Специфика межгосударственных границ на Южном Кавказе состоит в том, что они возникли в результате административно-территориальных реформ, проведенных вначале Российской империей, а затем советским режимом.

Однако, если при этом царское правительство полностью игнорировало принцип этнического единства, то смысл относительно либеральной политики советского руководства в отношении национальных окраин внешне заключался в том, чтобы погасить очаги национального напряжения. При этом вариативность и в то же время непоследовательность данной политики большевиков, порождавшая множество компромиссов, диктовалась их недостаточным контролем над территориями и населением национальных окраин. Одно лишь декретирование при создании конкретного национально-территориального образования еще не означало, что большевики имели ясное представление и политические рецепты воплощения в жизнь своих решений.

Эти решения не всегда основывались на заранее подготовленном плане с выверенным рисунком этнических границ. Чаще всего при организации нового территориального образования изначально сталкивались различные политико-идеологические и экономические приоритеты, а также разные групповые интересы. И все это сопровождалось конфликтами и кулуарными решениями. В результате, многие решения, формировавшие первоначальные административные границы, впоследствии то и дело пересматривались.

Казалось, что после предоставления автономных статусов Нахчывану и Нагорному Карабаху в составе Азербайджанской ССР, Южной Осетии, Абхазии и Аджарии — в составе Грузинской ССР, в период 1921-1922 годов границы советских республик Южного Кавказа наконец-то примут окончательные очертания. Однако теперь большевистское руководство считало необходимым привести эти границы в соответствие с задачами решения прежде всего экономических проблем республик. Эта рутинная работа началась уже в процессе объединения республик в рамках Закавказской федерации.

22 августа 1922 г. в Чрезвычайным комиссиям Азербайджанской ССР, Армянской ССР и Грузинской ССР поступил приказ за подписью председателя Закавказской Чрезвычайной комиссии, в течение 24 часов с момента получения упразднить пограничные заставы, охранные и контрольные пункты. Как отмечалось в приказе, государственными границами отныне стали считаться границы с Турцией и Персией. Границы же между южнокавказскими республиками потеряли значение разделительных государственных линий и стали относиться к вопросу о союзно-административном делении.

В справке, подготовленной народным комиссариатом земледелия от 22 октября 1922 г., приведены подробные сведения об изменениях границ Азербайджанской ССР после советизации: «Вся территория Азербайджанской ССР составляла 7989105 десятин (1 десятина = 0,0109 кмавтор). Из указанной общей площади:

а) от Газахского уезда отошло к Армении 379984 десятин;

б) от бывшего Зангезурского уезда отошло к Армении 405000 десятин;

в) от Борчалинского уезда к Азербайджану 79600 десятин. Таким образом, территория Азербайджанской ССР в настоящее время составляет 7283721 десятину».

Если верить этим данным, то с уверенностью можно утверждать, что несмотря на официальную советскую статистику, общая площадь территории Азербайджанской ССР уже к 1922 году не превышало 80 тысяч км2. А учитывая те территориальные потери, которые имела Азербайджанская ССР уже в период Закавказской федерации, о некоторых из которых мы будем говорить ниже, то ситуация вообще складывается интересной.

После ликвидации пограничных барьеров между смежными уездами трех республик Южного Кавказа начались раздоры и трения вокруг права пользования пастбищами, водными источниками и пр. Поэтому 5 февраля 1923 года Президиум Закавказского Центрального Исполнительного Комитета (ЗакЦИК) принял постановление о создании специальной земельной комиссии для проведения границ уездов. В конце 1925 года для решения земельных споров Азербайджана с Арменией и Грузией была создана специальная тройка при Азербайджанском Центральном Исполнительном Комитете (АзЦИК) в составе Д.Буният-заде (председатель), М.Д.Багирова и Т.Шахбази. АзЦИК поставил перед ЗакЦИК вопрос о пересмотре всех прежних пограничных договоренностей, за исключением тех, по которым достигнуто согласие представителей Азербайджана.

Вплоть до конца 20-х годов наиболее острые пограничные споры вспыхивали между Газахским, Губадлинским, Джебраильским уездами Азербайджанской ССР, а также Нахчыванской АССР с одной стороны, Дилиджанским, Ново-Баязетским, Даралагезским уездами Армянской ССР — с другой. Остро стоял вопрос о землях и лесах Шиних-Айрумского района между Газахским уездом Азербайджана и Дилиджанским уездом Армении.
На заседании земельной комиссия ЗакЦИК 11 января 1927 года под председательством С.Касьяна между народными комиссарами земледелия Армянской ССР А.Ерзикяном и Азербайджанской ССР Д.Буният-заде было достигнуто соглашение, отражающее предложения правительства Армении по обследованию Шиних-Айрумского района Газахского уезда в сентябре 1925 года.

