Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5 | Часть 6 | Часть 7 | Часть 8 | Часть 9 | Часть 10 | Часть 11 | Часть 12 | Часть 13 | Часть 14

Как существо живое делается ни к чему негодным, раз у него отнято зрение, так вся история обращается в бесполезное разглагольствование, раз она лишена истины.
Полибий «Всеобщая история», Книга I


the_scythiansТурки, в древности называвшиеся саками, отправили к Юстину посольство с мирными предложениями. Царь тоже принял намерение отправить к ним посольство. Он велел полководцу восточных городов Зимарху, киликийцу, готовиться к этому посольству. Когда все уже было готово к дальнему пути, то Зимарх отправился из Византии, сопровождаемый самим Маниахом и его товарищами, в начале месяца, называемого латинами августом, к концу четвертого года царствования Юстина и во втором году пятнадцатилетнего периода.

Византийский дипломат и историк VI века Менандр Протектор «Продолжение истории Агафиевой», отрывок 19.

Исторические сведения об албанских племенах не очень информативны, что видимо и дает повод спекулятивным выводам со стороны некоторых исследователей, которые зачастую скифские и гуннские племена Албании и Сисакана не берут в расчет и выдвигают всякие антиисторические тезисы. Мы все-таки стараемся частично освещать именно те моменты, которые упускаются из виду этими ангажированными кругами. В последующих частях проясним вопрос с упоминаемыми в пятой части племенами утийцев, гардманцев, цовдейцев и гаргаров, которые проходят у Хоренаци как потомки СиСака, то есть Уч Огуз. Не редко армянские историки пытаются представить эти племена армяно-хаями по происхождению, или как минимум родственными хаям племенами, к тому же и некоторые албанологи почему-то убеждены в их кавказоязычности. То есть предполагают, но при этом пытаются убедить других в своих предположениях. Утийцев, гаргарцев можно проследить, так как они известны по античным источникам.

Но о цовдейцах и гардманцев сведения очень скудны. Можно сказать, что цовды, с таким названием почти кроме Моисея Хоренаци ни у кого не упоминаются. Производные дериваты от корня цов-ծով(1)(море, озеро, вода) в грабаре связаны с водоемами. Так, что здесь пока приходиться гадать. Единственно отметим, что древнеармянский цов-ծով явно корреспондирует с древнетюркским suw/suv —вода, также река, океан (2).

Вполне может быть, что цовды это народное этимология названия тюрков suvar/sabir, которые у античных авторов фиксируются как скифские и гуннские племена. В скифский, гуннский и поздние периоды в летописях античных, арабских, а также тюркских авторов название субарейцев фиксируются как subar, suvar, sabar, sabartay, sabir, seber, savir, и т.п. Субары не раз упоминаются еще в ранних сумерийских и аккадских надписях. Но сегодня основная масса исследователей по поводу субарейцев, упоминаемых в клинописных текстах Месопатамии не хотят их идентифицировать с субар-сабирами скифо-гуннского периода. Более того у них даже скифы сабиры не отождествляются с гуннами сабирами, хотя эти племена идентичны не только по укладу жизни но как видно и по названию.

Некоторые тюркологи считают, что древний этноним subar связан с тюркской глоссой su/suw-вода. В частности в этом мнении сходятся проф. Фирудун Агасыоглу Джелилов и проф. Монткларского Университета (штат Ню Джерси) Марк Хюбей. При этом этноним suvar/subar этимологизируется с тюркского языка какмужья вод (морские, озерные, речные). С этим мнением можно согласиться отчасти, и при этом здесь нужно упомянуть один важный момент. Дело в том, что термин su (вода) в древнетюркском языке имел еще метафору в значениивойско. Потому, что войско образно представлялось огромным, растягивающимся потоком наводящим территорию.

