Эльшад АЛИЛИ Историк, сотрудник Центра истории Кавказа, научный работник Института по правам человека Национальной Академии Наук Азербайджана (НАНА)


Известно, что тексты армянских летописных источников за все время своего существования в средневековье подвергались изменениям, где в зависимости от эпохи и конъюнктуры что-то добавлялось и, что-то изымалось. Порой, даже точно не известен оригинальный язык самих произведений. Ныне на руках имеются только армянские переводы этих работ. Таковыми, например, являются «Повествование» Фауста Византийца, или, например, «История Тарона» сирийского автора Зеноба Глака. Нередко возникают вообще курьезные ситуации. Так, например, у средневекового автора Вардана Арвелеци название города Двина проходит как Дуин, Девин, или Дубин. Но один и тот, же автор в своем произведении не может произносить название города по-разному. В данном случае отличающиеся правописания названия города в одном тексте книги опять же обусловлено разными вариациями транскрипций разных авторов, вставляющих в текст новые абзацы, а также переписчиков текстов, которые в разные периоды времени обрабатывали тексты по своему усмотрению.

Поэтому почти все армянские летописные произведения являются компилятивными, то есть набором записей разных авторов. Среди них есть книги и вовсе полностью поддельные. Таковыми, например, являются труды, приписываемые Агатангелу Латинянину, где приводится фальшивая история армянской церкви, анонимная книга, приписываемая Себеосу и очень популяризированная «Армянская География», которая является ничем иным как поздней подделкой. Книга Моисея Хоренского хоть и не является полностью поддельной, но в нем имеется много поздних добавлений. Например, первая книга Моисея Хоренского по стилистике изложения сильно отличается от третьей. Это даже замечается в переводе. Сразу видно, что авторами первой и третей книги являются разные люди. Но даже в самих главах первой книги бросается в глаза разный почерк и разные стилистические изложения. Также пятая и шестая книги Фауста своим почерком, стилистикой изложения резко отличается от третьей и четвертой книги данного автора. Очевидно, что пятая и шестая книги Фауста являются поздними добавлениями для дискредитации достоверности изложенного Фаустом.

Эти факты свидетельствуют о том, что у книг, приписываемых Моисею Хоренскому, Фаусту и др. имеются несколько авторов, которые жили в разные отрезки времени. Да и был ли вообще летописец по имени Моисей Хоренский пока, что однозначного ответа нет. Но прозвище Хоренский, указывает на его парфянское происхождение. И однозначно некоторые отрывки его книги в оригинале были написаны не на армянском языке. Потому, что при подстрочном чтении выплывают некоторые смыслы из другого языка.

Так, или иначе, текст книги Хоренского также, как и другие армянские летописные книги до нас не дошли в первозданном виде. И особо постарались в этом мхитаристы, которые массово обрабатывали и кодифицировали армянские летописи. Вдобавок к этому имеются также подлоги в поздних и современных переводах текстов с армянского языка. Название книги Хоренского, Фауста и других авторов в переводах фиксируются как «История Армении». Но книга Хоренского в существующих оригиналах называется, как «Патмутюн Хайоц» [1], что в переводе означает «Повествование о хаях», то есть об армян. А книга Фауста называется «Патмутюн Фавстос Бузандаци», что переводится как «повествования Фауста Византийского» [2], а не как «История Армении». Хоть и переводчик книги Фауста со старо-армянского языка М. А. Геворгян признает сей факт, но при этом в Ереванском издании 1953-го года название книги перевели как «История Армении». Также его старо-армянский текст, изданный в 1889-м году в Венеции назвали именно «Патмутюн Хайоц» [3]. Но даже при этом во всех переводах этих летописцев название «Патмутюн Хайоц» упорно проходят как «История Армении», а не как «История Армян». Данная тенденция прослеживается во всех переводах, начиная с конца XVIII века до сего дня. Вдобавок ко всему этому имеются также подлоги в переводах.

