Продолжение

Считается, что тюркское слово düdük/tütük/tütek получило такое название из-за звукоподражания мелодии дудки. Это не совсем правильное заключение. Потому, что данное слово применялось не только к духовым дудко-подобным инструментам. Например, в словаре Махмуда Кашгари (XI в.) слово tütek относится к носу чайника, кувшина. В корне этого слова сидит глагол tüt – дымиться, куриться, испускать дым, воздух [1, с. 602]. Этот же глагол, к примеру, является корнем известного тюркского слова тютюн (табак).

И сегодня слово düdük/tütük порой используется для обозначения люльки, соски, воронки, мундштука и т.д. Например, в средневековой тюркоязычной книге «Иршадуль-Мулук ме Селатун» (1387) tütük также означает дымоходную трубу [2, с. 288]. В толковом словаре азербайджанского языка слово düdük также имеет несколько значений:

  1. самый простой духовой инструмент, сделанный из камыша;
  2. трубы фабрики заводов, а также паровоза;
  3. трубочка;
  4. трубочка в колыбели для выведения детской мочи [3, с. 714].

Трубочка в колыбели обычно бывает сделанным из камыша. Кроме этого данное слово применяется также по отношению к люльке из камыша, которая вделывается в воронку маслобойки [4. с. 157]. В народной речи Турции слова dudu, duduk и düdük порой относят к птице удод, или виду кукушки, поющей по ночам [5, с. 1595, 1617]. Эту птицу в алтайском языке именуют tüdüt [6, с. 382].

В этимологическом словаре тюркских слов турецкого языка, автором которого является проф. Тунджер Гюленсой слово düdük также имеет несколько значений – соска, мундштук (XI в.); дудка-кавал (XIV в.); свистулька, трубочка (1617-й г.)  [7, с. 309].

Известный лингвист с мировым именем Сергей Старостин в своей этимологической базе данных тюркских языков прототюркскому слову k приводит переводы трубка, флейта. Наряду с азербайджанским и турецкими транскрипциями düdük/tütük он также приводит древнетюркские tek (носик чайника) и k (свирель, флейта), а также узбекский tutak, туркменский jdük, кыргызский k, казахский tik, ногайский dik, гагаузский  и кумыкские k, каракалпакский te, саларский x [8].

Из приведенных выше фактов, очевидно, что слово düdük изначально означающий тонкую трубку, люльку позже уже применялся к духовым дудко-образным инструментам. Слово düdük как дудка, свирель из ранних тюркских словарей отмечается в «Китаби Меджмуи Терджумани Турки ве Аджеми ве Мугали» (1245-й г.) неизвестного автора, «Китабуль-Идрак ли Лисани Этрак» (1318) арабского филолога Абу Хаййана, «Китаб Фил Фикх ил Лисани Турки» (до 1421) анонимного автора и в книге «Эт-Тухфетуз-Зекиййе фил-Лугатит-Туркиййе» (до 1425) опять же неизвестного автора [2, с. 65]. А в транскрипции tüdük как к духовой дудко-образный инструмент это слово отмечается в книге «Байтаратуль-Вазих» эпохи мамлюков [ibid, с. 286].

Видно, что слово düdük/tütük применялся  ко всем видам свистулек, дудок, свирели, а в средние века в Анатолии иногда даже к духовому инструменту под названием ней [9, с. 74], которую в своих ритуалах очень часто используют крутящиеся дервиши тариката Мевлеви. То есть слово дудук является общим названием многих духовых инструментов, которые или полностью сделаны из камыша, или имеют мундштук из камыша. В Азербайджане и сегодня пастушескую свирель называют k.

 В силу того, что в армянской фонетике отсутствует мягкое гласное -ü они в слове düdük/tütük сегодня его заменяют дифтонгом -ou/ow и произносят как дудук (դուդուկ). Но более правильный выбор делает армянский филолог Грачья Ачарьян когда вместо -ü использует дифтонг -iu/iw, где у него произносится почти как тютюк (տիւտիւկ).

Тут, конечно же, может возникнуть параллельный вопрос. Насколько славянская дуда, дудка связана с тюркским дудук? Несколько известных ученых славистов по этому поводу дают положительный ответ. Франц Миклошич в своем «этимологическом словаре славянских языков», славянские duda, dude, duduk, dudy, dudarz венгерский duda, литовский duda, латышский dudut возводит тюркскому duduk [10, с. 52]. Любопытно, что там же у него птица удод отмечается как dudu, dutek, dutka. Это интересная параллель, так как в тюркских языках и диалектах, таким образом, именуют также удода, кукушку и дрофу (duda, dudak,  dovdak, dudu). В другой свое работе под названием «Тюркские элементы в языках Юго-Восточной и Восточной Европы» Миклошич опять же болгарский duduk, сербские duduk, duda, dudaljka, русское duda, венгерские duda, dudas közlem, связывает с турецким düdük – свистулька, флейта [11, с. 51].