Древнетюркский su/suw/sub-вода и su/suu/sü-войско семантически связаны с глаголом su — тянуть, протягивать(3). В этом аспекте тюркские su/suw-вода и su/suu/sü-войско выступают в единой семантической связке. Тем более, что в тюркском языке есть слово akın/aqin — поток, струя, волна. Этот же термин имеет такие метафорические значения как нападение, набег, налет(4), а akıncı-летучий отряд(5), то есть ударные силы нападения, или просто передавая конница армии. Как видно в таком раскладе su и akın имеют параллельные буквальные и переносные значения. Данные термины в обоих смыслах были в обиходе еще в период среднетюркского языка.

Например, в тюркском государстве Сефевидов была военная должность subaşı — что-то вроде гвардейского генерала. От этнонима suvar/subar в восточных языках отложился термин süvari — конник, кавалерист. Происхождение этого слова лингвисты без особого разбора причисляют персидскому языку. Хотя сам термин по происхождению персидскому, или даже среднеперсидскому языку не имеет отношения, потому, что в корне имеет прототюркский su/suu/sü-войско. Термин действительно имеет древнее происхождение, так как в мидийском языке (имеющий туранский характер второй язык Бехистунских надписей) зафиксированы термины sabarrak — война (а также воитель) и sabarrak immaš — битва, где корнем выступает sabar — воитель(6). Можно привести и такие параллельные примеры с аккадской лексики как šabāru/šebēru — разрушать, крушить(7), šabrû — лидер, или персона очень высокого ранга(8) и родственное šaparû — командовать, руководить(9). А также очень интересные šibirru/šebirru/šipirru/sibirru — посох, или жезл символизирующий божественную, и королевскую власть(10). Видимо субарейцы в глазах ранних жителей Месопотамии были личностями возвышенного ранга, раз в аккадском языке от их названия имеются подобные производные слова. Здесь опять же просматривается связь с древнетюркскими savur — веять, рассеивать(11)(в том числе врага) и sabra — титул обозначающий высокого сановника(12). В этом аспекте явно прослеживаются параллели с терминами sak и gimir (воитель, командир, лидер) которые проходят в сумеро-аккадской лексике.

В предыдущей части мы некоторые эти моменты затронули. Такие же параллели в клинописных текстах можно найти в связи с терминами kassu, turuki, quti, lullumi. Данные факты еще раз свидетельствуют о том, что термины sak и gimir применялись к племенам kassu, quti, lullumi, subar, turuki, khati, kumux, kumanu и т.д., которые ранее группировались под названием Umman Manda, что в переводе означает народ войско или кочевая орда. Слово umman в аккадском языке имел широкий спектр применения для обозначения, как войска, так и народа, или даже популяции(13).

Любопытно, что в арабском языке, которого можно считать боковым диалектом аккадского языка слово umman имеет еще такой перевод как море, океан, то есть опять же вода. В тюркском языке термин кочевого народа-войска не редко обозначался словом elat/ilat (букв. народ на коне). Важно отметить, что это тюркское слово в фонетической адаптации как ellatu, illatu, elletu, illitu, allatu в Междуречье отмечается еще в период древнеаккадского языка (XXVI-XXII вв. до н.э.) в таких значениях как массовый караван(14)(кочевье), или войско, армия (в основном неприятельская); клан с родственными узами; конфедерация(15)и т.п. Обозначение в раннеаккадской лексике термина ellatu/illatu как вражеской армии свидетельствует о заимствовании этого слова от языка именно тех неприятелей, которые себя именовали подобным образом. Данное тюркское слово в аккадский язык мог перейти только через лексику кочевых кутиев, субарейцев и туруки.

Стоит также отметить, что в аккадской лексике имеются немало слов производных от этнонима subar. Например такой интересный термин sapar(ru)/šapar(ru) — колесница(16), которое по всей вероятности возникла в аккадской лексике по схожей схеме как прилагательные suburû/suburītu(17)и šubarû/šubarīû/šubarītû/šubrītû/šuburarītû(18) — в стиле Субарту, или просто Субарский. Есть также šaburû/šuburû — ирригационная канава(19), которое явно связано тюркским sub/suw/suv — вода. Опять же примеров очень много и на всех останавливаться, особого смысла нет.