Дело дошло до того, что уже в современном переводе книги Хоренского имеются слишком откровенные подлоги. Речь идет о переводе на русский язык, сделанный Гагиком Саркисянцем и изданным в 1990-м году в Ереване. Как пример в данном случае следует привести сведения о Закавказских саках, или о Си-саковом роде которые проходят в восьмой главе второй книги Моисея Хоренского. Внизу приводится этот отрывок в переводе Гагика Саркисянца, изданный в 1990-м году в Ереване:

«Вслед за тем он (парфянин Аршак) учреждает наместничество в великом и, славном, многолюдном северо-восточном крае, вдоль большой реки по названию Кур, что прорезает обширную равнину, (назначив) Арана, мужа именитого, первого во всех делах мудрости и разума. Узнай, однако, и о людях Сисака,— ибо это великое и именитое племя мы забыли упомянуть в Первой книге,— которые унаследовали Алванскую равнину, включая ее обращенную к горам сторону, от реки Ерасх до крепости, называемой Хнаракерт страна же получила название Алвании из-за его кроткого нрава, ибо его называли «алу». И вот, один из его потомков, упомянутый именитый и доблестный Драя, и был назначен парфянином Валаршаком наместником-десятитысячником. Говорят, что племя утийцев и княжества гардманцев, цавдейцев и гаргарцев происходят от его отпрысков». [4, II-8]

Выше речь идет о разделении областей и назначении наместников со стороны парфянского царя Аршака, которого идентифицируют с Митридатом I (170—139 гг. до н. э.). Парфяне уже в середине II в. до н.э. владели огромной территорией от Индии до Месопотамии, куда входили также территории до Кавказского хребта. Эти сведения также подтверждает римский летописец Помпей Трог (I в. до н.э.), где он отмечает, что после войны парфян с мидийцами, гирканцами, элимеями Митридат «расспространил господство парфян от Кавказских гор до реки Ефрата» [5, 41/6.6-9]. Судя по всему Митридат I будучи сам сакского происхождения не стал менять областные и родовые деления южно-кавказских саков, и назначил предводителей из их же числа. И саки из рода Си Сак, то есть Трех Стрел унаследовали Албанскую равнину включая ее обращенную к горам сторону, от реки Аракс до крепости Хунан, когда-то находящейся в Газах-Акстафинском регионе Азербайджана. Эти сакские Три Стрелы являются Üç Ok, которые составлены из 12-и Огузских родовых структур. История кроме огузских Üç Ok (три стрелы) не знает ни каких Трех Стрел.

Как отмечалоось в вышеприведенном отрывке в переводе Гагика Саргисянца имеются подлоги, а более конкретно прямые вставления в перевод текста и подтасовка фактов. Во французском переводе книги Хоренаци изданном в 1841-м г. мхитаристами, в тексте ни какой Драя, отмечающийся у Саргисянца не фигурирует [6, с. 157-159]. В этой публикации параллельно приводится оригинальный текст на грабаре, естественно этого Драя и там не видно [ibid, с. 156-158]. Нет его также в изданном мхитаристами тексте Хоренаци на грабаре 1827-го года [1, с. 168]. Его нет также в русском переводе 1893-го г. издания Эмина [7, с. 58]. И конечно же его нет в соответсующем месте «Истории Албан» Каланкатукского, как в русском переводе Смбатяна [8, с. 26], также в текстах грабара данного труда — в Московском издании Эмина 1860-го г. [9, с. 7], и в Парижском издании Шахназаряна того же года [10, с. 92]. Во всех случаях проходит только имя Арана, вместо которого Саркисян в конце абзаца впихнул выдуманное армянское имя Драй. Возможно имя Драя у Саркисянца происходит от словосочетания դիր այր (dir air – мужская доблесть). Кажется, он буквально перевел значение тюркского имени Эрен (доблестный муж), который у Хоренского озвучивается как Аран. В любом случае данная ситуация входит в разряд подтасовок и фальсификаций первоисточников.

