ЧАСТЬ 1  |  ЧАСТЬ 2  |  ЧАСТЬ 3

продолжение

Часть II. слово лаваш имеет тюркскую этимологию.

Эльшад АЛИЛИ Историк, научный работник  Института по правам человека Национальной Академии Наук Азербайджана (НАНА). Сотрудник Центра истории Кавказа.

Лаваш, изготовленный на садже

Лаваш, изготовленный на садже

Теперь вернемся к этимологии и семантике происхождения самого слова лаваш. Турецкий лингвист армянского происхождения Севан Нишанян в отличие от своих современных сородичей из Армении не привязывает слово лаваш к армянскому языку. В своем этимологическом словаре турецкого языка Нишанян связывает его с персидским языком, а через персидский язык возносит к арамейскому корню שׁול  lawaš/layšтесто; месить тесто [1]. То есть по логике Нишаняна это слово возникло в арамейском языке, а персидский язык, позаимствовав данное слово, передала ее в другие, в том числе и тюркские языки. Кстати по словарю Севана Нишаняна слово лаваш в тюркских текстах фиксируется еще в XIII в., тогда как еще к началу XX в. данное слово отсутствует в словарях армянского языка, в том числе в толковых словарях армянского языка от 1749-го,  1836-го и 1865-го года.

В арамейском языке действительно имеется глагольный корень שׁול — lwš, и его модификация שׁיל lyš. Но переводиться это слово не как тесто, или месить тесто, а просто как месить, смешивать в общею массу [2, с. 419, 428]. Притом не только тесто, но также и глину, раствор и т.д. Но главное  в арамейском языке не имеется слово хлеб производное от корней lwš/lyš. Название хлеба в арамейском языке связано с корнем םחל-lhm, а не как с lwš/lyš [3, с. 68].

Как же в таком случае персидский язык может перенять арамейский глагол месить, смешивать и интерферировать его в тонкий хлеб? Тем более, что как отмечалось в первой части этой работы лаваш это не только название тонкого хлеба, но также тонко раскатанной еды. Здесь приходится констатировать, что версия Нишаняна сильно натянута и не имеет под собой реальной основы. Кстати тюркологи часто критикуют Нишаняна за такие вот натяжки. Очень часто многие исконно тюркские слова он записывает на счет других языков.

Казахская жупка

Казахская жупка

Самым интересным является то, что тюркологи слово лаваш отнесли к тюркскому языку. И вроде бы Севан Нишанян должен был об этом знать. Об этом также должны знать и армянские языковеды. Ведь по этому поводу имеются сведения в словаре Севортяна, вернее в многотомном этимологическом словаре тюркских языков, который составлен под редакцией советского тюрколога и языковеда армянского происхождения Эрванда Севортяна. И там же отмечается, что слово лаваш распространен в турецком, азербайджанском, кумыкском, карачай-балкарском, туркменском, узбекском, казахском, татарском и др. тюркских языках и наречиях. Для ясности стоит привести отрывки из статьи словаря Севортяна про значения и этимологию слова лаваш в тюркских языках:

  1. лаваш, хлеб из тонко раскатанного теста, вид лепешки; круглый тонкий хлеб в виде блинов, лепешка, служащая также вместо скатерти;
  2. плоские круглые пирожки с изюмом, пастилой или вареньем, испеченные в масле;
  3. слоеные булочки;
  4. тонкое пирожное с пшеницы;
  5. повидло из кислых плодов (алычи и пр.), высушенное лепешками; пастила;
  6. кислая пастила, засушенное тонкими пластами повидло из кислых фруктов – алычи, кизила и пр.;
  7. тонкий, плоский кусок серебра [4, с. 5-6].

Там же отмечается, что данное слово как заимствованное с тюркских языков вошло во многие кавказские языки. То есть в словаре Севортяна утверждается факт того, что армянский язык слово лаваш перенял с тюркского языка.

Стоит отметить, что из-за начального -l (-л) общепризнанной тюркской этимологии слова лаваш в среде тюркологов не имеется. Так как, в тюркских языках редко слова начинаются на это согласное. Начальное -l (-л) дает основание видеть заимствование первого элемента в слове lav-. Но про вторую часть сомнений не имеются. Это общетюркское слово еда, пища, угощение. Были попытки связать lav- древнеуйгурским liv жертвенная пища. Известный тюрколог Джерард Клаусон в первой части этого словосочетания просматривал китайское заимствование li – пшеница. И таким образом было допущено, что парное слово liv+, которое обозначает исходно вид пищи из злаковых зерен, стало позднее наименованием выпеченного изделия круглой формы [ibid].