Выше отмечалось, что субарейцы в клинописных текстах известны еще с сумерийского периода и многие вышеприведенные производные термины в аккадской лексике фиксируются в древневавилонском и древнеассирийском языках. Племенная конфедерация Subar(tu) в истории Месопотамии оставила значительный след. Вышеприведенные лингвистические примеры уже свидетельствуют о многом. Земля субарейцев в сумерийских текстах отмечаются как Subir/Subar/Šubur а в аккадских Šubartum/Subartum/Šúbari/Šubarri и т.п.

Субар(ту) и Турук(ки) проходят в ранних сумерийских и аккадоязычных хрониках II- III тысячелетия до н.э. как обитатели верховьев Евфрата, Тигра и Большого Заба. Они как терзающие Ассирию упоминаются в текстах Саргона I (XXIII-XXII вв. до н.э.) и его внука Нарамсина. С какого-то периода территория их входила в конфедерацию Хатти, а позже под натиском ассирийцев они вынуждены были переселяться на север, запад и восток, о чем отмечалось в седьмой части этой работы. При этом за страну субарейцев с ассирийцами очень часто воевали хетты (khata) и в особенности каски и урумейцы.

В принципе термины urumi и shubaru, а также armanu, muški/mešexu в аккадской лексике выступают также как слова синонимы (дерево, лес). Например, слово armannu а также его модификации armanû, armānu, arwānu, ramannû которые переводятся как дерево (20) и указывается в глоссарии как инородное слово четко корреспондирует с тюркским orman (чувашский warman) — лес. А слово urūmu (имеющая связь с названием хетто-субарейского племени урумейцев) в аккадской лексике фиксируется как горные деревья(21).

Урумейцы действительно были горные племена всадников. Любопытно, что в слове urūmu в корне сидит urû, имеющий такие значения как конный отряд(22)  и сук, ветвь(23).

В текстах Нарамсина словом Arman обозначается область в стране субарейцев. Те, кто хочет видеть в Arman раннее упоминание армяно-хаев пусть в, начале обратят внимание на тюркское происхождение названия этой области. Такое же значение в аккадском языке имеет слово šubaru-дерево(24), что видимо, связано с некоторыми лесными племенами субарейцев. Или, например глоссы mēsu/mēšu(25), mišēna(26), mīšu(27), mušku/musku(28) которые переводятся как дерево, лес, и maššānu(29), maštaktu(30), mēšequ(31), mušānu(32) как изделия из дерева связаны с тюркскими meşe(33) и bışä(34)— лес. Автор «Этимологического Словаря Турецкого Языка» Севан Нишанян, это тюркское слово считает заимствованием от персидского bişa, и среднеперсидского wēşag — лес. Вообще-то у Нишаняна имеются очень, много подлогов. Во-первых, уже фиксация в древнеаккадском языке вышеприведенных глосс исключает персидское происхождение этого слова, так как в этот период в регионе отсутствовали иранские языки.

И Нишанян знакомый с арамейской лексикой должен был знать об этом. Кроме того точно не известно появились ли вообще иранские языки в ту эпоху в каком-то регионе Земли? Потому, что судя по надписям царя Дария тот язык, который сегодня классифицируется как древнеперсидский, был создан по его приказу, для записи свода новых законов и распространении его именно на новом, до того не существующем языке. То есть, судя по надписям Дария древнеперсидский язык (третий язык Бехистунских надписей), был создан искусственным образом. А корневые глоссы и не мало словообразующих аффиксов были заимствованы из прототюркского, протоугорского, касситского, сумерийского, аккадского языков.