Немецкий славист Эрик Бернекер в своем «этимологическом словаре славянских языков» славянские дуда, дудка относит к тюркскому дудук [12, с. 233]. К такому же мнению приходят немецкие лингвисты Леоольд Карл Гетц и Фридрих Клюге. Но с ними не согласен автор этимологического словаря русского языка Макс Фасмер. Он считает созвучие славянских дуда, дудка с тюркским дудук чистой случайностью [13, с. 550]. Там же он приводит славянские dudak, dudek, dudok (дрофа, удод) и сравнивает их с казахским duadak, чагатайским toğdak (азерб. dovdaq – дрофа). У Фасмера имеется еще одна интересная параллель  дудоля – «ребенек, который еще сосет грудь» и дудолить – «сосать». Выше приводились тюркские значения düdük/tütük как соска, люлька.  Столько параллелей чистой случайностью назвать невозможно. Скорее всего, нужно согласится с Миклошич, Бернекер, Гетце и Клюге о тюркском происхождении венгерского, литовского, латышского и славянских слов duda, dudarz, dude, duduk, dudy, dudut (дудка, волынка, свистулька, пищалка). Важные сведения по этому поводу приводит советский лингвист Павел Яковлевич Черных в своем историко-этимологическом словаре русского языка. В словарной статье под названием «дудка» Черных отмечает, что слова дуда, дудка и производные дериваты в текстах XI-XVI вв. не встречаются. Отмечает он также устаревшее слово дудук (дудка), которую возводит к тюркскому düdük — флейта.  Но еще интересным является приводимое им славянское duda – олух, простофиля [14, с. 273]. В азербайджанской лексике словом düdük обзывают людей с легкомысленным, ветреным, несообразительным  характером [3, с. 714].   В народной речи было образное выражение «дуть в дудук», что примерно означало «распространять сплетни, слухи» [5, с. 1617]. Видимо следствие подобных образных выражений отстоялось уже как прилагательное düdük – ветреный, простофиля, олух, легкомысленный, что также передалось в славянскую речь как duda – олух, простофиля, на, чем акцентирует внимание Черных.

Теперь подойдем к этимологии слова балабан, которое является настоящим названием того духового инструмента, который в последнее время стало известно под названием дудук.  Среди музыкальных произведений название балабана впервые отмечается в книге  «Максадуль-эль Хан»  великого азербайджанского музыковеда, композитора и теоретика музыки Абдулькадир Марагаи (1350?-1435). Эту книгу Абдулькадир в 1422-м году посвятил и представил Оттоманскому султану Мураду II, и экземпляр, написанный им собственноручно, хранится в Лейденском музее. Еще одна копия находится в Турции. В книге он дает информацию о музыкальных инструментах, некоторые из которых он сам изобрел. В этой книге впервые в истории дается определение термину «макам». Там же среди духовых инструментов проходит  название «Найчеи-Балабан», которую описывая Абдулькадир Марагаи сравнивает по размеру с зурной.

Название балабан у известного турецкого путешественника Эвлия Челеби отмечается как белбан, на котором по его словам тюрки любили исполнять музыку. Еще встречались транскрипции в форме баламан. В такой транскрипции данный инструмент больше известен в Средней Азии.

Слово балабан в тюркском языке имеет несколько значений. Но данный духовой инструмент получил такое название видимо из-за того, что там, где камышовый мундштук надевается на дудку, эта верхняя  часть является немного дутой. В этимологическом словаре тюркских языков под редакцией Эрванда Севртяна приводятся нижеследующие значения слова балабан:

balaban – с большой головой; полный, тучный, дутый – барабан;

балапан – большеголовый  [15, с. 49-50].

В этимологическом словаре тюркских слов турецкого языка проф. Тунджер Гюленсоя приводятся приблизительно такой же смыл данного термина:

balaban – дутый, полный; мей; колотушка от барабана [7, с. 107].

Становится очевидным, что слово балабан в тюркской речи применялся к предметам большой, или дутой головой, или клнцом. Как выше упоминалось, балабан имеет такую же форму, где верхняя часть является в более крупной и дутой форме по отношении к диаметру стеблю трубочки.