Во всех изданиях книги Хоренского отмечено, что Валаршаком именно храбрый и доблестный Аран, назначется десятитысячником а не вымышленный Саркисянцем персонаж по имени Драя. И именно от Арана происходят племена утийцев, гардманцев, цавдейцев и гаргарцев, а не от Драи. Имя Арана имеет тюркское происхождение и корреспондирует с именем гуннского царя Эран’ом, который фигурирует в «Слово о войне Армянской» Елисея (Егише), где повествуется о союзе княза Васака Сюнийского и царя Баласакана с ним (Эраном) в войне против сасанидов. В переводе Орбели это имя озвучивается как h’Eran [11, с. 282], а у Шаншиева как Eran [12, с. 223], в силу того, что они пользовались разными текстами рукописи, которые по содержанию сильно отличаются друг от друга. Однозначно, что это древнетюркское имя Erän/Ärän – благородный, доблестный муж [13, с. 176]. Данная тюркская этимология имени Аран фигурирует также в текстах Хоренаци и Каланкатукского, когда они его называют «доблестным, храбрым мужем». То есть и в книге Хоренского и в книге Каланкатукского приведены тюркская этимология имени Erän/Ärän в виде эпитетов. Иначе говоря автор, или авторы оригинала этого отрывка знали тюркское значение данного имени. Предок Арана Сисак на самом деле является персонифиницированным именем огузского рода Трех Стрел. И кстати если Хоренский род Сисака возводит к гипотетическому Хайку, не существующему ни в одной библейской таблицы народов, то у Каланкатукского он просто потомок Йафета.

Для наглядности уместно привести здесь соответсвующие части текста с грабара, французского перевода этого отрывка, перевод Эмина, а также соответствующий абзац из книги Каланкатукского, из вышеприведенных ссылок:

Текст на грабаре:

grabar_xorenski«Յետ սորա մեծ և անուանի և բազմաբեւր զարևելից Հիւսիսոյ կողմանն կարգէ կողմնակալութիւն’ զայր անուանի և յամենայն գործ մտաւորութեան և Հանճարոյ առաջին, զԱռան; առ մեծ գետոմլն, որ Հատանէ զդաշտն մեծ, որ անուանի Կուր. Բայց զայս գիտեա, զի զցեղս զայս մեծ և անուանի’ մոռացումն եղև մեղ յառաջին մատենին յիշատակել, զգունդս սիսական’ որ ժառանգեաց զդաշտն Աղուանից, և զլեռնակողմն նորին դաջտի, ’ի գետոյն Արասխայ մինչև ցամուրն որ ասի Հնարակերտ, և  աշխարՀն յանուն քաղցրութեան բարուց նորա կոչեցան Աղուանք, զի աղու ճայնէին զնա. Եւ’ի սորա ծննդոց այս Առան անուանի և քաջ վարգեցաւ ‘ի պարթևէն Վաղարշակայ կողմնակալ բիւրաւոր. ’Ի սորա զաւակէ ասեն սերեալ զազգ ուտէացւոց և գարդմանացւոց և ծովդէացւոց և գարգարացւոց իջխանութիւնն»

Французский перевод:

french_xorenski“Vagharchag donne le gouvernement de la grande, Célébre et fertile contrée du nord-est a un homme illustre et supérieur par sa sagesse et son esprit, a Aran : c ette contrée est située pées du fleuve qui traverse la grande plaine, et ce fleuve s’appelle Gour. Tu sauras que nous avons oublié de mentionner dans lepremier livre cette grande et illustre maison, cette famille de Sissag, qui possédait la plaine des Aghouank et la partie montagneuse de cette plaine, depuis l’Eraskh jusqu’a la forteresse dite Henaraguerd. Le pays, k cause de la douceur des moeurs de Sissag, fut appele Aghouank,car lui-memeetait surnomme Aghou (doux). De la race de Sissag descend l’illustre et brave Aran, fait gouverneur et chef de dix mille hommes par le parthe Vagharchag. De la race d’Aran sopt issues, dit-on, les races des Oudeatzi, des Cartmanatzi, des Dzoteatzi, et la dynastie des Carcaratzi.”