Во-вторых, само слово meşe/bışä фиксируется в древнетюркском языке и тюрки, проживающие на огромных территориях лесополос естественно такие слова как лес, дерево употребляли на своем языке и в иранских заимствованиях в этом плане не нуждались. В третьих в финском языке имеется слово metsä — лес, а в удмуртском pispu — дерево, что уже свидетельствует как минимум об Урало-Алтайском происхождении тюркского слова meşe.

И названия племенных групп mušku (библейские мешехи, древнегреческие мосхи), проходящих в аккадских анналах связано с meşe — лес. Об этом имеются подтверждения в древнегреческих текстах. Кто-то поторопился с предположениями об их протоармянском происхождении. А кто-то взял в вооружение это предположение как историческую правду. Эти родственные субарейцам племена с индо-европейцами ни как не связаны и имели как минимум Урало-Алтайское происхождение. Часть их смешались с колхами, что дало повод некоторым античным авторам назвать колхов скифскими племенами. Вероятно, что тюркский этноним мишар, и финно-угорский мокша имеют непосредственную связь с этнонимом mušku/mēšeḫu. Напомню, что среди тюрков были племена с названием ağaçeri (лесные люди), в названии которых тюркологи видят связь с скифо-гуннскими племенами акацир-агатирсами. Их упоминает Геродот, а Иордан, перечисляя народы европейской Скифии фиксирует их по соседству с эстами:

«На побережье океана, там, где через три гирла поглощаются воды реки Вистулы, живут видиварии , собравшиеся из различных племен; за ними берег океана держат эсты , вполне мирный народ. К югу соседит с ними сильнейшее племя акациров, не ведающее злаков, но питающееся от скота и охоты»(35).

Вообще аккадский язык изобилует синонимами и очень часто для наименования племен и народностей в разные периоды использовались заменяющие термины-синонимы, на, что исследователи не обратили внимание. Вследствие этого на определенных землях очень часто «пропадают» одни этносы и на их месте «появляются» другие. Этнонимы sak, gimirrai и subar входят в этот разряд синонимов, чему выше были приведены лингвистические примеры. Любопытно, что в аккадских текстах проходят также термины tartaxanu и tartanu (36) — семантически близкие с терминами sak, gimirrai и subar и корреспондирующие как фонетически, так и по смыслу с тюркским термином tarxan (полководец, генерал). Во всяком случае, урумейцы и мосхи-мешехи (мушки) являлись как минимум ветвями племенной группы Субарту/Шубурра, где в сплаве сосуществовали прототюрки и протоуральцы. В землях Субарту и вокруг названия таких поселений как Тимур, Арпад, Пенза, Кинза, Тумана, Шамуха и др., которые связаны с Урало-Алтайскими языками, не случайны.

Поздние ассирийские источники субарейцев упоминают еще в текстах VIII-VII до н.э. Они отрывочно упоминаются в текстах ахеменидов. На территории Мидии была область Сапарда и возможно это название также связано с субар-сабирами. Судья по анналам Ассирийских царей уже, начиная с позднехеттского периода, часть субарейцев перекочевала на север и восток. Отмечу также, что кочевые племена Туруки упоминаемые в ранних аккадских текстах являются частью субарейцев, или как минимум родственными им племенами. Византийский Император Константин Порфирогенет (IX в.) в своем произведении «Управление Империей» придунайских турок именует savart-asfalами:

«В те времена они не назывались турками, а именовались по неведомой причине савартами-асфалами»(37).

Данное сведение является отголоском параллельного применения этнонимов turk и subar еще с ранней древности. Слово asfal имеет тюрко-угорское происхождение и этимологизируется как «великолепный наездник» (на удмуртском val — всадник). И видимо среднеперсидское произношение aswār-кавалерист является фонетической адаптацией тюрко-угорского asfal. Как я уже отмечал в древнеперсидской лексике, имеются не, мало Урало-Алтайских слов и в особенности глоссы с уральских языков. Сей факт сегодня умышленно упускается из виду, или переиначивается в угоду вымышленной «арианской» концепции.

