Армения» ответила армянская рота, после чего с песней «Наша Родина» выдвинулась в сторону деревни Кокоззы. Генерал Дро, находясь в Крыму, 18-20 сентября, посетил армянских солдат «Бергманна» и выступил перед ними с благодарственной речью» [с. 145, 178, 182]. А теперь приведём упоминания об активной деятельности Армянского национального комитета (АНК) в Крыму: «Армянский национальный комитет имел свои представительства в Симферополе, Евпатории, Севастополе, Керчи и других населённых пунктах полуострова.

Действия комитета всячески поддерживались германским руководством Крыма – на немецкие деньги восстанавливались церкви, культурные памятники, отмечались армянские праздники, организовывались концерты, шествия и другие мероприятия, где также присутствовали и военнослужащие – армяне из различных частей, расквартированных на территории полуострова. Кроме того, такая же политика проводилась в оккупированных районах, населённых армянами: там открывались кафе и рестораны только для армян, немцев и семей добровольцев, медицинские учреждения только для армянского населения Крыма, школы, театры и другие аналогичные учреждения. Численность армянского населения полуострова в период оккупации составляла более 12500 человек. На территории полуострова в период оккупации существовали также «армянские религиозные общины», которые помимо религиозных и политических вопросов занимались организацией среди армян торговли и ремёсел. Эти организации оказывали немцам помощь, в том числе путём «сбора средств» на военные нужды Германии… 11 февраля 1943 г. немецкое оккупационное командование в Крыму обнародовало воззвание к мужскому населению полуострова о начале записи добровольцев в возрасте от 17 до 45 лет в немецкую армию. Это воззвание широко поддержали профашистские национальные комитеты, партии и организации полуострова, в частности Комитет крымских татар и представительство РОА, которые начали записывать добровольцев в ряды национальных частей. Активно действовали греческая община и Армянский национальный комитет Крыма, который с января 1943 г. в Евпатории публиковал еженедельник «Asat Hajastan» («Свободная Армения»), журнал «Haj Azk» («Армянская нация»), со страниц которого призывали мужское население полуострова поддержать немецкую армию и вступить в её ряды для освобождения родной Армении. Из армян Крыма и из добровольцев-военнопленных были сформированы горно-стрелковая и 388-я армянская разведывательная роты. Эти подразделения охраняли дороги, и участвовали в операциях, против партизан…» [с. 172-174].

Но не все легионеры с Кавказа были такими кровожадными в борьбе с партизанами, как армяне. Вот фрагмент об азербайджанских батальонах, которые, в отличие от армян, истребляющих партизан, почти в полном составе перешли на их сторону: «Сохранились рукописные воспоминания разведчика одного из партизанских отрядов Крыма П.М. Заболотного, согласно которому в августе 1943 г. партизанским командованием был дан приказ добыть разведывательные сведения о I./73-м азербайджанском батальоне, занимавшем прибрежные оборонительные линии в районе Коктебеля. Численность батальона составляла около 800 человек. По воспоминаниям Заболотного, их группа сразу же установила связь с командным составом батальона и назначила их тайную встречу. В сентябре 1943 г. на опушке леса состоялась встреча командиров азербайджанского батальона и партизан. На встрече с азербайджанской стороны присутствовали командир батальона, начальник штаба и охрана из 5-6 человек. По словам командира, некоторая часть личного состава не симпатизирует немцам и готова в любой момент уйти в леса к партизанам. Также, по словам командира в батальоне работает подпольный штаб, который готовит массовый и организованный переход практически всего личного состава батальона и ожидает подходящего для этого времени. Партизанами Крыма также был установлен контакт и с другими национальными частями, расположенными на территории полуострова. От Феодосии до Коктебеля располагался другой азербайджанский 804-й пехотный батальон, который был усилен дополнительными ротами и вооружением. Согласно военным документам Российского государственного архива социально-политической истории, батальон состоял из 1150 человек и имел на вооружении 80 станковых пулемётов, до 10 батальонных, 10 полковых и 16 противотанковых орудий. Партизаны установили контакт со вторым «национальным» командиром азербайджанского батальона Абдулаимовым Гессеном (бывший старший политрук, член ВКП (б)), который после кратковременных переговоров заявил представителю партизан Кузнецову, что весь батальон готов выполнять приказы командования Красной армии» [с. 179-184].

