04.12.2013

Где правда проступает сквозь туман,
там терпит поражение обман.
Фирдоуси.

«Армянский синдром» уходит корнями в средневековье. Опутав своей паутиной все континенты мира, армяне априори стремятся овладеть ареалом исконно азербайджанских земель, который по историко-географическим параметрам им никогда не принадлежал.

Армянские колонии, образованные в средние века, широкой сетью охватили территории не только Переднего и Среднего Востока, вплоть до Индии, но и Восточной Европы. Позже они расселились на Крымском полуострове, расширив свою географию до земель Дона. Армянство столетиями целенаправленно насаждало мифическую идею о «Великой Армении» не только в среде своей разбросанной по миру общины, но и в правящих кругах государств Западной Европы и Ватикана.

С начала царствования на Руси Петра I идеологи армянства, в частности, Исраэль Ори, разочарованный в бессмысленных переговорах с Западом, устремили свои взоры в северном направлении.

В XVIII веке из Персии в Россию начали проникать состоятельные армянские купцы, которые методично внедрялись в правящие круги империи. В этом направлении особые усилия приложили Сарафовы и Лазаревы. Они целенаправленно действовали по алгоритму И. Ори, а также представителей индийской армянской колонии Иосифа Эмина и Шамиряна, пытаясь реализовывать свою мечту под сенью Российской империи.
Иван Лазарев ставший в России крупнейшим промышленником и землевладельцем, вкладывал огромные субсидии в насаждение интеллигибельной мечты армянства и добился включения «армянского вопроса» в политику Екатерининской России. Подчеркивая главенствующую роль армяно-григорианской церкви в распространении идеи «Великой Армении», он в последней четверти XVIII века строил армянские церкви в столичных городах Российской империи.(1. с.20). Вступив в переговоры с фаворитом Екатерины II князем Г.Потемкиным, Лазарев вместе с главой армянской церкви в России архиепископом Иосифом Аргутинским пытался убедить российского вельможу о целесообразности образования армянской государственности с центром в Иреване. (1. с.22). Проект Лазарева был направлен на завоевание российскими войсками этого древнего азербайджанского города, который был представлен им как армянский.

Уже в XVIII веке многовековая бредовая мечта влекла вдохновителей армянства к фальсификации истории, как своей, так и других народов. При этом умышленно «забылось» о докавказской родине армян, Восточной Анатолии. В отличие от историков- фальсификаторов, отдельные исследователи-арменоведы ХХ века в своих трудах однозначно констатировали формирование армянских племен в указанном географическом ареале. Так, в своих исследованиях профессор Гр. Капанцян подчеркивал, что роль и место Восточной Анатолии в истории армянского народа заключается в том, что именно эта территория «первичный домен или колыбель, их (армян-ред.) прародитель и главный этнофермент, их языковый и культурный первоостов, их этнологический облик» (2. с.236). И эта констатация однозначно подтверждает географические рамки, исторический ареал образования армянского субстрата.
Но армянство пыталось всеми правдами и неправдами, обманом и ложью достичь поставленной цели, которая оправдывала бы все средства в образовании своей вымышленной государственности на чужой территории, а именно на исконных землях Азербайджана.

Проект Лазарева-Аргутинского недолго фигурировал в политических кругах империи, поскольку послеекатерининская Россия потеряла к этой фальсификации всякий интерес. Это подтверждают даже современники-арменоведы. (3.с.14).
Но армянство всячески старалось оставаться в центре внимания политических кругов империи, пытаясь включить «армянский вопрос» в приоритетные задачи внешней политики России.

