Тофик Аббасов,

Главный редактор газеты «New Baku Post»

Главным дискурсом армянской внешней политики остается навязывание мировому сообществу боли от нескончаемых бед, которые де обрушились на древний и цивилизованный народ.

Повторное объявление национальлной независимости в конце прошлого века не изменило заглавной традиции самоидентификации.

Армения продолжает выдавать себя за жертву и пытается нажиться на мольбе. И не только. На кону получение компенсаций от правопреемницы Османской империи — Турции и присвоение исконно азербайджанских земель.

Достижение заветной мечты требует раскручивания лживой и бесстыдной пропаганды с изощренной фалсификацией истории и настоящего. Потому армянская пропаганда прессингует, по ходу переформатируя масштабы «национальной катастрофы». Цифры трагедий и потерь растут в геометрической прогрессии.

ДАННОСТЬ

Беспристрастные историки и специалисты архивного дела недоумевают, почему статистика армянских потерь постоянно разнится.

В Восточной Анатолии — бывшей окраине Османской империи, компактно живших армян было не более миллиона. А по некоторым источникам, к моменту начала Первой мировой войны их и вовсе было не более, чем 600 тысяч.

Коль так, то каким образом речь может идти о шокирующих масштабах трагедии, унесшей жизни 1,5-2 миллиона человек? А в наши дни некоторые исследовательские центы армянской истории озвучивают цифру аж в 2 с половиной миллиона. Статистика раздувается с одной целью, чтобы подвести базу под не имевший место «геноцид».

Искусственно наращивая поток мифических жертв, Ереван внушает миру, что правительство младотурков полностью истребило армян. Но если так, то откуда взялись армяне Ливана, Сирии, Египта, Палестины, других государств? В конце концов, что стало причиной рождения разветвленной зарубежной диаспоры?

Армяне этих стран и есть потомки тех переселнцев, которых младотурки вывезли из Восточной Анатолии в годы Первой мировой войны, дабы покончить с сепаратизмом и предательством в тылу.

В новые времена нацинальная элита армян, взращенная на традициях ксенофобии и исторической неудовлетворености, продолжает терзать себя и других навязчивой идеей возвращения так называемых утраченных ареалов. Отсюда и исходят насильственные попытки утвердиться на землях, на которых исторически обосновались азербайджанцы.

Но парадокс в том, что армянский национализм с одной стороны наступает, демонстрируя чудовищную жестокость и кровожадность, а с другой плачет навзрыд, выпячивая наивную жертвенность. Не потому ли, что попытка разжалобить мир и заручиться его состраданием, поставлена на службу геополитических интересов? Армянские источники искусственно завышают масштабы своих потерь, злоупотребляя неосведомленностью мировой общественности.

КОНТРАСТЫ

Факты, как говорится, категория неумолимая. Ими можно манипулировать, но до поры-до времени. Сфокусируемся на информацию о Сумгайытских и Бакинских событий, соответственно, 1988 и 1990 годов, а также трагедии в азербайджанском городе Ходжалы от февраля 1992 года. Армянские источники искусственно завышают масштабы своих потерь, злоупотребляя неосведомленностью мировой общественности.

Вот характерный пример: они распространили по миру известие об убийстве в Сумгайыте более тысячи человек, а прокуратура СССР обнаружила всего лишь убийство 32 человек. Причем 26 из них были армянами, а 6 человек — азербайджанцами. Примечательно, что армянская сторона всячески замалчивает не только факт гибели азербайджанцев, но и то, что главным организатором беспорядков и убийств в Сумгайыте был этнический армянин-рецедивист Эдуард Григорян.

В ходе Бакинских событий января 1990 года, когда пятая колонна Еревана спровоцировала кровавый сценарий, действительно погибли люди. Армян погибло всего лишь 13 человек и около десяти азербайджанцев.

И тут источники соседней страны внушают миру мифы о реках армянской крови, дескать, лившихся по улицам Баку. Вызвавшие эти события тайные агенты и провокаторы действовали по указке Москвы и Еревана, чтобы развязать руки расквартированным в Баку Советским войскам и предотвратить надвигающийся выход Азербайджана из состава СССР.

20 января, как известно, жестокая цель была достигнута. Реки крови полились. И с тех самых пор азербайджанский народ, как и подобает несгибаемой общности, не спекулирует на этой трагедии и с честью признает, что ужасающие жертвы разбоя Советской Армии были принесены на алтарь национальной свободы.

Вот что говорит хроника 23 летней давности: в осуществлении карательной операции под характерным названием «Удар» против мирных демонстрантов участвовало 60 тысяч военнослужащих. Спецподразделения «Альфы» занимались нейтрализацией политических активистов и лидеров общенационального движения.

В результате зверств резервистов армянской национальности, привезенных из Ростова-на-Дону, Крансодара и Ставрополя, хладнокровно были убиты 147 человек, 24 из которых женщины и дети. Около 700 человек были ранены и около 30 человек оказались без вести пропавшими.

И, наконец, леденящая кровь черная статистика трагедии города Ходжалы:

В результате нападения армянсикх бандформирований на мирный город 613 человек погибло. Из них 63 — дети, 106 — женщины. 8 семей уничтожено полностью. 155 жителей 10-тысячного города оказались без вести пропавшими, а 1275 человек были пленены. Большинство из них в результате пыток и нечеловеческого обращения погибло.

Азербайджанская сторона с достоинством выдержала тяжесть потерь, не делая попыток спекулировать на сострадании сообщества, как это делают в Армении.

Приведенная статистика все эти годы остается неизменной. То есть не было попыток раздуть масштабы потерь. Это цена за свободу, которую азербайджанский народ заплатил в бескомпромиссной борьбе с коварным врагом.

ИТОГ

Судьбу развития, как известно, предопределяет креативность элиты. В Армении это качество поставлено на службу взращению конфликтов с соседями и раздуванию национальной боли. В силу этого страна отстала от развития, как системно больной с пораженными жизнеобеспечивающими органами.

В результате возник один из уродливых парадоксов современности, когда отечество армян чахнет, а ее зарубежная диаспора разбухает.

Те, кто грезит о времени собирания камней, кажется, торопятся.

У власть имущих есть дело поважнее — заставить мир рыдать вместе с армянской общностью и превратить неивданное доселе иждивенчество в норму для отечества и ее диаспоры. Хотя предпосылки, некогда вызвавшие разброс этноса по миру и раздвоение идентичности, давно исчерпаны.