Здесь нужно отметить, что слово lavв тюркских текстах нигде не зафиксирован в форме livaš. И требуется очень длительный временной отрезок, чтобы в тюркском языке livaš трансформировалось в lavaš. Имеются  такие транскрипции как татарский ləvəš  и карачаево-балкарский lauaš, но livaš ни где не зафиксированоТатарский ləvəš  в словарях отмечается как: 

1) лаваш (плоские, круглые пирожки с изюмом, пастилой или вареньем, испечённые в масле);

2) слоёные булки;

3) тонкая лепёшка из простого теста  [5, с. 582].

4) еще с диалектического словаря татарского языка как йука; слойка, слоеные лепешки [6, с. 293].

Гатлама (катлама)Карачаево-балкарский lauaš в словаре отмечается просто как лаваш, или  род лепешки [7, с. 452]. В нашем случае очень важным является карачаево-балкарская транскрипция и татарские смысловые нагрузки как слойка, или слоеные булки и лепешки. Напомним, что и в словаре Махмуда Кашгари (XI в.) йувка проходит как слоеная лепешка. А название мучного изделия каттама-гатлама, которое широко распространено в тюркском мире, можно отнести к одному из видов тонкой лепешки.  Каттама-гатлама с тюркского языка этимологически выводится как складчатый, слоеный. В карачаево-балкарском языке существует также прилагательное лапчаплоский,  которое имеет важное значения с точки зрения выявления окончательной этимологии тюркского словообразования лаваш.

Обычно тюркологи советско-российской школы корни тюркских слов с начальным согласным -l искали в китайском, иранских, или арабском языках. Хотя при углублении в данный вопрос выясняется, что многие слова, которые начинаются с согласным —l, имеют параллели в чувашском и финно-угорских языках. Подобная тенденция наблюдается больше в тюркских языках западных регионов Евразии и в том числе в азербайджанском языке, где имеется слово layслой, пласт, прослойка; складка [8, c. 244].

Это на сегодня редкое слово в тюркских языках, но оно в такой транскрипции отмечается в книге Китабуль-Идрак ли-Лисани-Этрак (Книга Познания Тюркского Языка) арабского филолога Эсируддина Абу Хаййана  [9, c. 147], которую он завершил писать в 1312-м году. Имеются и башкирские глаголы лапашыу становиться плоским и лапшайтыу растягивать [10, с. 408], и карачаево-балкарское прилагательное лапча плоский [11, с. 452], и чувашские лаптак плоский; плашмя и лапшакаплоский [12, с. 35, 38] которые образованы от корня lap, имеющего явную параллель азербайджанским lay.  Общеизвестно, что для многих языков свойственен звукоряд фонетического перехода согласных -y-u-ğ-q-g-w-v-p и в дальнейшем в -b-m.

Например, выше эту закономерность мы проследили в связи с арамейским глаголом lwš/lyš – месить. Данное грамматическое закономерность  позволяет произвести модификации lav-aš, lağ-aš, law-, lau-aš, lay-aš, lap-, слова лаваш, которое семантически с тюркского языка выводится, как слоеная пища, или слоеная, складчатая еда, или плоская прослоенная еда. Эта этимология еще подтверждается тем, что среди тюркских народов слово лаваш относился не только тонко раскатанному хлебу, но также слоенным плоским мучным изделиям и тонко раскатанным видам пиши на примере кислой пастилы, засушенном тонкими пластами повидла из фруктов алычи, сливы, кизиля. К слову из этого корня lay/lau/lağ/laq/law/lav/lap  произвелось также древнеуйгурское слово laqša лапша [13, с. 126].

Параллелями этому корню является марийский layмягкий, плавный, ровный, мерный [14, с. 291-293], венгерский lapлист; плоская поверхность [15, с. 442 ] и финский laiшельф, пласт, край, полка; тонкий [16, с. 297]. . Очень вероятно, что финское lava –  помост, платформа [ibid, с. 312] также имеет общее семантическое происхождение с венгерским lap и марийским lay.

Выше был приведен отрывок из словаря Севортяна, где слово лаваш относится также к тонкому, плоскому куску серебра. В данном аспекте слово лаваш зафиксировано только в османской литературе и, по всей видимости, связан с венгерским lagyvasмягкое железо, которое является производным от корня lagyмягкий [15, с. 440].