После подписания Туркменчайского мирного договора, заключенного 10 февраля 1828 года, Николай I, в целях утверждения своей политической власти и образовании этно-социальной базы в мусульманской стране, автохтонное население которого не принимало инородное, иноземное и инокон-фессинальное управление, сделав ставку на восточных армян, издал «высочайший указ» от 21 марта 1828 года, в котором говорилось: «Силою трактата с Персией заключенного 10 февраля 1828 года, присоединенные (завоеванные -ред.) к России Ханство Эриванское и Ханство Нахчыванское повелеваем во всех делах именовать отныне областью Армянской» (подчеркнуто нами — ред.). Так, на исконных азербайджанских землях — Чухур-Саад, где во второй половине XVIII — начале XIX вв. существовали Иреванское и Нахчыванское ханства, появилась новая административная единица- «Армянская область», охватившая исконные земли Азербайджана. Эта дефиниция, впоследствии трансформировавшись в Эриванскую губернию, на базе которой была образована Армянская (Араратская) Республика, фальсификаторами-арменоведами стала именоваться «Восточная Армения», включив после установления большевистской власти в свои географические рамки часть исконных земель Гарабага — Зангезур.

В ходе завоевания азербайджанских земель Российской империей ар-мянство воспользовалось колониальной политикой России в регионе, задача которой состояла в «разжижении» мусульманского пласта и образовании христианской прослойки в этно-конфессиональной структуре населения Северного Азербайджана. Массовое переселение армян из шахского Ирана и Османской империи в северные земли Азербайджана послужило дивидендом для армянства в его интеллигибельной идее. В этой переселенческой кампании активную роль играли полковник Л.Е.Лазарев и подполковник кн.М.З. Аргутинский-Долгоруков. Подавляющее большинство переселенных армян после заключения Туркменчайского и Адрианопольского договоров было размещено на землях бывшего Иреванского ханства. Это способствовало увеличению их удельного веса в этно-конфессиональной структуре населения. Если в 20-х годах XIX века численность армян составляла 9,37% всего населения страны, то в 30-х годах XIX века в трех губерниях Северного Азербайджана, в Бакинской, Елизаветпольской и Иреванской, численность армян в процентном соотношении достигла 21,2% (4.с.233).

Вышеуказанные факты неоспоримо доказывают, что в силу приоритетов колониальной политики Российской империи, которая сводилась к усилению политической власти метрополии на завоеванной территории, в частности, в Северном Азербайджане, часть исконных азербайджанских земель колонизировалась армянским элементом. И умышленно «запамятовав» социально-политические процессы первой трети XIX века, арменисты современности не желают обращаться к историческим реалиям вышеуказанной хронологической рамки. Упорствуя в нежелании признать, что никакой «исторической территории» армян на Кавказе никогда не было, и «Восточная Армения», как территориально-географическое деление в ареале Южного Кавказа не существовала, арменисты — фальсификаторы все же продолжают свободно оперировать этой дефиницией, при этом демонстрируя свои неоправданные и необъяснимые притязания на исконные азербайджанские земли — Иревана.

Между тем весьма красноречивы средневековые первоисточники, реальные свидетели исторической истины, неоспоримо доказывающие, что армянское население в XVII веке в Иревани не проживало. Об этом писал в своих трудах известный французский путешественник Жан Шарден. Во время своего путешествия в Исфаган (1673 г.) он проездом посетил Иреван. В дневниках Ж. Шардена отнюдь не упоминается об армянском элементе, однако особо подчеркнуто, что в городе проживали «чистокровные сефевиды».(5.с.21.)

Бредовые идеи армянства разоблачают также средневековые перво-источники османского периода. Среди них особую ценность представляют дэфтеры (реестры), составленные писарями османских султанов в двух видах: «муфассал дэфтер» — пространный реестр и «иджмал дэфтер» — малый реестр. Главная задача этих дэфтеров заключалась в определении размеров и форм налогообложения податного населения, распределении ленов и фиксировании доходов рентопользователей — тимариотов (держатель тимара, военный лен, представляющий собой условное феодальное земельное владение, существовавшее в Османской империи вплоть до отмены военно-ленной системы 1839 г.- ред.) и зиамов (держатель зиамета, более крупное условное военно-феодальное земельное владение в Османской империи, также упраздненное в 1839 г. -ред.) Составляя эти дэфтеры, административная система Османской империи не только контролировала налогово-земельную структуру государства, но также освещала этно-конфессиональную номенклатуру населения, включенного в географические рамки Османской империи в ходе завоевательных войн султанства.