Русский текст в переводе Эмина:

emin_xorenski«За симъ царь назначает Арана, мужа именитого, первого в деле мудрости и разума, наместником страны северо-восточной, великой, славной и густонаселенной, близ большой реки, прорезывающей великую равнину и называемой Куромъ. Но знай, что я забыл в Первой Книге упомянуть об этом великом и именитом роде, т. е. о роде Сисака, которому выпала в наследство Ахванская равнина с ее горной частью, начиная от реки Ерасха до крепости, называемой Хнаракерт’ом, и что страна эта по кротости нрава Сисака названа Ахванк, такъ какъ ему самому название было Аху. Изъ рода последнего партянин Вахаршакъ назначает именитого, храброго Арана правителем страны с десятитысячной (дружиной). Говорят, от потомков Арана происходят племена – Утийцы, Гардманцы, Цодецы и княжество Гаргарское“.

И соответствующее место из книги Моисея Каланкатуйского:

«Здесь начинается [история] княжества страны Алуанк. От начала сотворения человеческого рода до царя армянского Валаршака о проживающих близ высоких гор Кавказа мы не можем ничего достоверного рассказать слушателям. При установлении порядка у жителей северных он созвал [представителей] пришлых диких племен, живущих в северной равнине и у подножия Кавказских гор, в долинах и ущельях к югу, до того места, где начинается равнина, и приказал им прекратить разбой и вероломство, платить покорно царские подати. Затем [царь] назначил им вождей и правителей, во главе которых по приказу Валаршака был поставлен некто из рода Сисака, одного из потомков Иафета, по имени Аран, который унаследовал долины и горы страны Алуанк, от реки Ерасх до крепости hЫнаракерт. Из-за его [Арана] мягкого нрава страна эта была названа Алуанк, ибо из-за мягкого нрава звали его Алу. Многие храбрые и знатные из потомков этого Арана, говорят, были назначены Валаршаком Партевом наместниками и тысячниками. От его [Арана] сына, произошли племена Утийского, Гардманского, Цавдейского, Гаргарского княжеств. До сих пор указание о родословной.“

По вышеприведенным отрывкам текстов становится ясным, что в тексте Хоренского нет никакого Драя. Однозначно Саркисян подтасовал текст, перевел тюркское значение имени Аран на армяно-хайский язык как «дир айр«, вывел из него производное, то есть выдумал хайское имя Драя. В этой же странице у него имеется и другие подлоги. Например, там же, в первом предложении, следующей после вышеприведенного абзаца, он опять же намеренно подтасовал факты, где обыкновенное прилагательное слово темный он выдал как армяно-хайский топоним Мтин:

(нажмите для увеличения изображения)

sarrkisyan_xorenski sarrkisyan_xorenski2

“Гушар же, потомок сыновей Шара, унаследовал гору Мтин, то есть Кангарк, половину Джавахка, Колб, Цоб, Дзор вплоть до крепости Хнаракерт.”

Но в тексте нет ни какой горы под названием «Мтин». Текст в переводе Эмина:

“Гушар, что от сынов Шарая, получил в наследство темную гору, т. е. Кангарк и половину (страны) Джавахов, Кохб, Тцоп, Дцор до крепости Хнаракерт’а.”

Как видно в переводе Эмина, нет никакой горы по имени Мтин. Видимо нужно привести текст с оригинала и его транскрипцию:

“Իսկ Գուշարայ, որ յորդւոցն Շարայի, ժառանգեաց զլեաոն մթին, որ է Կանգարք, և զկէս մասինն Չաւախաց, զԿոլք, զԾոբ, զԶոր մինչև ցամուրն Հնարակերտ. [6, с. 158]

транскрипция:

“İsk (а) Guşaray (Гушар), or (который) yordvoṣn (потомок) Şarayi (Щарая), dzarandéaṣ (унаследовал) zlearn (гору) mthin (темный, мрачный), or (то есть) é Kangarq, yev (и) zkes (половину) masinn (части) Çavaxaṣ, zKolq, zCob, zZor minçev (до) ṣamurn (местности) H(u)narakert.”