Становится ясным также, что лапша (лагча, лапча), которая готовится из нарезанных слоями мучных листьев, по наименованию имеет родственную семантическую связь с тюркским словообразованием лаваш. А само слово лапша (лагча, лапча), очень широко представлена также в угорских языках. Но по Фасмеру слово лапша (диалектические локша, лохша) в русском языке является заимствованием из тюркских языков [17, с. 460]. Во всяком случае второй элемент -ша, -ча точно является тюркской морфемой.

Резюме:

  1. Тонкая пресная лепешка, изготовленная из белой муки под названием лаваш, исторически распространен на Кавказе, в Турции, Иране Средней Азии, Поволжье. В некоторых других странах Востока подобный хлеб имеет свои региональные названия. Уже только по этой причине все потуги армянской стороны присваивать данное изделие исключительно к своей культуре вызывает недоумение.
  2. Слово лаваш распространенное среди многих тюркских языков является не сугубо названием хлеба, а распространяется ко многим тонким, раскатанным, слоенным, складчатым видам пищи, как мучных, так и не мучных изделий. А иногда данное слово распространялось к некоторым плоским, или складчатым предметам. Не зная эти тонкости тюркского языка, носители армянской лексики применяют слово лаваш сугубо к тонко раскатанному хлебу, что является свидетельством слепого заимствования только одного аспекта этого слова с тюркского языка.
  3. Сам хлеб-лаваш в тюркских языках имеет другое и аутентичное название в таких фонетических модификациях как йуха, йука, йуйга, йувга, йуфка, жука, жупка и т.п., что отмечается еще в текстах древнетюркского периода и свидетельствует о практике приготовления тонко раскатанного хлеба среди древних тюрков.
  4. Но даже при этом в армянской традиции хлеб-лаваш изготавливается только в тендире. В Турции иТурецкий катмер Азербайджане хлеб-лаваш кроме тендира готовится также в печи и на выпуклой стороне саджа. А в средней Азии также на выпуклой стороне котла. По этому в Азербайджане имеются больше разновидностей хлеба-лаваш чем у армян. Садж является атрибутом полевой кухни и является незаменимым практическим предметом во время кочевий. Сам хлеб-лаваш тоже является изобретением кочевников, так как тонкий хлеб, изготовленный на выпуклой стороне саджа, или котла в высушенном виде порой мог, не портится неделями, и месяцами, что было удобно во время кочевок и странствий. То есть тонко раскатанный хлеб был изобретен по необходимости, а не из-за изощренного вкусового восприятия.  Кроме хлеба-лаваш в тюркском мире на садже также готовятся такие разные лаваша-подобные  мучные изделия с начинками как кете, кутабы, гёзлеме, хачын, бёрек, каттама-гатлама, катмер и т.д., которые отсутствуют в армянской кухне.
  5. Слово лаваш фиксируется в тюркских текстах XIII века. При этом даже в армянских словарях XVIII-XIX и начала XX века данное слово отсутствует, что является свидетельством не давнего заимствования армянами не только названия лаваш, но и вообще техники приготовления пресного, раскатанного хлеба.
  6. Само слово лаваш (lavaš, lağaš, lawaš, lauaš, layaš, lapaš), который распространяется ко многим тонким, раскатанным, слоенным, складчатым видам пищи, с тюркского языка этимологически выводится, как слоеная пища, или слоеная, складчатая еда, или как плоская прослоенная еда. Первая часть этого словообразования lay/law видимо присутствует в некоторых тюркских языках, в том числе и азербайджанском еще с глубины прототюркских времен. Он также  может иметь чувашское или, скорее всего финно-угорское происхождение, так как  азербайджанскому lay сегодня имеются корреспонденции только в марийском и венгерском языках. Но даже в этом случае словообразование лаваш составлено по грамматическим законам тюркского языка.