В ходе сефевидо-османских войн, в конце XVI — начале XVII и в первой трети XVIII вв., Иреванская область, составная часть Чухур-Саадского бейлербекства, была включена в территориальные рамки Османской империи. Административно-управленческая система султанства в вышеуказанных хронологических рамках, в целях контроля над налогообложением данной территории, проводила описания социально-экономического характера, т.е. составляла дэфтеры. По Иреванской области в 1590 и 1728 гг. были составлены два муфассал дэфтера (пространных реестра) -, в 1595 и 1728 гг. два иджмал дэфтера (малых реестра), а в 1603 году сиджил дэфтер, т.е. реестр судебных решений.

На основе сведений из этих источников достаточно четко освещается социально-экономическая ситуация, а также этно-конфессиональная структура населения вышеуказанной территориально-географической единицы. Указанные первоисточники были написаны на османском и являются ценным первоисточником для изучения истории Азербайджана в ходе продолжительных сефевидо-османских войн на протяжении XVI-XVIII вв.

Только малый реестр — иджмал дэфтер 1728 года, составленный в ходе последней, седьмой сефевидо-османской войны, в переводе на азербайджанский язык с дополнениями и комментариями был издан акад. З.Буниятовым и востоковедом Х. Мамедовым (Гараманлы) в 1996 году.(6.) Заслуга авторов -переводчиков малого реестра — иджмал дэфтера 1728 года, заключается в том, что они включили в научный оборот азербайджанкой историографии ценный первоисточник, категорично развенчивающий бредовые идеи арменоведов-фальсификаторов и их территориальные притязания на исконно азербайджанские земли.

Малый реестр — иджмал дэфтер 1728 года ясно показывает, что в первой трети XVIII века азербайджанцы доминировали на территории Иреванской области. И эта констатация базируется на статистических фактах. Так, по сведениям данного первоисточника, тимариаты и зиамы — владельцы условных земельных лен, в пяти областях (нахие) — Гырхбулаг, Карби, Веди, Абаран и Дарачи-чага — были азербайджанцами, и армянский элемент в этих малых уделах не фиксировался.

Малый реестр — иджмал дэфтер 1728 года также отражает демографическую картину данной территории, где, согласно конфессиональной градации мусульманского населения области, одну часть селений Иреванской области населяли кызылбаши-шииты, а другую — сунниты. Следовательно, эти исконно тюркские земли населяли азербайджанцы, конфессионально дифференцированные вследствие исторических казусов на шиитов и суннитов.

Вышеприведенный источник османского периода является свидетелем исторической истины, которой гнушаются фальсификаторы истории, В связи с этим на ум приходит крылатое изречение Марка Туллия Цицерона:«Кто настолько глух, что даже от друга не хочет услышать правды, тот безнадежен». «Армянский синдром» безнадежен тем, что свой миф он видит в кривых зеркалах. Но перед правдой ему не устоять, ибо правда «всегда проступает сквозь туман»

Хаджар Вердиева
доктор исторических наук

 _____________

Литература

1.А.Р.Иоаннисян. Россия и армянское освободительное движение в 80-х годах XVIII столетия. Ереван, 1947.
2.Гр. Капанцян. Хаяса -колыбель армян. Этногенез армян и их начальная история. Ереван, 1947.
3.М.А.Мурадян. Идея армянской государственности во внешней политике России(XVIII-XIX вв.)( в сб: Вестник РАУ (серия гуманитарных и общественных наук).№1, 2003.
4.Вердиева Х.Ю.Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку, 1999.
5.Jan Şarden. Parisdən İsfahana səyahət.Bakı,1994
6.İrəvan əyalətinin icmal dəftəri. Bakı,1996. (Araşdırma, tərcümə, qeyd və əlavələrin müəllifləri.)