В заключении стоит обобщить главные посылы данного материала. Слово дудук имеет тюркское происхождение, чем согласны не только тюркологи, но и слависты, а также видный арменолог Грачья Ачарьян. Данное слово в тюркской лексике является общим названием многих духовых музыкальных инструментов, как свирели, свистульки, так же любой дудки. Применение этого слова к инструменту балабан является не совсем правильным, к чему прибегли армяне, разрекламировав данный инструмент как «армянский» дудук и возвели его в своих фантазиях до времен царя Тиграна. Хотя становится известным, что слово дудук в классических словарях армянского языка отсутствует. Также в словарях отсутствует слово циранапол, который якобы является настоящим армянским названием балабана и отмечается в книге Моисея Хоренского. Это слово является очередной выдумкой армянских деятелей. Кроме того нет ни одного исторического свидетельства того, что данный инструмент  в среде армян имеет популярность с исторических времен. По сведениям армянского этнографа Липарита Назарянца и русского композитора Арсения Корещенко армяне не имели оригинальные, аутентичные музыкальные традиции. Все их исполнение являлось копией азербайджано-османской музыки. В своих свадебных обрядах армяне Эриванской губернии использовали в основном азербайджанские песни и пляски. Все эти факты свидетельствуют о заимствовании армянами музыкальных традиций от тюрков Азербайджана, в том числе и заимствовании музыкальных инструментов. В таком раскладе о каком-то «армянском» дудуке и речи не может быть. Тем более, что Липарит Назарянц описывая свадьбу, отмечает только духовой инструмент зурну, а о каком-либо дудуке ни слова.

Данный инструмент больше известный под названием балабан распространен на огромной географии от Центральной Турции до Восточного Туркестана. Он также популярен в других странах и областях Кавказа и Ирана. То есть этот инструмент сегодня является достоянием многих народов. И все притязания армян на этот инструмент, которую они именуют тюркским термином дудук беспочвенны.

 __________

Аннотации:

  1. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР. Ленинград-1969.
  2. KIPÇAK TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ. Türk Dil Kurumu Yayınları, Ankara 2007.
  3. AZƏRBAYCAN DİLİNİN İZAHL LÜĞƏTİ. I cild. Bakı 2006.
  4. AZƏRBAYCAN DİALEKTOLOJİ LÜĞƏTİ (Диалектический Словарь Азербайджанского Языка), Azərbaycan EA Nəsiimi adına DİLÇİLİK İNSTİTUTU, TÜRK DİL KURUMU yayınları 1999.
  5. DERLEME SÖZLÜĞÜ Türk Dil Kurumu Yayınları. 4-й том, 1969.
  6. Протоиерей В. Вербицский СЛОВАРЬ АЛТАЙСКОГО И АЛАДАКСКОГО НАРЕЧИЙ, ТЮРКСКОГО ЯЗЫКА. Издание Православного Миссионерского Общества — Казань 1884.
  7.  Tüncer Gülensoy TÜRKİYE TÜRKÇESİNDEKİ TÜRKÇÜ SÖZCÜKLERİN KÖKEN BİLGİSİ SÖZLÜĞÜ. Türk Dil Kurumu Yayınları. 1-й том. Ankara 2007.
  8. Сергей Старостин ПРОЕКТ ЭТИМОЛГИЧЕСКОЙ БАЗЫ ДАННЫХ ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ. http://starling.rinet.ru/cgi-bin/response.cgi?root=config&morpho=0&basename=\data\alt\turcet&first=541
  9. Cem Dilçin YENİ TARAMA SÖZLÜĞÜ. TÜRK DİL KURUMU yayınları. Ankara 1983.
  10. Franz Miklosich ETYMOLOGISCHES WÖRTERBUCH DER SLAVISCHEN SPRACHEN. Вена 1886.
  11. Franz Miklosich DIE TÜRKİSCHEN ELEMENTE İN DEN SÜDOST – UND OSTEUROPÄISCHEN SPRACHEN. Вена 1884.
  12. Erich Berneker SLAVISCHES ETYMOLOGISCHES WÖRTERBUCH. Heidelberg,  1908. том 1-й.
  13. Макс Фасмер ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РУССКОГО ЯЗЫКА, том 1-й. Москва 1986.
  14. П. Я. Черных ИСТОРИКО-ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА. Том 1-й. Москва 1999.

Э. В. Севортян ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ ТЮРКСКИХ ЯЗЫКОВ, 2-й том. Москва 1974.