У Геродота сувары проходят как саспиры (Σάσπειρες) и локализуются между колхами и мидянами:

«А от Колхиды до Мидии — не дальше, только между этими странами живет одна народность — саспиры. Минуя их, можно попасть в Мидию» (38).

У греческого автора Элия Геродиана (II в. н.э.) они упоминаются как «сапиры, или саспиры»(39). В «Аргонавтике» Аполлония Родосского (III в. до н.э.) они проходят как сапиры (Σαπειρες) и автор, применяя к ним эпитет гордые помешает их между бехирами и колхами, на побережье юго-востока Черного Моря(40). Название исторической области Испир (грузинское Спери — სპერი , армянское Спер — Սպեր) в Эрзерумском вилаете Турции связано с этими сапирами.

Эти же территории в ассирийских источниках проходят как земли киммерийцев, то есть субары позже в месопотамских текстах именуются киммерийцами. Ксенофонт, (V-IV вв. до н.э.) побывавший в этих краях, в своем труде «Анабасис» название сапир не упоминает, хотя на той территории, а более конкретно в бассейне реки Арпасу (Αρπασο)/Арпачай (Ахуриан) отмечает скифинов, которые по всей вероятности и есть саспиры Геродота. Поэтому поздний античный автор Прокопий Кесарийский (VI в. н.э.) в бассейне реки Фасис (совр. Чорох) и перечисляет «гуннов, которые называются савирами»(41), которые являются саспирами Геродота и сапиры Аполлония. Геродотовская транскрипция саспир видимо является изменением формы сасапир. Есть мнение, что формант -sa в саспир является ономастическим префиксом присущим картвельским языкам имеющийся в таких географических названиях как например Сакартвело, Самцсхе или Саатабаго.

Позже сабиры-сувары отмечаются уже на севере Черного Моря. Птоломей отмечая их как савары (савры, саубры, сауры) перечисляет среди скифо-сарматских племен вместе с аварин, агатирс, аорс, алаун, хуннами, будин и др. племенами(42). У Иордана савиры, выступают как самые мощные гунны:

«А там и гунны, как плодовитейшая поросль из всех самых сильных племен, закишели надвое разветвившейся свирепостью к народам. Ибо одни из них зовутся альциагирами, другие — савирами , но места их поселений разделены…» (43)

А Стефан Византийский отмечая, что «Сапиры — народ Понтийской области, ныне называемый через β — сабирами»(44) делает важную ставку. Многие римско-византийские авторы фиксировали сабир-субарейские племена в разных частях Евразии, в том числе и в Анатолии. Очень часто византийцы и сасаниды нанимали их в своих войнах. Позже византийцы и окружающие народы часть этих субар проживающих в Придунавье именовали турками, а их страну Туркией. О них имеются некоторые важные сведения у византийского императора Константина Порфирогенета в его «Управлении Империей»(45). Из семи перечисленных Порфирогенетом турко-сабартских племен две имели финно-угорское, а пять тюркское происхождение.

Паннонийские турки-субары составили ядро ранних венгров, то есть мадьяр. И видимо турки, которые отмечаются среди скифо-сарматских племен Причерноморья в начале нашей эры у Плиния Старшего(46) (I в. н.э.) и Помпония Мелы(47) (I в. н.э.) это те же савиры-субары, или одна из их ветвей. Ибо у Плиния и Мелы сапиры ни, где не отмечаются, хотя оба этих авторов пытаются скрупулезно перечислять все названия скифо-сарматских племен Восточной Европы.
Несомненно, что саспиры Геродота, сапиры Аполлония Родосского и турки Плиния Секунда, Помпония Мелы это ветви ранних племенных групп Субар-ту и Турук-и, которые проходят в клинописных текстах Месопотамии.