Как видно в оригинале текста, никакой горы под названием Мтин не существует. Слово մթին-mthin (темный), в тексте отмечается маленькой буквой. То есть mthin в оригинале проходит просто как прилагательное, тем более что на французский язык его перевели как «туманный-de brouillards» [ibid, с. 159]. Почему-то Эмин в русском переводе отмечает слово «темный» заглавной буквой. Видимо переводчики испугались тюркского слова karanquтемный, мрачный, лишенный света — которая фонетически очень созвучна с топонимом Кангарг. Хоренаци играя тюркскими (!) смыслами слов karanqu и kanqarq привел народную этимологию название горы Кангарг. Хотя Кангар-г (Կանգարք) это кангары (кенгерлинцы), которые в истории также известны как печенеги. Кангары составляли одну из трех стрел, то есть ветвей Üç Ok — Трех Стрел. В армянских текстах их имена искаженно проходят как Вогондор-блкар, Члдар-Болкар, Дучи-Булгар и Купи-Булгар [14, с. 30]. Это никто иные, как кангары родов Байандур, Чавулдур, Бечене и Чепни входящих в состав 12 огузских Трех Стрел.

Вообще-то моментов подтасовок фактов в переводах с грабара не редкость (сами несоответствия текстов рукописей друг с другом и ходу исторических событий, или поздние вставление переписчиков и т.п. не затрагиваем). На всех них останавливаться нет ни времени, ни особого желания. И в данном отступлении была необходимость, ибо, по сути, потомок царского рода саков никак не может иметь армянское имя, если оно, конечно, не имеет религиозное содержание. И все потуги таких как Гагик Саркисянц направлены на то, чтобы подтасовать исторические факты и воспроизвести сакские албанские роды к потомкам гипотетического Хайка и в итоге арменизировать сакское и албанское наследие Кура-Араксинского бассейна.

____________

Аннотации:

1. Մովսիսի Խորենացիոց: “ՊԱՏՄՈՒԹԻՒՆ ՀԱՅՈՑ” (Моисей Хоренский: «История Армян» на старо-армянском); Венеция – Сурб Лазар,1827 г.

2. Фавстос Бузандаци ИСТОРИЯ АРМЯН (ПОВЕСТИ БУЗАНДА) Академия Наук Армянской СССР Ереван, 1953. Перевод с древнеармянского М. А. Геворгяна.

3. Փաւստոսի Բուզանդացւոյ “ՊԱՏՄՈՒԹԻՒՆ ՀԱՅՈՑ” (Павстос Бузандаци «История Армян» на старо-армянском) Венеция –1889 г.

4. Моисей Хоренский «ИСТОРИЯ АРМЯН» (перевод с древнеармянского языка, Гагика Саркисяна.

Justinos: “EPITOME of POMPEIUS TROGUS”.

  1. Moise de Khorene: “HlSTOIRE D’ARMENIE” Paris 1841.
  2. ИСТОРИЯ АРМЕНИИ Моисея Хоренского (перевод Эмина), Москва 1893.
  3. Моисей Каланкатукский ИСТОРИЯ АЛБАН. Перевод с древнеармянского Ш.В.Смбатяна. Ереван 1984г.
  1. Մովսիսի Կաղանկատոիացիոց: “ՊԱՏՄՈՒԹԻՒՆ ԱՂՈՒԱՆՒՑ ԱՇԽԱՀՆ” (Моисей Каланкатукский «История Страны Албан»), Москва 1860 г.
  1. Մովսիսի Կաղանկատոիացի: “ՊԱՏՄՒՆԶ ԱՂՎԱՆՒՑ” (Моисей Каланкатукский

«История Албан») в 2-х томах. Париж (1856-60 гг) том I.

  1. Елише СЛОВО О ВОЙНЕ АРМЯНСКОЙ. Перевод с древнеармянского акад. И.А.

Орбели. Армянская эпопея V века. Москва 2001.

  1. ИСТОРИЯ ЕГИШЕ ВАРДАПЕТА. Перевод с армянского П. Шаншиева. Тифлис 1853.
  2. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука.
  3. ИЗ НОВОГО СПИСКА ГЕОГРАФИИ, ПРИПИСЫВАЕМОЙ МОИСЕЮ ХОРЕНСКОМУ», перевод К. Патканова. Журнал Министерства Народного Просвещения. Т. 226. 1883.