Подходя к концу своего обзора, хочу коснуться ещё одной бездоказательной фальсификации Э. Абрамяна в отношении азербайджанских легионеров, которые якобы во время участия в подавлении восстания в Варшаве показали себя такими же «преступниками и убийцами», как и солдаты полка «Дирлевангер» и «Бригады Каминского». Приводим фрагмент этого упоминания: «Согласно показаниям некоторых высокопоставленных немецких военных на Нюрнбергском процессе 26 января 1946 г., новость о восстании в Варшаве стала для Гитлера сильным потрясением, чем и объясняется его жёсткие распоряжения по кровавому подавлению этого бунта: уничтожить всех пленных повстанцев, а также представителей мирного населения. По словам генерал-майора СС Эрнста Роде, полк «Дирлевангер», «Бригада Каминского» и азербайджанские части имели полную свободу убивать кого хотят. 5 августа 1944 г. немецкая армия, войдя в Варшаву выполняла приказ «сровнять Варшаву с землёй, а всех поляков уничтожить, независимо от пола и возраста». Здесь военнослужащие азербайджанского батальона показали себя такими же преступниками и убийцами, как и солдаты полка «Дирлевангер» и «Бригады Каминского». Национальные формирования, такие, как «Бергманн-II» не были включены в вышеуказанные боевые группы в полном составе, а были разделены на роты и взводы, и действовали отдельно друг от друга…

Согласно воспоминаниям немногих оставшихся в живых польских жителей, солдаты «Дирлевангер», в том и азербайджанцы хладнокровно расстреливали женщин и детей, выполняя приказы своих командиров на русском или тюркском языках. Согласно материалам органа азербайджанского меджлиса (парламента) «Азербайджан», политические силы об участии в боях азербайджанских легионеров в Варшаве узнали лишь 22 августа 1944 г. Немедленно был заявлен резкий протест германскому командованию с требованием, сразу же вывести части азербайджанских легионеров из Варшавы. В результате этого протеста командованием было послано к азербайджанским солдатам обращение, в котором говорилось, что азербайджанские солдаты не понимают, зачем им воевать с поляками, народом, который так хорошо обращался с азербайджанскими эмигрантами после революции 1917 года. Далее в обращении говорилось, что это восстание организовано советскими элементами польского народа, что это коммунистический бунт, который лишь носит польское имя. Там же сообщалось о том, что Вермахт позволил выйти из города всем старикам, женщинам и детям, тем самым показав, что они не воюют против безоружных. Азербайджанские легионеры в Варшаве воюют не против польского народа, а против коммунистов, которыми руководит Советский Союз. После подавления восстания, остатки азербайджанских батальонов «Бергманн-II» и I./111 снова были объединены в 111-й азербайджанский полк и выведены в Нойхаммер, откуда этот полк, после небольшого пополнения был отправлен в Данию, в район города Хусум, где и окончил свой боевой путь азербайджанский батальон «Бергманн-II». После капитуляции Германии личный состав батальона, так же, как и соотечественники из других формирований, был передан Смершу. Основная часть бергманнцев была выслана с семьями, многие из которых умерли в ссылке и в тюрьмах. Лишь единицам удалось найти убежище в США, Канаде или Аргентине» [с. 204-206].

Подведя итоги отметим, что книга Э.Абрамяна «Кавказцы в Абвере» частично изобличает нацистскую направленность преступлений армянских легионеров в рядах Абвера. Однако автор стремится скрыть или смешать эти преступления прикрываясь тем, что это были легионы с Кавказа, тем самым стараясь не афишировать армянскую составляющую основных преступлений того периода.