Последние княжества субарейцев на Верхнем Евфрате были ликвидированы ассирийским царем Эссархаддоном (прав. 681-669 гг. до н. э.) а их территория включена в пределы Ассирийской Империи. Города и поселения субарейцев были разрушены, а часть населения было уведено в плен. Во всяком случае, так свидетельствуют обширные надписи самого Эссархаддона по этому поводу. Оставшаяся часть жителей Шубарру, видимо откочевало ближе к Понту (Черному морю — авт.), Кавказу и дальше на север. Сегодня некоторые историки их поспешили объявить хурритоязычными племенами, но веских доказательств так и не предъявили.

Более того закрыли глаза на упоминание их Геродотом и Аполонием Родосским и др. античными авторами. Хотя не исключено, что в стране субарейцев Верхнего Евфрата могли жить хурритоязычные племена, так как в ассирийских источниках указываются, что многие жители Урарту от ига ассирийцев переселялись в земли Шубару. Но также южнее озера Ван в области Хубушкия проживали саки-киммерийцы, с которыми приходилось считаться ассирийскому царю Саргону II. Данная констатация вызывает вопросы об этническом и административном составе Ванского царства (Урарату).

Однозначно, что исторический след субар-сабиров в Анатолии и на Кавказе был очень сильным. Это были действительно мощные гуннские племена, распространившиеся позже на огромные территории Евразии. И даже во времена византийцев они возвращались в Анатолию и оседали там. Связано ли наименование племени цовд у Моисея Хоренского с сабир-субарами однозначно отметить сложно. Но сами субары в истории Азербайджана и в этногенезе тюрков региона сыграли важную роль. Во всяком случае, второе название албанской области Ути, которое в текстах грабара проходит как Севордик, связано именно с племенами сувар. Армянские источники не редко их называют хонами.

У византийского автора Менандра Протектора савиры являются самыми многочисленными племенами Албании. Он отмечает, что«При кесаре Тиверии римские полководцы напали на Алванию, взяли заложников из среды савиров и других народов и возвратились в Византию» (48). На территории Албании они широко заселили Казах-Карабахский регион и территорию массагет-маскутов от Куры до Дербента. Возможно, вольные приаракские племена упоминаемые Плутархом имели субарейское происхождение. Одноименный город был также в Туркестане. Исторический город Шабран в области Маскут берет свое название от них.

Любопытно, что византиец Ссуда приводя отрывки, из летописей Теофана Византийца отмечает, «На востоке от Танаида живут турки, в древности называвшиеся массагетами. Персы на своем языке называют их кермихионами. Они отправили в то время к царю Юстину дары и посольство и просили его не принимать к себе аваров (568 г.). Юстин принял дары, отправил взаимно к туркам подарки и отпустил их посланников. Когда потом пришли авары, прося о мире и о позволении поселиться в Паннонии, то Юстин не принял их предложения по причине данного туркам обещания и заключенного с ними договора».

Турки в вышеприведенном абзаце это тюргисы-гектурки (Он Ок Будун), о посольстве которым имеются более подробные сведения у Менандра Протектора. Массагеты (большие саки) издревле жили как в Азербайджане, так и на востоке от Каспия. Кермихионы (красные гунны) фиксируются на территории Туркестана. Индийские летописи о них, в том числе о кушан, саков, массагетов говорят как о тюркских народах. То же самое подтверждают византийские летописи. Не могут же все древние авторы в этом вопросе ошибаться при, том независимо друг от друга. Тем более, что античные летописцы неплохо были знакомы с кочевниками. Например, скифские, гуннские, тюркские племена они хорошо различали от келтов, германцев, славян или от тех же иранцев. Германцы, славяне, или иранцы у античных авторов не проходят как скифы, но вот гунны и турки не раз называются скифскими народами, а язык и письмена тюрков скифским. Не смотря на обилие фактов туранского происхождения скифов, немалая часть сегодняшних академистов настаивают на ираноязычности скифов и саков и по ходу выдумывают гипотетические иранские языки, которых в природе не существовало. В античных источниках нет даже малейшего намека на ираноязычность кочевых скифских племен. Также скифы сабиры ранних античных, гунны сабиры поздних античных авторов это и есть тюркское племя субар-сабиров, о которых упоминают средневековые авторы. А язык у тюрков субар не был близким чувашскому, как представляют себе часть тюркологов. Махмуд Кашгари четко классифицирует их наречие:

«Что касается наречия Булгар, Сувар, Бажанак и далее до предместий Рума, — это тюркский, с усеченными окончаниями одного вида» (49) 

Судья по записям Махмуда Кашгари о субарах наречие их было промежуточным между огузскими и кыпчагскими диалектами. Частичными потомками субарского диалекта являются карачай-балкар, кумык и мешарские тюркче.

Самые сильные ветви средневековых субаров — это племена Карабулакцев (Черные Булгары) и Караманов. Многие топонимы Кавказа с названием Кара-Булак (в том числе и в Карабахе) связаны с именем одноименной ветви субаро-сабиров. Карабулакцы оставили значительный след также в этногенезе черкесов, кабардин и вайнахских народов. Не малая часть субар-сабиров принявших христианскую веру в позднее средневековье растворились среди румын, Балканских народов, греков, армян и т.п. То, что они составили ядро ранних мадьяр, упоминалось выше. Христиане-караманы сегодня проживающие среди греков помнят свое тюркское происхождение. Известный греческий род Караманлисов это потомки караманов, принявших греческое христианство еще во времена Византии.

Часть сегодняшних Балканских карабулахцев, которые больше известны как армыны-каравлахи (аромыны, каравлахи, куцовлахи, македонские румыны и т.п.) хотя и сменили язык, но в хозяйстве до сего дня практикуют кочевое отгонное скотоводство, чем и сохранили частично свою самобытность. Балканские армыны-каравлахи некогда многочисленный народ сегодня разбросанно проживают в Македонии, Албании, Греции, Болгарии, Сербии, Румынии. Как видно уже через сабир-субарские племена азербайджанцы имеют генетические родства с частью населения этих стран.

Также гуннские племена утиргуров и кутиргуров были ветвями субар-сабиров. Прокопий Кесарийский отмечал, что утиргуры и кутиргуры проживающие в Меотиде раньше именовались киммерийцами:

«4… За сагинами осели многие племена гуннов. Простирающаяся отсюда страна называется Эвлисия; прибрежную ее часть, как и внутреннюю, нанимают варвары вплоть до так называемого «Меотийского Болота» и до реки Танаиса (Дона), который впадает в «Болото». Само это «Болото» вливается в Эвксинский Понт. Народы, которые тут живут, в древности назывались киммерийцами, теперь же зовутся утигурами…»

«5. В древности великое множество гуннов, которых тогда называли киммерийцами, занимало те места, о которых я недавно упоминал, и один царь стоял во главе их всех. Как-то над ними властвовал царь, у которого было двое сыновей, один по имени Утигур, другому было имя Кутригур. Кода их отец окончил дни своей жизни, оба они поделили между собою власть и своих подданных каждый назвал своим именем. Так и в мое еще время они наименовались одни утигурами, другие кутригурами…» (50)

Это очень важное свидетельство, того, что субары, да и почти все гунны являются перекочевавшими с Кавказа, Передней и Малой Азии племена киммерийцев, саков и скифов. То есть основная масса Европейских гуннов не являются пришлыми с Алтая как сегодня принято считать, а проникли в Европу через Северный Кавказ, хотя, конечно же на Алтае жили их родичи хунны. Не будем забывать, что римский автор Прииск Паннийский гуннов племени Атиллы называет царскими скифами.