Возможно, армяне, приписывая себе изобретение хлеба-лаваш косвенным образом пытаются миру навязать идею древности армянского этноса, история которой по их соображениям должна восходить к библейским временам. Ведь в Пятикнижии Моисея упоминаются пресная тонкая лепешка маца. Некоторые армянские авторы 19 -начала 20 вв., упорно представляли евангелическому миру армянский язык как «язык первочеловечества», на котором якобы говорили самые ранние библейские патриархи. Вот, что по этому поводу писал российский историк XIX века Виктор Афанасьевич Абаза, написавший труд по истории Армении — словами, которого мы и завершаем этот материал:

«…армяне считают себя первородным народом и ведут свое происхождение по прямой линии от Ноя. В подтверждение своего мнения, армяне ссылаются на книгу Бытия, признающую Арарат тем местом, на котором остановился ковчег, и указывающую, что Ной и его семья, единые спасенные от всемирного потопа, не удалялись от Арарата: ибо вся земля устно едино и глас единъ всем… Обретоша поле въ земле Сенаарской, и вселишася тамо.  Исходя из указаний священного бытописца Моисея, армяне признают свой язык тем наречием, которым изъяснялись первые люди. И конечно, если послепотопный родоначальник армян Ной говорил наречием своего отца Ламеха, человека до потопного, то армянский язык может быть признан самым древним из всех человеческих языков.

Некоторое сходство своего языка с еврейским армяне приписывают только тому обстоятельству, что евреи, при своем огромном размножении в Армении, позаимствовали у господствующего наречия, — самих же евреев они относят к халдейским поколениям…» [18, с. 14-15].

Семитские языки, конечно же, не произошли от армянского языка, и язык Ветхого Завета многие свои лексемы не позаимствовал у какого-либо «господствующего армянского наречия». Но дело в том, что этим антиисторическим тезисам многие армяне верили, и сегодня продолжают верить. И никакого очевидного сходства между еврейским и армянским языками нет. Но в классическом армянском языке имеются много заимствований с арамейско-сирийского языка, которые попали в грабар посредством среднеперсидской литературы, где также имелись арамейские и ассирийские заимствования. Семитские языки естественно ничего не позаимствовали с армянского языка. Но армянские авторы в тот период, Армению продолжали объявлять колыбелью всего человечества. И, конечно же, в этом свете первый хлеб должны испечь армяне, на первой дудке играл армянский пастух, и вообще все первое является сугубо армянским изобретением. И весь вот этот абсурд в массовом порядке внедряется в и так искривленное коллективное сознание этноса, который поверив в эту ложь, считает важным подобные «откровения» навязывать всему миру.

_______________

Аннотации

  1. Sevan Nişanyan ZLERİN SOYAĞACI ÇDAŞ RKÇENİN KENBİM ZLÜĞÜ. http://nisanyansozluk.com/?k=lava%C5%9F&x=10&y=13
  2. B. Davidson ANALYTICAL HEBREW AND CHALDEE LEXICON. Том 13-й. London, New York 1848.
  3. Stanley Cook A GLOSSARY OF ARAMAIC INSCRIPTIONS. Cambridge 1898.
  4. Э. В. Севортян ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ ТЮРКСКИХ ЯЗЫКОВ, 7-й том. Москва 1974.
  5. ТАТАРСКО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ. Москва 1966.
  6. ТАТАР ТЕЛЕНЕН ДИАЛЕКТОЛОГИК СYЗЛЕГЕ (ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА), АН СССР, Казан 1969.
  7. КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ. Под редакцией члена корреспондента АН ССР Э. Р. Тенишева и канд. филологических наук Х. И. Суюнчева. Москва 1989.
  8. AZƏRBAYCAN DİLİNİN İZAHL LÜĞƏTİ. III cild. Bakı 2006.
  9. KIPÇAK TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ. Türk Dil Kurumu Yayınları, Ankara 2007.
  10. Агишев И.М. БАШКИРСКО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ. Москва 1996.
  11. КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ. Под редакцией члена корреспондента АН ССР Э. Р. Тенишева и и канд. филологических наук Х. И. Суюнчева. Москва 1989.
  12. Н. И. Ашмарин СЛОВАРЬ ЧУВАШСКОГО ЯЗЫКА, 8-й том. Чебоксары 1935.
  13. Prof. Dr. Ahmet Caferoğlu ESKİ UYGUR TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ. İstanbul-1968.
  14. СЛОВАРЬ МАРИЙСКОГО ЯЗЫКА, том 3-й. Йошкар-Ола 1990—2005.
  15. Laslo Galdi MAGYAR OROSZ SZÓTÁR (ВЕНГЕРСКО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ ). Будапешт, Москва 1987.
  16. Severi Alanne FINNISH-ENGLISH DICTIONARY. Tuomi 1919.
  17. Макс Фасмер ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РУССКОГО ЯЗЫКА, том 2-й. Москва 1986.
  18. Виктор Афанасевич Абаза ИСТОРИЯ АРМЕНИИ Санкт-Петербург 1888.