Данное соглашение было утверждено постановлением ЗакЦИК от 18 февраля 1929 года. Согласно документу, Дилиджанскому уезду Армянской ССР был передан участок площадью в 4000 десятин Шиних-Айрумского района Газахского уезда АССР. В качестве «компенсации» АзССР передавалось армянское селение Башкенд (3485 десятин), но с условием, что за счет южной части Шиних-Айрумского района для села Башкенд будет выделена полоса летних пастбищ, которая территориально должна была связать это селение с Дилиджанским уездом Армянской ССР. Таким образом, армянскому населению села Башкенд фактически предоставлялся коридор в Армению.

В пользу армянской стороны решались большинство споров и по другим участкам границы между Газахским уездом Азербайджанской ССР и Дилиджанским уездом Армянской ССР. В целом, как видно из доклада земельной комиссии от 1928 года о пограничных спорах между Азербайджаном и соседними республиками, от одного только Газахского уезда Азербайджана передано Армянской ССР 75904 десятин пригодной для использования земли и 79208 десятин непригодной. Таким образом, население Газахского уезда лишилось 50% площади эйлагов.Присоединение западной части Зангезура к Армении в июле 1921 года, а также административные изменения в Карабахе с целью определения границ армянской автономии обострили ситуацию с проведением границ между Зангезурским уездом Армянской ССР и отдельными уездами Азербайджанской ССР. Как видно из архивных материалов, эти территориальные споры решались не в пользу Азербайджана.

Так, согласно докладу заведующего земотделом Шушинского уезда Рогозина от 26 июля 1923 года, при разрешении пограничного спора между кочевниками Зангезурского и Шушинского уездов 20 участков летовок были переданы армянской стороне во избежание вооруженной стычки. На заседании Президиума ЦК АКП (б) 25 декабря 1924 г. был заслушан доклад М.Б.Касумова о пограничных спорах между Губадлинским уездом Азербайджана и Зангезурским уездом Армении. Докладчик привел жалобы жителей 13 мусульманских селений, которые после проведения комиссией ЗакЦИК границы оказались в составе Зангезурского уезда Армянской ССР. Постановлением Президиума ЦК АКП(б) требование крестьян было отклонено и решено провести в жизнь постановление ЗакЦИК.

18 февраля 1929 года Закавказский ЦИК принял постановление о передаче сел Нюведи, Ейнадзор и Тугут Джебраильского уезда АзССР в административное управление Армянской ССР. Вопреки условиям Карсского договора, по которому Армянская ССР официально признала границы Нахчывана в составе Азербайджанской ССР, постановлением ЗакЦИК от 18 февраля 1929 года без каких-либо оснований и согласия Турции, как гаранта статуса Нахчывана, его границы были изменены, и селения Гурдгулаг, Горадиз, Хачик, Агбин, Агхач, Алмалы, Дагалмалы, Итгыран, Султанбей, Горчеван, часть земель села Килид были переданы Армянской ССР. Общая площадь переданных селений составила 658 км2.

Все это представляло собой грубое нарушение условий Московского и Карсского договоров о статусе и границах Нахчыванской АССР. За счет сел Джебраильского уезда и Нахчыванской АССР, переданных в 1929 году Армянской ССР, в ее составе в 1930 году был создан Мегринский район. В результате Нахчыванская АССР окончательно была отрезана по суше от остальной части Азербайджана, перейдя в положение эксклава.

Таким образом, процесс определения границ между Азербайджаном и Арменией в период после образования Закавказской федерации явился результатом противоречивого сочетания этнических и хозяйственно-экономических критериев. С точки зрения властей, таким образом решалась главная задача: границы между республиками были приведены в соответствие с новыми приоритетами развития экономической инфраструктуры региона. Однако с самого начала вопрос пограничного размежевания между республиками решался за счет одних в ущерб других (в данном случае Азербайджана — автор). В результате подобных экспериментов во второй половине 20-х годов Азербайджанская ССР лишилась в пользу Армянской ССР значительных территорий в Газахском уезде, Карабахе, Нахчыванской АССР.
С другой стороны, границы, которые были уже согласованы и нанесены на карты в конце 20-х годов, очень часто не находили свое отражение в натуре. Весь этот комплекс противоречий вновь делал границы между республиками очень зыбкими и расплывчатыми, создавая тем самым условия конфликтам в последующем, которые тут же приобретали национальную окраску.