Эльшад Алили

____________

1. NEW DICTIONARY ARMENIAN ENGLISH by Matthias Bedrossian, Венеция, Армянская Академия Св. Лазаря — 1875-1879 гг. стр. 314.
2. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 515-516.
3. там же, стр. 512.
4. KIPÇAK TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ», TÜRK DİL KURUMU YAYINLARI, Ankara-2007, стр. 5.
5. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 48.
6. Jules Oppert: LE PEUPLE ET LA LANGUE DES MÈDES, Париж 1879, стр. 283.
7. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of Thr Chicago; в 26 томах, том XX, стр. 246.
8. там же, том XIX, стр. 11.
9. там же, том XIX, стр. 432.
10. там же, том XX, стр. 377.
11. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 479.
12. там же, стр. 492.
13. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of Thr Chicago; в 26 томах, том XXV, стр. 102.
14. там же, том V, стр. 101.
15. там же, том VIII, стр. 82.
16. там же, том XVIII, стр. 162.
17. там же, том XVIII, стр. 341.
18. там же, том XXI, стр. 170.
19. там же, том XIX, стр. 20.
20. там же, том II, стр. 29.
21. там же, том XXV, стр. 271.
22. там же, том XXV, стр. 258.
23. там же, том XXV, стр. 260.
24. там же, том XIX, стр. 20.
25. там же, том XII, стр. 33.
26. там же, том XII, стр. 129.
27. A CONCİSE DİCTİONARY OF AKKADİAN, Weisbaden 2000-й г., стр. 209.
28. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of Thr Chicago; в 26 томах, том XII, стр. 276.
29. там же, том XI, стр. 387.
30. там же, том XI, стр. 392.
31. там же, том XII, стр. 38.
32. там же, том XII, стр. 259.
33. Cem Dilçin «YENİ TARAMA SÖZLÜĞÜ», Türk Dil Kurumu Yayınları — Ankara 2009, 166.
34. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 103.
35. Иордан: О ПРОИСХОЖДЕНИИ И ДЕЯНИИ ГЕТОВ, 36-37.
36. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of Thr Chicago; в 26 томах, том XXIII, стр. 489.
37. Константин Порфирогенет: «ОБ УПРАЛЕНИИ ИМПЕРИЕЙ», гл. 38.3.
38. Геродот ИСТОРИЯ, книга I, 104.
39. А. Н. Гаркавец ВЕЛИКАЯ СТЕПЬ В АНТИЧНЫХ И ВИЗАНТИЙСКИХ ИСТОЧНИКАХ, Сборник материалов, стр. 353.
40. Аполлоний Родосский ПОХОД АРГОНАВТОВ, книга I, гл. 390-400.
41. Прокопий Кесарийский ВОЙНА С ПЕРСАМИ, книга II 19.15.
42. Птоломей ГЕОГРАФИЯ, книга III, гл 5.28.
43. Иордан: О ПРОИСХОЖДЕНИИ И ДЕЯНИИ ГЕТОВ, 37.
44. А. Н. Гаркавец ВЕЛИКАЯ СТЕПЬ В АНТИЧНЫХ И ВИЗАНТИЙСКИХ ИСТОЧНИКАХ, Сборник материалов, стр. 448.
45. Константин Порфирогенет: ОБ УПРАЛЕНИИ ИМПЕРИЕЙ, главы 3, 4, 38, 39, 40.
46. Гай Плиний Секунд ЕСТЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ, книга VI.19.
47. Помпоний Мела ГЕОГРАФИЯ книга XIX.
48. Менандр Протектор ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ АГАФИЕВОЙ, отрывок 44.
49. ахмуд ал-Кашгари «ДИВАН ЛУГАТ ат-ТУРК», КАЗАХСТАНСКИЕ ВОСТОКОВЕДНЫЕ ИСЛЕДОВАНИЯ — Алматы, 2005, стр. 70.
50. Прокопий Кесарийский ВОЙНА С ПЕРСАМИ, книга VIII, 4-5.